ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поезд остановился на станции «Водопады Акамэ». Площадь казалась лоскутным одеялом, сшитым из блеска полуденных лучей и тьмы. Я проголодался. Но автобус с надписью «Автолиния Миэ» уже стоял на остановке в ожидании пассажиров. Их было совсем немного. На краю площади, закрываясь от солнца зонтиком, стояла женщина. Стояла совершенно неподвижно. Я обернулся. Ая стояла так же неподвижно, глядя в одну точку перед собой. Глаза её пылали. Я вздрогнул.

Почувствовал, что что-то случилось. Лихорадочное возбуждение, сверкавшее в её глазах всё то время, что мы ехали в поезде, исчезло бесследно. Безлюдная улица немо уходила вдаль. Лучи летнего солнца яростно высвечивали мостовую, словно подчёркивая царившее вокруг безмолвие. Такое выражение бывает, наверное, только у того, кто смотрит в лицо своей смерти. Автобус тронулся, и перед моими глазами ещё раз промелькнула женщина с зонтиком.

Минут через двадцать мы приехали на остановку «Туристический Комплекс Акамэ». Комплекс был хаотичным скопищем строений, утопавших в густом лесу. Мы сели за столики и выпили пива, дожидаясь, пока принесут рис со свиной котлетой. С тех пор как Ая села в автобус, её глаза были совершенно безжизненны. Она глядела в одну точку и на меня не взглянула ни разу. Пиво было безвкусным. Наверное, я сумел убедить себя в том, что ем и пью «напоследок». Но был настолько голоден, что готов был съесть что угодно.

Часы на стене показывали почти три пополудни. Стрелки едва ползли. Меня то и дело мучило ощущение, что я должен что-то сказать. Но слов не было — ни единого. Ая допила своё пиво — «напоследок» — и тихо сказала:

— Тебе, наверное, нельзя.

Не удержавшись, я взглянул ей в глаза. Ая отвернулась. Нам принесли еду. Еда тоже была безвкусна. Я и здесь оказался невольно, сбившись с пути в той предательской пустоте. Моё присутствие здесь было бессмысленно, и потому не вызывало во мне ни благоговения, ни интереса. Я оказался здесь «волей случая». Словно неизвестный и неподвластный мне случай повелел этому случиться. И швырнул меня вот сюда.

Ая молча ела рис со свининой. «Тебе, наверное, нельзя»… Что это могло значить? И в каком месте её сердца родились эти слова? Смертельный холод снова растекался по мне, медленно сковывая плоть и душу. Я не съел и половины. Ая же съела всё — даже соленья. Теперь мы отправимся смотреть на водопады. А дальше что?

По счёту снова заплатила Ая. Кроме той столовой в Тэннодзи, где мы позавтракали вчера утром, все три дня, что мы провели вместе, за всё платила она. Судя по рисованной карте с названием «Достопримечательности сорока восьми водопадов Акамэ», которую нам дали в столовой, водопадов было около двадцати, причём некоторые из них находились довольно высоко в горах.

Мы пошли по тропе вдоль горного ручья. В том же направлении шли ещё человек десять. Были и семьи. Облачённые в зелёные летние одежды горы дрожали на ветру. Тропа была влажная. Полутёмная, она петляла в густой тени деревьев — буков, клёнов, дубов, вязов и елей. После городской жары воздух казался свежим и почти прохладным. Мерно и напряжённо стрекотали вечерние цикады.

Через некоторое время справа показался первый небольшой водопад — Монашеский. Потом слева показался ещё один — Сердце Змеи. Очевидно, в этих краях тоже бытовала легенда о змее в облике прекрасной принцессы. Мы шли дальше, и вскоре с перекинутого через ручей моста увидели Водопад Бесстрастия. Этот был большой. Под могучим потоком воды виднелись отвесные скалы.

Ручей назывался Дзёроку и был в два кэн[42] шириной. Несколько человек стояли на мосту, глядя на воду. Я тоже посмотрел вниз и увидел в кристально чистой воде стайку пескарей. Мы пошли дальше, встречая на пути всё новые водопады с быстро мчащейся водой и скалами странной формы. Девичий Водопад, Водопад Восьми Циновок, Водопад Богини Сэндзю.[43] Все они были похожи — быстрый поток воды да ступень в скале — но Водопад Богини Сэндзю был намного красивее других. Чёрная бабочка перелетела через ручей. Я хотел как можно скорее уйти подальше вглубь гор — туда, где кроме нас никого не будет. Что бы ни ждало меня там, я хотел поскорее оказаться вдали от людей. Я почему-то думал, что тогда смогу, наконец, обрести покой. Но на самом деле не я, а она шла вперёд, с каждым шагом уходя всё дальше и дальше в горы. Она шла упорно, не говоря ни слова. Будто твёрдо знала дорогу к месту, где её поджидает смерть.

Ая остановилась. Опустила руку в стремнину. Подняла с земли камень и бросила его в воду. Я отчётливо увидел, как он лёг на дно, как вода отмывает его от грязи. Рыбы мгновенно исчезли.

— Красивое место, правда?

— Да… — неопределённо проговорил я в ответ. Раздражаясь на себя ещё больше.

— Знаешь, мой брат вообще-то должен был сюда со школьной экскурсией приехать, когда ещё в младших классах учился. Но денег у нас не было, и мамка притворилась, что заболела. Обманула его. И велела сказать учителю, что на экскурсию он поехать не сможет. Мол, ему за больной матерью ухаживать надо. Вот он и не поехал. А мамка потом рассказывала, что он в тот день с утра и до вечера понурый ходил. «Бедный Дзён Ниён, — говорит, — нехорошо я с ним поступила». А потом, когда и правда заболела и уже поняла, что скоро умрёт, сказала: «это кара мне небесная!»

Звук водопада, казалось, стал громче.

— А меня она в тот день отпустила. На гору Кабутояма, в Такарадзука. И до Акамэ, видишь, добралась. А про его экскурсию я вспомнила, когда мы в автобус садились. Тяжёлая всё-таки штука воспоминания. На душе вдруг так пусто стало…

— А у вас все воспоминания такие?

— А брату уже от этого места радости не будет. Хотя место и вправду хорошее. Да только это ему тогда нужно было, в пятом классе. А прошлое-то не вернёшь. Вот он и позарился на чужие деньги, чтоб получше пожить.

— Это уж точно…

— Он сюда не смог приехать, а я, видишь, смогла. Напрочь об этом забыла, даже на станции не вспомнила, когда ту фотографию увидела. Я ж тогда ещё в первом классе была, сколько лет прошло… А как села в автобус, вдруг вспомнила, как мне мамка про это рассказывала.

— Я рад, что приехал сюда с вами.

— Хорошо тут…

Сказано это было так, словно она хотела сказать что-то другое и в последнюю секунду передумала. «Тебе, наверное, нельзя»… Чёрт, неужели она во мне разочаровалась?

Через некоторое время мы вышли к Водопаду Полотна. Водопад был просто великолепный, высотой метров тридцать, не меньше. Словно свешенное полотно, вода ниспадала в тёмный зеленовато-голубой бассейн. В густой тени горного склона вода медленно вращалась, мерцая в сумраке. Дна видно не было. Похожий водопад был на реке возле моего родного города. У самого дна сбоку был вход в пещеру, и бабка рассказывала, что «там внутри богиня-покровительница моста сидит, прялочку вертит».

Прямо над Водопадом Полотна был глубокий бассейн под названием Драконий Горшок. Вода, на миг попав в него, сразу же мощным потоком обрушивалась дальше — в Водопад Полотна. Лучшего места для самоубийства не придумать. Стоит только скользнуть из Драконова Горшка вниз, и череп в один миг раскрошится о торчащие внизу скалы. Я замер, глядя на стремительно несущийся по каменному ложу поток.

Словно разгадав мои мысли, Ая встала рядом и долго смотрела на бассейн. Разумеется, ещё не время. Сверху по тропинке спускались люди. Мы поднимались уже почти час.

Я шёл всё дальше и дальше. Разочаровалась ли она во мне? Если так — ладно. Никуда я не убегу! Умру с ней за компанию — разве жалко? Ледяная кровь бурлила, кипела в жилах.

В то же время мне стало казаться, что если она действительно разочаровалась во мне, то никакого смысла умирать вместе уже не было. И вообще в смерти — любой смерти — смысла нет и быть не может. Как и в жизни, в этой мимолётной вспышке света. Мы шли дальше, прошли Бассейн Топора, Водопад Вьющихся Глициний, Водопад Иньян, Бассейн Котелка. Все они были изумительно красивы. Под одним из водопадов, раздевшись догола, стоял мужчина, подставляя тело под брызги. Солнце уже склонилось к закату, и местами на земле лежала густая тень горы.

вернуться

42

Мера дайны, равная 1,82 м.

вернуться

43

Тысячерукая и тысячеглазая богиня милосердия.

38
{"b":"270248","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зима
Жена в наследство. Книга 1
Канун Всех Святых
Экономика на пальцах: научно и увлекательно
Жизнь взаймы
Вторая жизнь майора
Чеширский сырный кот
Кари Мора
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию