ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Есть огромная разница между снисходительной жалостью и состраданием. Такого рода жалости присущ взгляд сверху, она унижает, не принося никакой реальной помощи и избавления. Это хорошо понимал Бальзак: "Труднее всего человеку терпеть жалость, если он сам вызывает ее. Ненависть - возбудитель. Она заставляет жить, побуждает к мщению. Жалость же убивает, делает нас уязвимее" ("Шагреневая кожа"). Действительно, жалость может стать разящим оружием против агрессора. Однажды мой приятель, будучи в Италии, легко "победил" огромную — размером с маленькую лошадь - собаку, неаполитанского мастифа по кличке Тито; для этого он всего лишь несколько раз повторил со щемящей жалостью в голосе: "Бедный Тито... Бедный Тито..." Собака, готовая вначале разорвать моего приятеля на куски, легла вдруг на пол и принялась жалобно скулить.

Жалость разъединяет людей, а сострадание наводит мосты взаимопомощи и взаимопонимания. Сострадание, основанное на сочувствии, а не на жалости, делает людей равными. Испытать по-настоящему к другому можно лишь то чувство, которое испытал на самом себе. Таким образом, сострадание есть проявление естественной тяги ко всеобщему равенству. Если жалость лишает нас достоинства, то сострадание утверждает его. Здесь кроется одна из важнейших причин, почему тюрьмы не излечивают общество от преступности, а, наоборот, создают благодатную почву для ее роста: их обитателей лишают там достоинства.

Сострадание привносит в самоконтроль храбрость и доброту, благодаря чему появляется эмоциональная основа терпимости по отношению к окружающим. Терпимость же, основанная на сострадании и понимании, дает возможность контролировать свои реакции на действия других людей и тем самым укрепляет Силу Личности.

Однажды, участвуя в одной университетской конференции, я во время банкета оказался за столом с профессором, который с энтузиазмом говорил о снах, пророчествах, предсказаниях и прочих подобных явлениях. Молодая привлекательная женщина, сидевшая напротив, стала спорить с профессором, то и дело прерывая его. Она не желала принимать ничего из того, о чем шла речь, и меня неприятно поразил цинизм, которым был проникнут ее скепсис. Ее возражения показались мне крайне односторонними и поверхностными. Чем больше разгорался, а вернее, превращался в бессмысленную перебранку спор, тем меньше я получал удовольствия от ужина. К десерту наша собеседница вызывала у меня такое раздражение, что я просто не мог есть. Через час с небольшим я оказался наедине с профессором и стал выражать свое сочувствие, чтобы хоть как-то поднять его настроение — он был как в воду опущенный. Я спросил, неужели он все еще переживает этот бессмысленный спор за столом, и он объяснил, что дело отнюдь не в споре. После ужина он решил продолжить беседу с женщиной, желая сгладить неприятное впечатление, возникшее, как ему казалось, у обоих. С глазу на глаз она рассказала ему следующее: ей однажды приснилось, что ее шестилетний сын погибает под колесами автомобиля;   вскоре после этого мальчик действительно попал под машину возле самого дома. Все это произошло сравнительно недавно — около двух лет назад; ее душу до сих пор переполняет ужас, и она не может забыть ни увиденного сна, ни трагической гибели ребенка.

Я понял, что моя неприязнь и раздражение за ужином зиждились  на ложной  основе.  Из семян моих ложных предпосылок  выросло целое дерево нетерпимости, принесшее горькие плоды фальшивых заключений, поверхностных суждений и недобрых мыслей. Очень часто сплетни и основанные на полуправде и полном неведении   предположения   искажают   наше   представление   о реальности и ослабляют Силу Личности. Мы, к сожалению, редко знаем, что в действительности определяет те или иные человеческие поступки. Будь мы осведомленнее, мы не так легко поддавались бы сплетням, предубеждениям, решительнее искали бы подлинные причины — задавая вопросы и терпеливо ожидая ответа, — если, конечно, наше вмешательство уместно или необходимо.

И наконец, третий ключ к самоконтролю  — терпение. Самоконтроль   растет,   словно   тонкая  былинка, — трудно  увидеть процесс роста, налицо лишь результат. Без существенной доли терпения самоконтроль невозможен, а основная цель личности — обретение уверенности в своих силах — недостижима. Терпение лишает храбрость безрассудства и делает сострадание осмысленным. Само по себе терпение также требует храбрости, снисхождения и сострадания. В современном мире электронной взаимосвязи, бешеных скоростей, постоянной спешки терпение часто рассматривают как проявление слабости и пассивности. Амброаз Бирс в "Словаре дьявола" дал такое определение терпению: "Легкая форма отчаяния, замаскированная под добродетель".

Настоящее же терпение — выдержка, упорство — требует высокой степени творческого напряжения. Такого рода напряжение — одна из "клеточек" Силы Личности. Старое предостережение — "Бойся ярости терпеливого человека" (Джон Драйден) — подчеркивает скрытую мощь терпения. Терпение может и довести до безумия, и стимулировать творчество, созвучное нашему времени. Терпение — это надежда и вера в будущее. Терпение — это зима наших чувств, без которой наши весенние желания никогда не могли бы прорасти.

Терпение зиждется на ответственности, порождаемой любовью.

Одна  моя  знакомая  жила с двумя дочерьми — муж бросил ее и детей. Как-то вечером в момент глубокого отчаяния она открыла ящик домашней аптечки, вытащила пузырек со снотворным, приняла большую дозу, легла на кровать и стала ждать смерти. Неожиданно ее младшая четырехлетняя дочь вошла в спальню — какое-то инстинктивное, видимо подсознательное чувство надвигающейся трагедии, подтолкнуло ребенка. Забравшись в постель к матери, девочка обняла ее и стала шептать: "Я люблю тебя, мама... Я не могу без тебя жить... Пожалуйста, не оставляй меня..." Мать была так потрясена чуткостью дочери, что нашла в себе силы встать, дойти до ванной комнаты и принять рвотное. Так она сумела обрести терпение, необходимое для жизни и заботы о своих дочерях. Очень часто в самом начале какого-нибудь нового дела люди теряют терпение, а потом им уже не хватает сил, чтобы надеяться, мечтать, искать, бороться и даже жить. Вся история человеческих бед и крушений написана красными чернилами нетерпения. Почти вся история личного, национального и межнационального   насилия — цепь   проявлений человеческого нетерпения. Недаром Будда изрек однажды, что труднее найти обыкновенного терпеливого мужчину, чем полководца, обрекшего тысячи людей на смерть в битве. То, что в данном контексте речь идет о мужчине, не случайно: как женам и матерям, женщинам больше свойственно терпение, чем мужчинам. Когда терпение женщин — важный аспект их Силы Личности — будет высвобождено из-под тирании трудоемкого домашнего быта, оно сможет позитивно влиять на деловые отношения в обществе.

Подобно короткому замыканию, прекращающему подачу энергии, нетерпение лишает нас Силы Личности, без которой мы не в состоянии контролировать свою жизнь и внешние обстоятельства. Терпение, самоконтроль, храбрость и сострадание — соединительные звенья в цепи достижений личности.

Возможности для практики самоконтроля — для проявления храбрости, сострадания и терпения — безграничны, дело лишь за целью и желанием. Каждое усилие, направленное на развитие самоконтроля, аккумулирует творческую энергию.

Наш успех в любом преодолении жизненных трудностей - идет ли речь о нас самих, о конкретной ситуации или о других людях — в огромной степени зависит от самоконтроля. Настоящий успех обусловлен не столько взаимодействиями с другими, сколько нашими реакциями на них. В зависимости от того, как мы реагируем на эти взаимодействия, можно судить о нашей Силе Личности. Если в своих реакциях мы руководствуемся принципом гармонии, то наша Сила Личности увеличивается в соответствии с естественными законами природы.

Глава четвертая 

Гармония

В основе любой силы лежит тяга к природному естеству. Разум, действующий в соответствии с законами природы, всегда черпает свою мощь из их жизненной силы.

Ральф Уолдо Эмерсон. "Сила"

5
{"b":"270254","o":1}