ЛитМир - Электронная Библиотека

Разум борется со мной, отбрасывая в прошлое. Отблеск серебра проскальзывает перед моими глазами. Я прижимаюсь к Питеру.

– Это нож, нож Дина…

Питер крепко держит меня. Заметно, что он не хочет меня отпускать, но звук повторяется снова. Возможно, он что-то вырезает на двери. Может он закончит и уйдет. Питер шепчет успокаивающие слова мне на ухо, но не отрывает взгляда от двери. Я мысленно повторяю «уйди» снова и снова, как будто это как-то поможет.

Питер крепко прижимает меня к своей груди. Мы наблюдаем за дверью, ожидая, когда она распахнется, но тишина заполняет наши уши. С трудом сглотнув, я поднимаю глаза на него, готовая заговорить, когда что-то ударяется в дверь, что-то, пытающееся открыть ее. В отчаянии я оглядываюсь вокруг в поисках оружия, чтобы защитить нас, но ничего не нахожу. Пульс отдается в ушах, поэтому, когда Питер отпускает меня и шагает к двери, я волнуюсь.

Тестостерон течет по венам Питера. Шрам на его боку чисто белого цвета, когда он переступает полосу света. Он горит на его теле, как сканер в продуктовом магазине. Прежде чем я что-либо говорю, Питер открывает дверь. Настолько сильно, что ручка оставляет в стене зияющую дыру.

Питер выходит наружу.

– Выходи ублюдок, сейчас же! – его кулаки сжаты, пока он идет на стоянку босиком. В соседнем номере горит свет. Я вижу золотые лучи на земле из их окна.

Я хочу вернуть Питера. Я не могу потерять его. Не могу. Я наблюдаю за ним, когда что-то выскакивает из куста рядом с дверью. И бежит ко мне, пробегая по моим босым ногам когтями.

Я кричу и падаю назад, стараясь убраться от этого, прежде чем понимаю, что происходит. Питер бросается ко мне и замирает. Широкая улыбка появляется на его лице и беспокойство испаряется. Я все еще пячусь, когда замираю, глядя на то, что сидит у моих ног. Моя индюшка смотрит на меня, словно я сумасшедшая, и проходит мимо меня. Она проводит клювом по двери, издавая неприятный шум, и заходит в номер.

С бешено колотящимся сердцем я оглядываюсь на Питера.

– Что за черт?

Питер скрещивает руки на своей широкой груди.

– Что ж. Похоже, большая хищная птица не хочет спать на парковке.

Я пялюсь, все еще не в силах в это поверить. Почему?

– Почему это происходит со мной? – я указываю большим пальцем на выглядывающих из соседней комнаты людей. – С ними такого не случается.

Питер кивает и машет им с улыбкой. Люди возвращаются в свой номер.

– Для начала, они бы не подобрали птицу на трассе и не дали ей носить бюстгальтер весь день. Если бы ты отреагировала, как нормальный человек, у нас бы не было подобного разговора, – Питер близок к тому, чтобы рассмеяться, ему не удается сохранять серьёзное выражение лица. – Кстати, в следующий раз, когда я буду спасать тебя от огромной птицы, оставайся в номере.

Питер обнимает меня за плечи и ведет вовнутрь, закрывая за собой дверь.

– Ты намеревался драться со всем, чтобы это ни было, да? – он кивает. – Что заставляет человека превращаться в пацифиста и обратно?

– Нож в боку меняет человека, – Питер оглядывается в поисках индюшки. Она под раковиной, чистит перышки. – Эм, Сидни. Я не буду спать на полу, пока эта штука в номере. Вообще не уверен, смогу ли заснуть с этой штукой в номере.

– Тогда выведи ее наружу.

Питер смотрит на живность и затем на меня. Он смеётся и качает головой.

– Нет уж, спасибо. Тем более она снова это сделает.

– Наверно кот хотел ее съесть

Питер громко смеется.

– Скорее всего, она съела кота и собаку, которые преследовали ее. Теперь она готова поспать. Если ты приглядишься к клюву, – я наклоняюсь туда, куда указывает Питер, чтобы увидеть то, что видит он. – Ты сможешь увидеть белый кошачий хвост.

Я бью его по плечу и смеюсь.

– Ты идиот.

– Ты собираешься пустить меня в постель?

Я потрясена.

– Что, прости?

– Я не любезничаю с индюшкой, Бог знает, что она сделает с моими маленькими частями тела.

Улыбка появляется на моем лице.

– Они маленькие? Это не то, что хочется услышать девушкам.

Питер садится рядом со мной.

– Ты понимаешь, что ответом на этот комментарий служит то, что ты сама должна будешь увидеть, да? Ты, правда, хотела это сказать?

Я пытаюсь не улыбнуться. Стараюсь выглядеть серьёзной, но уголки губ дёргаются.

– Возможно.

Питер смеется и тянется ко мне. Он слегка щекочет меня, и я падаю на кровать с Питером, склонившимся надо мной.

– Могу я спать с тобой, мисс Коллели?

– Это довольно дерзко, мистер Гранц.

– Буду держать руки при себе. Обещаю.

– Ты все будешь держать при себе, – он смотрит на меня в замешательстве. Я поясняю: – Когда я была младше и впервые услышала о сексе, я подумала, что это звучит отвратительно. Не могла представить, что кто-то будет делать что-то подобное. Но малыши такие милые, и откуда-то же они появляются, видимо все идет своим ходом.

– Само по себе? – Питер награждает меня смущённым взглядом.

– Да, – я указываю на его гениталии, – посреди ночи оживают, пока оба спят, и самостоятельно проделывают свое дело.

Питер громко смеется и обнимает меня.

– Я придержу его в штанах.

Глава 13

Утром, пока Питер загружает машину, я проверяю счет. Я моргаю несколько раз, когда птица выскакивает из шкафа, или где она там спала, и запрыгивает в машину. Я думаю, она приняла меня, но не уверена в этом.

Я переворачиваю страницу обратно и смотрю на Питера.

– Счет на 250$ непонятно за что. Ты заказал порно канал, когда я уснула?

– Нет, за эту цену я мог бы снять проститутку. Дай посмотреть, – Питер захлопывает бумажник и протягивает руку.

Держит бумагу в руке.

– Да, вероятно, проститутку с протезом на ноге.

Он не смотрит на меня.

– Ты заказала пирата-шлюху, не я. Повязка на глаз возбуждает тебя.

Я открываю рот и пялюсь на него.

– Как ты мог сказать такое?

– Потому что это правда. Признай это, тебе нравится мысль о парне в пиратской рубашке, чья кожа пахнет морем,– я ничего не говорю. Питер поднимает на меня глаза и роняет листок бумаги.

– Ты описал половину парней в Джерси. Проклятье, Питер, у меня вкус получше этого.

– Серьезно? – я киваю. Он смотрит на машину и затем зажимает между пальцами счет. – У тебя гриф – домашнее животное.

– Это индейка. Просто непонятая, вот и все.

– Он исклюет твое лицо посреди ночи, а 250$ это плата за уборку, так как этот отель не допускает животных.

Я дуюсь, не задумываясь об этом.

– Он не животное. Случайная жертва. Что-то поранило его крылья.

– Я позабочусь об этом, а затем можем ехать,– Питер отходит от мотеля, но останавливается, когда я зову его.

– Возможно, ты прав. Я бы хотела тебя увидеть в пиратской футболке.

Питер поворачивается с кривой усмешкой на губах.

– О-о-о, говори мне непристойности, детка.

– Возможно.

Питер прижимает руку к сердцу и притворяется, словно у него подкашиваются колени.

– Не на парковке. Как я могу контролировать себя, когда у тебя такой ротик?

– Тебе нужно остерегаться этих губ, – я краснею, понимая как пошло это звучит.

– Сидни, прошу тебя! Ты заставляешь меня краснеть, – Питер скрывается из виду, пробегая оставшуюся часть пути.

Я залезаю в машину и смотрю на птицу.

– Ты будешь проблемой, не так ли? – птица засовывает голову с клювом под крыло, это кажется неправильным. Голова должна быть лицом вперед. – Тебе нужно имя. Нужно подумать.

Питер быстро возвращается к машине и садится на место водителя. Нереально мило то, как он покачивается на сиденье и улыбается мне. Темные волосы спадают на его глаза, отчего они кажутся ярче, чем алмазы. Я забываю, о чем думала, и наслаждаюсь этим моментом.

Питер усмехается мне.

– Влюбленные глазки.

Я улыбаюсь и смотрю в сторону.

– Тебе нравится.

– Я не говорил этого. Нет. Ты можешь любоваться мной, когда захочешь.

15
{"b":"270256","o":1}