ЛитМир - Электронная Библиотека

Все происходит так быстро. Словно я в ступоре и ничего не могу поделать, кроме как моргать. Когда я стала такой? Часть меня испытывает отвращение, но другая часть надеется, что Шон выбьет все дерьмо из Дина. Я хочу, чтобы этот человек страдал из-за того, что сделал со мной, из-за того, что он забрал у меня. Этот козел украл мою жизнь, и я практически ее полностью потеряла. Если бы Питер не появился…

Меня трясет, а реальность обрушивается на мой мозг. Тонкий слой пота покрывает кожу. Мое лицо очень горячее, но руки ужасно ледяные. Не осознанно, я нагибаюсь, пытаясь выплеснуть из себя содержимое желудка, но в нем ничего нет, поэтому это безуспешно. Питер держит руку на моей спине и нежно шепчет. Его слова отдаются в моих ушах, но я его не понимаю. Я почти убила Дина. Эта мысль поражает меня, и я не могу перестать трястись.

– Я позабочусь об этом. Уведи ее отсюда, – Шон хватает Дина за шею и тащит в лес. Меня охватывает паника. Я не могу за это отвечать. Злые по натуре люди принимают подобного рода решения. Не могу этого допустить, как бы далеко я не зашла.

– Подожди, – выдавливаю из себя, но Шон не останавливается. Питер тянет меня в сторону, и я должна бороться, чтобы оглянуться, – Ты не можешь убить его! Не можешь!

– Он не убьет придурка. Я бы убил, если б приехал один. Вот почему Шон настоял на том, чтобы быть здесь. Он знает меня лучше, чем я хотел бы признавать. Шон просто напомнит этому куску дерьма, что плохие поступки не остаются безнаказанными. Шон эмоциональнее меня. Я убил бы, не желая того, – он смотрит на свои руки, словно это что-то, что он знает о себе, то, чем он убил однажды.

Рыдания зарождаются в горле, я дрожу. Я качаю головой и обхватываю себя руками. Питер подводит меня к черному спортивному автомобилю. Он Шона, мотоцикл тоже Шона. Я скольжу на сиденье и позволяю страху задушить меня в этой тишине.

Глава 26

На следующий день Питер стоит рядом со мной, когда я кладу розу на могилу матери. Мы остаемся там, пока все не расходятся. С одной стороны от меня сидит Сэм, с другой – папа с безучастным выражением лица. Он не плакал с того утра, когда умерла мама. Он улыбается, когда видит меня и говорит, что я похожа на нее. Его слова не дают мне покоя. Каждый раз, когда я смотрю в зеркало, чтобы расчесать волосы, или чтобы проверить, не размазался ли макияж от слез, я вижу лицо матери. Ее фотографии расставлены по всему дому. Меня удивляют те, где она примерно моего возраста. Я понятия не имею на что была похожа ее жизнь. Я ушла, когда была подростком, и стала взрослым человеком, сбежала, не узнав, кем она была на самом деле.

Я часто думаю о маме и жалею, что не приехала домой раньше, но оглядываясь назад, я не продвинусь вперёд. Питер продолжает мне об этом твердить. Горевать по умершему нужно. Слезы нужны, но должен настать такой момент, когда слезы сменятся улыбками и воспоминания станут не такими болезненными. Надеюсь, этот день скоро настанет, а пока этого не произошло.

Мы возвращаемся домой на машине Шона. Питер позаимствовал ее до тех пор, пока мы не вернемся в Техас. Я ерзаю на своем сиденье. Когда я говорю, то не поднимаю взгляд на Питера.

– Ты огорчен тем, что я сорвалась?

Мы не говорили о том, что я сделала с Дином, но эти мысли появляются в моей голове. Питер смотрит на меня. Я чувствую его взгляд на своем лице.

–Нет, ты через многое прошла, Сидни. И этот санный урод сделал себя ходячей мишенью.

–То, что ты сказал в ту ночь… Как ты узнал, что происходило в моей голове?

Питер отвечает не сразу. Он крепко сжимает руль и сосредотачивается на дороге. Поездка домой с кладбища длинная, Питер взял такой маршрут, чтобы мы могли поговорить.

– Знаю из-за возможности, которая у меня была. Той ночью, когда убили Джину, я набросился на одного из парней и пырнул его же ножом. Я не мог остановиться. Не мог думать. Это был инстинкт. Это воспоминание на задворках моего сознания. Я до сих пор чувствую лезвие в руке, и как оно разрывает его плоть.

- Это ослепило меня и перевесило все добро, которое я когда-либо делал. Я перестал бороться за нее. Я изменил то, кем был, но в глубине души я все тот же человек. Я бы убивал снова и снова, если бы это вернуло ее назад.

- Поэтому Шон отослал тебя. Он знал, что я сломаюсь, если зайду слишком далеко, как было со мной однажды. Я не знал, что случилось. Когда ты уехала, я спросил Шона, а он выдал историю, и я поверил в нее. Он сказал, что тебе нужно время побыть одной, что было очень убедительно.

- А затем Шон выдал кучу дерьма о том, как ты требовала у него деньги, даже показал мне твой банковский счет со всеми переведенными туда деньгами. Грязный ход. Кое-кто делал так однажды, и он знал, что это замедлило бы меня. Шон играл со мной. Прости, что я сомневался в тебе. Мне жаль, что у меня ушло столько времени, чтобы приехать.

- Я следил за тобой в магазине, а затем и в парке. Я не понимал, почему ты пошла с Дином после той борьбы в прошлый раз. Вот почему я выследил тебя, и видимо Шон последовал за мной, чтобы убедиться, что я не похороню парня под землей.

- Так что, отвечая на твой вопрос, я знал, как ты себя почувствуешь, если зарежешь его, потому что уже делал подобное. Я не хочу, чтобы ты чувствовала это. Я бы хотел, чтобы этот призрак ушел, но я могу только на время его изгнать. Я люблю тебя, Сидни. Я бы хотел сделать больше. Хотел бы, чтобы все это прошло.

Я не знаю что сказать.

– Ты убил кого-то?

Питер кивает, и на его лице появляется сожаление.

– Это была самооборона, но убийство есть убийство. Парень истек кровью и умер по дороге в больницу. Он умер из-за меня. Чтобы я ни делал, так будет всегда. Поэтому я знал, о чем ты думала той ночью, потому что думал о том же самом.

– Я не брала у Шона денег. Я сказала ему…

Питер улыбается мне.

– Знаю. Он рассказал мне: ты сказала, что засунешь эти деньги ему в задницу. Он своего рода мудак в этом деле. Позже я выбью из него дерьмо, если ты будешь чувствовать себя от этого лучше, – он немного шутит, наверно.

– По крайней мере, он заботиться о тебе.

– Полагаю, да, – Питер сворачивает на мою улицу и заезжает на дорожку к дому моих родителей. Внутри горит свет, и я знаю, что там полно людей и еды. – Мы прямо сейчас должны туда пойти?

Питер качает головой и выключает двигатель.

– Нет. Пойдем прогуляемся по кварталу. Ну же. Свежий воздух помогает.

Питер обходит машину и вытаскивает меня из нее. Когда мы отходим, его телефон пищит. Кто-то послал ему смс.

– Что это?

– Джонатан, – Питер держит меня за руку и смотрит прямо перед собой, когда говорит это.

– Правда? Чего он хочет?

– Ну, он хочет, чтобы я приехал в Ислип[7] и посмотрел, почему мама хочет его убить. И еще он хочет, чтобы я там остался. Любознательный мальчишка узнал, что сейчас у меня нет работодателя, и предлагает мне нелепые варианты работы.

– Серьезно?– Питер кивает с легкой улыбкой на лице. – Что ты ему ответил?

Питер пинает камушек носком ботинка.

– Сказал, что не заинтересован. Хочу, чтобы ты провела все необходимое время с семьей. Джон всегда может найти кого-нибудь еще, чтобы исправить свою последнюю и величайшую ошибку.

– Питер…– я останавливаюсь как вкопанная и смотрю на него. – Не говори такие вещи. У тебя нет работы, нет денег.

Он пожимает плечами.

– У меня есть достаточно средств, чтобы пройти через это. К тому же я не могу тебя оставить, ты – мои тело, разум и душа.

Я беспокоюсь за него и это написано у меня на лице. Возможно, он, как и младший брат, постоянно витает в облаках. Людям нужны деньги, чтобы жить, а Питер, похоже, не торопится обзавестись работой. После его ухода из университета я даже не уверена, что его примут куда-нибудь еще. Могу представить себе Питера, заполняющего заявление о приеме на работу:

ПРИЧИНА УХОДА С ПРЕДЫДУЩЕГО МЕСТА РАБОТЫ: спал со студенткой.

вернуться

7

Ислип – небольшой городок в Нью-Йорке.

31
{"b":"270256","o":1}