ЛитМир - Электронная Библиотека

Клинок замер, словно наткнулся на невидимую стену. Стройное тело Асуны начала бить крупная дрожь.

Я в полной мере чувствовал ее внутренний конфликт, я чувствовал и ее страх, и ее гнев.

Насколько я знал, она никогда никого в этой игре не убивала. Ведь если смерть игрока в этом мире эквивалентна смерти в реале, это значит, что плееркиллинг здесь ничем не отличается от настоящего убийства.

«Да. Остановись, Асуна. Не нужно этого делать».

Так прокричал во мне внутренний голос; но в то же время я подумал совершенно противоположное:

«Нет, не медли. Он только этого и ждет».

Мое предсказание обратилось в реальность через одну десятую секунды.

- А-ха-ха-ха-ха!

Я не успел заметить, когда Крадил подобрал свой меч, но внезапно он с воплем рубанул снизу вверх.

Рапира Асуны со звоном вылетела у нее из руки.

- Ай?!.

Асуна вскрикнула и потеряла равновесие; над ее головой мелькнула стальная вспышка.

- Сублидер, все же ты такааааааааая наивная!!

С безумным вскриком Крадил, не медля, нанес удар сверху вниз; меч прочертил багровую световую линию.

- Ааааааааа!!

На этот раз кричал я. Оттолкнувшись от земли правой ногой, как раз отошедшей от паралича, и пролетев пару метров, я правой рукой оттолкнул Асуну в сторону, а на левую принял удар меча Крадила.

Хрясь.

С этим неприятным звуком моя левая рука чуть ниже локтя оказалась перерублена. Под полосой хит-пойнтов замигала иконка, сигнализирующая о потере части тела. Кроваво-красные лучи света вырывались из обрубка левой руки; в то же время ладонь правой распрямилась и...

Я воткнул ладонь в щель между толстыми доспехами Крадила. Засияв желтым, она вошла Крадилу в живот.

Я успешно применил навык рукопашного боя «Объятие», который снял оставшиеся двадцать процентов хит-пойнтов Крадила. Его тощее тело содрогнулось в конвульсии, затем, внезапно лишившись сил, осело.

Его двуручник выпал из руки и с лязганьем упал на землю. Крадил прошептал мне в ухо:

- Ты... убийца... - и усмехнулся, издав что-то вроде «ку-ку».

Тело Крадила разлетелось на множество стеклянных осколков. Холодная сила рассыпающихся полигонов оттолкнула меня, и я упал на спину.

Какое-то время мое измученное, застывшее сознание регистрировало лишь свист ветра.

Затем я услышал звук неверных шагов по гравию. Обернувшись, я увидел хрупкую девушку, идущую ко мне с пустым выражением лица.

Пошатываясь и склонив голову, Асуна подошла ко мне и рухнула на колени, словно кукла, у которой перерезали нитки. Она потянулась ко мне правой рукой, но вдруг отдернула ее, так и не прикоснувшись ко мне.

- ...Прости меня... из-за меня... это все из-за меня...

Асуна выдавила эти слова дрожащим голосом; на лице ее застыло выражение горя. Слезы текли из ее больших глаз и искрящимися алмазами падали на землю. Мне с трудом удалось выжать что-то сквозь пересохшее горло.

- Асуна...

- Прости меня... я... никогда больше... не... подойду к Кирито.

Напрягшись изо всех сил, я выпрямил тело, наконец-то вернувшее себе прежнюю чувствительность. Меня по-прежнему переполняло неприятное ощущение от того огромного урона, который я получил, но все же я обнял Асуну здоровой правой рукой и искалеченной левой. Затем я накрыл ее красивые, вишневого цвета губы своими.

- !..

Асуна напряглась и попыталась отпихнуть меня, но я сжимал ее маленькое тело крепко, изо всех оставшихся у меня сил. Вне всякого сомнения, сейчас должен был сработать код, сигнализирующий о нарушении правил приличия. Наверняка прямо сейчас перед Асуной появилось системное сообщение, и если она нажмет «ОК», меня немедленно телепортирует в тюремную зону Железного дворца.

Но мои руки ничто не разжимало. Оторвавшись от губ Асуны, я провел щекой по ее щеке и уткнулся лицом ей в шею. Затем я прошептал:

- Вся моя жизнь принадлежит тебе, Асуна. И буду жить ради тебя. Я буду с тобой до самого конца.

Я притянул Асуну еще ближе левой рукой, которая должна была сохранить статус «потери части тела» еще в течение трех минут. Асуна сделала дрожащий вдох и прошептала в ответ:

- ...Я... я тоже буду тебя защищать. Я всегда буду тебя защищать. Поэтому...

Продолжить она не смогла. Мы просто сидели друг у друга в объятиях, и я слушал, как она всхлипывает.

Тепло наших тел начало потихоньку растапливать мое замерзшее сердце.

Глава 16

Асуна рассказала, что следила за нами по карте, пока ждала меня в Грандуме.

Едва сигнал Годфри пропал, она пулей вылетела из города и всего за пять минут преодолела пять километров, на которые нам потребовался час. Когда я указал, что эта цифра превосходит все мыслимые пределы, дозволяемые высокой ловкостью, Асуна ответила с легкой улыбкой:

- Это сила любви.

Вернувшись в штаб-квартиру гильдии, мы доложили Хисклиффу обо всем, что случилось, и потребовали отпустить нас на время. Когда Асуна обосновала свое требование «недоверием к гильдии», Хисклифф молча раздумывал несколько минут, но все же дал нам свое разрешение. Напоследок, загадочно улыбнувшись, он произнес:

- Но вы все равно вернетесь на передний край, и скоро.

Мы вышли из штаб-квартиры, когда уже наступил вечер. Держась за руки, мы вдвоем отправились на главную площадь.

Мы не произносили ни слова.

Идя сквозь черные тени стальных башен и пятна оранжевого света, льющегося на летающую крепость снаружи, я размышлял, откуда же была у Крадила его ненависть.

В этом мире было немало людей, получающих удовольствие от совершения преступлений, – от воров и грабителей до хладнокровных убийц «Веселого гроба» вроде Крадила; по слухам, число игроков-преступников перевалило уже за тысячу. Остальные воспринимали их как явление природы, вроде монстров.

Но всякий раз, когда я думал об этом, они казались мне очень странной группой. Каждому ведь должно быть очевидно, что если причинять вред другим игрокам, это неминуемо снизит шансы на прохождение игры. Иными словами – эти люди не хотели выходить из игры.

Однако после встречи с Крадилом я засомневался, что к нему это относилось. Он не помогал и не мешал проходить игру; он просто перестал думать. Он не вспоминал прошлое, не стремился в будущее, он просто хотел удовлетворить все свои многочисленные желания, что и породило злобные намерения...

Ну а что насчет меня? Я не мог сказать с уверенностью, что полностью сосредоточен на прохождении игры. Точнее было бы сказать, что я завел привычку шляться по лабиринтам исключительно ради очков опыта. Но если я сражался лишь чтобы стать сильней, чтобы насладиться чувством собственного превосходства, значит, где-то глубоко в душе я что, тоже не хотел, чтобы этот мир кончился?

Внезапно мне показалось, что стальная плита у меня под ногами погружается куда-то вниз. Я остановился и крепче сжал правую руку Асуны, за которую держался все это время.

- ?..

Асуна взглянула на меня, склонив голову набок. Я уставился вниз и заговорил словно с самим собой.

- ...Что бы ни случилось... я добьюсь того, что ты... вернешься в тот мир...

- ...

На сей раз уже Асуна сжала ладонь.

- Когда настанет время, мы вернемся вместе.

И она улыбнулась.

Мы и не заметили, как вышли на площадь Портала. Лишь несколько игроков ходили здесь, ежась под холодным ветром, предвещающим приход зимы.

Я повернулся и посмотрел Асуне в глаза.

Я подумал, что тепло, излучаемое ее сильной волей, - сейчас единственное, что ведет меня в правильном направлении.

- Асуна... сегодня ночью... я хочу быть с тобой... - проговорил я, совершенно не думая.

Я не хотел разлучаться с ней. Сегодняшнее происшествие поселило во мне страх смерти, какого я никогда раньше не испытывал, страх, который не желал уходить даже сейчас.

Если я сегодня буду спать в одиночестве, мне наверняка будут сниться кошмары. Мне будет сниться безумие того человека, его меч, вонзающийся в меня, чувство от моей правой руки, втыкающейся в его тело; я был уверен в этом.

33
{"b":"270257","o":1}