ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Асуны из разгневанного вдруг стало смущенным, и она тихим голосом объяснила:

- ...В общем... в меню опций, в самом низу... там есть такая опция, «Отключить код этики».

Я даже слышал об этом впервые. Я был абсолютно уверен, что во время бета-тестирования ничего подобного не было и что в мануале это тоже не упоминалось. Если подумать – это была еще одна моя расплата за то, что я выбрал путь игрока-одиночки и никогда не интересовался ничем, кроме боев.

Однако эта информация породила новый вопрос – я просто не мог об этом не подумать. А поскольку я все еще не полностью вернул себе способность к нормальному мышлению, я нечаянно брякнул вслух:

- ...А ты... ты раньше это делала?..

Вновь железный кулак Асуны высек сноп искр перед самым моим лицом.

- К-конечно же, нет, дурак!! Я просто слышала об этом от других девчонок в гильдии!!

Я поспешно бухнулся перед Асуной на колени и принялся извиняться. Лишь через несколько минут мне наконец удалось ее успокоить.

Одинокая свеча горела на столе; спящая в моих объятиях Асуна чуть сияла в отблесках неверного света. Я нежно провел рукой по ее белой спине; теплое, мягкое ощущение в моих пальцах пьянило.

Асуна медленно открыла глаза и взглянула на меня. Дважды моргнула, затем улыбнулась.

- Прости. Я тебя разбудил?

- Ага. Мне снился странный сон. О реальном мире...

По-прежнему улыбаясь, она потерлась лицом о мою грудь.

- Во сне я подумала, неужели то, что я вошла в Айнкрад и встретила тебя, мне приснилось, и мне стало так страшно. Как хорошо... что это все не было сном.

- Ну ты действительно странная. Разве ты не хочешь вернуться?

- Конечно, хочу. Я хочу вернуться, но я не хочу, чтобы все, что произошло здесь, исчезло. Хотя... это было долго... но эти два года очень ценны для меня. Сейчас я это точно знаю.

Внезапно лицо Асуны посерьезнело; она взяла мою правую руку, лежавшую у нее на плече, поднесла к своей груди и крепко прижала.

- ...Пожалуйста, извини меня, Кирито. Я должна... должна была решить все это сама...

Я глубоко вдохнул, затем выдохнул.

- Нет... это я был целью Крадила, из-за меня он стал тем, кем стал. Это был мой бой.

Глядя Асуне прямо в глаза, я медленно кивнул.

В ее карих глазах стояли слезы. Асуна молча прижалась губами к моей руке, которую продолжала сжимать. Я чувствовал, как ее губы шевелятся.

- Я тоже... разделю этот груз с тобой. Любую твою тяжесть... я понесу вместе с тобой. Обещаю. Я буду защищать тебя, обязательно, всегда...

Это были...

...слова, которые я ни разу не мог произнести до этого момента. Но сейчас мои губы задрожали, и я услышал звуки, рождающиеся в моем горле, в самой глубине моей души.

- Я тоже.

Слабый-слабый голос прозвенел в воздухе.

- Я тоже буду тебя защищать.

Слова были такие простые, а я произнес их так жалко, так тихо и ненадежно. Грустно улыбнувшись, я взял руку Асуны и сказал:

- Асуна... ты правда сильная. Ты намного сильнее, чем я...

Услышав это, Асуна моргнула несколько раз и улыбнулась.

- Нет, вовсе нет. В реале я обычно пряталась за спинами других. Даже эту игру не я купила.

Она рассмеялась, словно только что подумала о чем-то.

- Ее купил мой старший брат, но ему пришлось внезапно уехать по делам; так что мне досталось поиграть в день открытия. Он был ооочень огорчен. Сейчас он наверняка нереально зол, что я заняла ее на два года.

Мне подумалось, что Асуне не повезло еще больше, если она угодила сюда вместо него, но я лишь кивнул.

- ...Тебе лучше вернуться поскорее и извиниться.

- Ага... мне придется стараться как следует...

Но при этих словах голос Асуны увял; она опустила глаза, словно боялась чего-то, и придвинулась всем телом ближе ко мне.

- Эмм... Кирито, я знаю, что противоречу тому, что сама только что сказала... но давай мы уйдем с переднего края ненадолго?

- Хмм?..

- Я боюсь почему-то... мы наконец-то раскрыли свои чувства, и мне кажется, что если мы прямо сейчас пойдем на передний край, случится что-то плохое... Может, я просто устала немного.

Я молча погладил волосы Асуны и кивнул так послушно, что сам удивился.

- Да, ты права... я тоже немного устал...

Даже если это никак не отражалось в цифрах, но от сражений, которые мы вели изо дня в день, накапливалась невидимая усталость. Особенно после таких тяжелых ситуаций, как сегодняшняя. Даже самый крепкий лук сломается, если натягивать его слишком сильно. Мы явно нуждались в отдыхе.

Я почувствовал, как импульс, что без устали гнал меня в бой, куда-то исчезает. Единственное, чего я хотел прямо сейчас, – это упрочить связь между нами двумя.

Я обернул руки вокруг Асуны, погрузил лицо в ее шелковистые волосы и сказал:

- В северо-западной части двадцать второго уровня есть одно место, там много лесов и озер... и маленькая деревня. Хорошее место, совсем без монстров. Там продается несколько домиков. Давай вдвоем туда переедем... а потом...

Я замолчал, и Асуна взглянула на меня.

- А потом?..

Мне удалось сдвинуть с места свой словно примерзший к небу язык.

- ...Давай, давай поженимся.

Ослепительную улыбку, которую Асуна показала мне в этот момент, я не забуду до конца жизни.

- Давай...

Она чуть кивнула. Крупная слезника пробежала по заалевшей щеке.

Глава 16.5

Обнаженная Асуна бухнулась на диван и вызывающе уставилась на меня.

- ...Кирито, давай быстрее, раздевайся, - командным голосом заявила она.

- Ч-чего?.. мы что, продолжаем?

- Было бы просто идиотством остановиться именно сейчас!!

Я поспешно подчинился. Открыв окно, указанное Асуной, я отключил опцию, погребенную в самой глубине меню.

Из-за скомканного начала ни о каком романтическом настроении не могло быть и речи. Сидя на чуть тесноватой для нас двоих кровати, мы медленно делали то, что позволяла нам система.

Тусклый синий свет вливался через окна, отбрасывая на кровать причудливые тени.

Поскольку рынка в Сэлембурге не было, на ночь люди пропадали с улиц. Моих ушей касался лишь тихий шепот озера да громоподобное биение сердца, разносящееся, казалось, по всей комнате.

К этому времени мы с Асуной поснимали с себя уже всю одежду. Мы сидели на коленях друг перед другом уже больше двух минут. Асуна, сжав кулаки и опершись ими о колени, смотрела вниз, так что я не видел выражения ее лица. Я подумал, что, наверно, в такой ситуации мне надо сделать первый шаг, но, не в состоянии предсказать результат любого моего действия, продолжал сидеть в каменном молчании. Интересно, что произойдет, если я закричу «прости меня!», на полной скоростью облачусь в минимальный набор одежды и вылечу из комнаты? Скажет ли она при нашей следующей встрече «ну, тут уж ничего не попишешь» и простит меня? – зуб даю, что не будет такого.

Вспоминая далекое прошлое: мне было всего 14, когда я впервые вошел в SAO. Зима, восьмой класс. Не очень помню, каким я был тогда, но всю свою сексуальную энергию, которая как раз в этом возрасте начинает пробуждаться у мальчиков, я направил на то, чтобы глубже погрузиться в игры. Потому-то я никогда не оказывался наедине с девушкой в ее комнате. Излишне говорить, что и обнаженным перед девушкой я тоже никогда прежде не сидел.

Сказать по правде, я предпочел бы, чтобы Асуна (которая, как мне казалось, была на несколько лет старше меня и, стало быть, имела опыт в этой области) взяла лидерство на себя. Однако, похоже, все в SAO, и она в том числе, считали меня старше, чем я на самом деле был. Поскольку я никогда этого не отрицал, сейчас я ну никак не мог брякнуть: «Прости, но на самом деле я...»

Я собрал волю в кулак. Пусть у меня нет ни знаний, ни опыта, но в то же время я никогда не любил, никогда не испытывал столь сильных чувств, как теперь к Асуне.

За все время, что существовала SAO, я множество раз оказывался в ситуациях, когда говорил себе: «Я не должен убегать, ни за что»; но сейчас от меня потребовалась куда бОльшая сила воли, чтобы податься вперед и вытянуть правую руку.

35
{"b":"270257","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тупак Шакур. Я один против целого мира
Последняя ведьма Ишэна
Цена победы: Курсант с Земли. Цена победы ; Горе победителям : Жизнь после смерти. Оружие хоргов
Тридцатилетняя война. Величайшие битвы за господство в средневековой Европе. 1618—1648
Игра в имитацию. О шифрах, кодах и искусственном интеллекте
Чёрт из табакерки
Дети-одуванчики и дети-орхидеи
Ни кошелька, ни жизни. Нетрадиционная медицина под следствием
Дезертиры любви