ЛитМир - Электронная Библиотека

- ...электронные устройства в ваших нейрошлемах подадут мощный электромагнитный импульс, который разрушит ваш мозг и прекратит все базовые функции организма.

Мы с Клайном уставились друг на друга, потрясенные.

Мой разум просто отказывался верить тому, что только что было произнесено. Но краткое заявление Каябы жестоким ударом пронзило все мое тело.

Разрушит наш мозг.

Иными словами, убьет нас.

Любой пользователь, отключивший или снявший нейрошлем, будет убит. Вот что сказал сейчас Каяба.

Люди в толпе начали перешептываться, но никаких криков паники слышно не было. Все остальные либо, как и я, все еще не могли понять услышанное, либо отказывались понимать.

Клайн медленно поднял правую руку к голове и попытался взяться за нейрошлем, который в реальности был бы как раз там. Затем он издал сухой смешок и заговорил.

- Ха-ха... что он несет? У него что, шарики за ролики зашли? Это ж полный бред. Нейрошлем... это же просто игрушка. Разрушить мозг... да как вообще он это сделает? Да, Кирито?

При последнем выкрике его голос надломился. Клайн пристально смотрел на меня, но я был не в силах кивнуть в ответ.

Колоссальное количество электродов в нейрошлеме испускали слабые электромагнитные импульсы, посылая сигналы в мозг.

Это устройство можно называть супер-пупер-современной технологией, но принципиально оно мало чем отличалось от некоего предмета бытовой техники, используемого в Японии уже более сорока лет, - микроволновой печки.

Если подать достаточную мощность, нейрошлем вполне может заставить молекулы воды в мозгу колебаться и поджарить мозг за счет высвобождающегося при этом тепла. Но...

- ...В теории это возможно, но... он блефует, наверняка. Потому как если мы вытащим вилку нейрошлема из розетки, он никак не сможет подать достаточно сильный импульс. Если только там нет какой-нибудь батарейки с огромной емкостью... внутри...

Клайн наверняка уже догадался, почему я оборвал свою фразу.

- Она... там есть!.. - чуть ли не прокричал он; лицо его стало безжизненным. – Тридцать процентов веса шлема – это его батарея. Но... это же просто маразм! А если вдруг отключат электричество или что еще?!

Каяба начал объяснять, точно услышал, что только что прокричал Клайн.

- Говоря чуть конкретнее: отключение от внешнего питания на десять минут, отключение от системы более чем на два часа, а также любая попытка взломать, разобрать или разрушить нейрошлем. Если произойдет что-либо из этого, будет запущена программа разрушения мозга. Правительство и общественность уже поставлены об этом в известность через средства массовой информации внешнего мира. Должен сказать, что уже было несколько случаев, когда родственники или друзья игнорировали предупреждение и пытались насильственно снять нейрошлем. Итог...

Металлический голос сделал краткую паузу.

- ...к сожалению, двести тринадцать игроков уже вышли и из игры, и из реального мира – навсегда.

Воздух разорвал длинный, пронзительный вопль. Но большинство игроков по-прежнему не могли или не хотели верить тому, что только что услышали, и просто стояли на месте, разинув рты или кисло улыбаясь.

Мой разум пытался отвергнуть сказанное Каябой. Но тело меня предало, и колени начали дрожать.

На подгибающихся ногах я неуклюже отступил на несколько шагов; каким-то образом я сумел не упасть. Клайн плюхнулся на задницу, лицо его стало пустым.

Двести тринадцать игроков – уже.

Эта фраза снова и снова звучала у меня в голове.

Если Каяба сказал правду – более двух сотен человек уже погибли?

Среди них могли оказаться бета-тестеры, такие же, как я. Может, я даже знал ники и аватары кого-то из них. Этим людям выжгли мозг, и они... умерли, это сказал Каяба?

- ...Не верю... я в это просто не верю, - напряженно забубнил Клайн, по-прежнему сидя на земле. – Он просто хочет нас напугать. Как бы он это сделал? Кончай придуриваться и выпусти нас отсюда. У нас нет времени подыгрывать твоей идиотской церемонии приветствия. Да... это просто мероприятие такое. Церемония приветствия, да?

Мой внутренний голос кричал то же самое.

Но, словно стремясь полностью уничтожить все наши надежды, Каяба продолжил объяснение сухим, деловым тоном.

- Игроки, вам совершенно не стоит волноваться о своих телах, оставшихся по ту сторону. Прямо сейчас все средства массовой информации – телевидение, радио, Интернет – все сообщают о создавшейся ситуации, в том числе и о многочисленных смертях. Опасности того, что с вас снимут нейрошлем, уже практически нет. В ближайшее время за те два часа, что я вам дал, всех вас доставят в больницы и другие подобные учреждения, где вы получите лучший возможный уход. Так что можете не тревожиться... и сосредоточиться на прохождении игры.

- Что?..

Тут, наконец, мой рот вернул себе способность кричать.

- Что вы несете?! Прохождение игры?! Вы хотите, чтобы в такой ситуации мы еще и игрались?!

Я продолжал вопить, прожигая глазами красный плащ, который истек из дна верхнего уровня.

- Это уже не игра больше!!

Каяба своим монотонным голосом заговорил еще тише.

- Но я прошу вас всех осознать, что «Sword Art Online» - уже не просто игра. Это вторая реальность... отныне все формы воскрешения в этой игре перестают работать. Как только ваш уровень хит-пойнтов достигнет нуля, ваш аватар исчезнет навсегда, и одновременно с этим...

Совсем нетрудно было представить себе, что последует дальше.

- ...нейрошлем разрушит ваш мозг.

Внезапно откуда-то из живота к горлу подкатило желание безумно расхохотаться. Я его подавил.

Длинная горизонтальная черта, светящаяся в левом верхнем углу моего поля зрения. Когда я сфокусировал на ней взгляд, поверх появились цифры: 342/342.

Хит-пойнты. Моя жизненная сила.

Если они достигнут нуля, я сразу умру – электромагнитные волны мгновенно поджарят мой мозг. Это только что сказал Каяба.

Это, вне всяких сомнений, игра – игра, ставкой в которой является жизнь. Другими словами – игра со смертью.

За два месяца бета-тестирования я умер, наверно, раз сто. Всякий раз возрождался с чуть смущенной улыбкой на губах во дворце к северу от главной площади – он назывался «Железный дворец» – и тут же пускался бегом обратно в охотничьи земли.

Это и есть типичная RPG – игра, в которой ты постоянно умираешь, и учишься, и набираешь уровни. Но теперь так нельзя? Умерев, ты навсегда лишаешься жизни? И плюс к этому – ты даже не можешь прекратить игру?

- ...Это, черт подери, невозможно, - прошептал я.

Неужели хоть кто-то, кто в своем уме, выйдет в поле при таких условиях? Конечно, все останутся сидеть в городе, где безопасно.

Тут же, словно Каяба читал мои – а может, и всех остальных игроков – мысли, он произнес следующую фразу.

- Игроки, есть лишь один способ освободиться от игры. Как я уже сказал ранее, вы должны добраться до самого верха Айнкрада, до сотого уровня, и победить главного босса, который там обитает. Все игроки, оставшиеся к тому времени в живых, будут немедленно выведены из игры. Даю вам слово.

Десять тысяч человек стояли в молчании.

Только тут до меня дошло, что имел в виду Каяба, когда сказал «доберетесь до вершины этой крепости».

«Крепость» - это вот это громадное архитектурное чудовище, на первом уровне которого заперты все игроки, сверху один на другом еще девяносто девять уровней, и все это огромной башней парит в небе. Он говорил о самом Айнкраде.

- Пройти... все сто уровней?! – вдруг выкрикнул Клайн. Он вскочил на ноги и воздел к небу кулак. – И как вы хотите, чтобы мы это сделали? Я слышал, подниматься было офигенно тяжело даже при бета-тесте!

Это верно. За два месяца бета-теста тысяча игроков, принимавших участие, сумели добраться лишь до шестого уровня. Даже если сейчас нырнули сразу десять тысяч – сколько же времени уйдет на все сто уровней?

Наверняка большинство запертых здесь игроков задают сейчас себе этот безответный вопрос.

6
{"b":"270257","o":1}