ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кендер беззаботно пожал плечами.

— Возможно у торговца было специальное предложение — покупаешь сыр и получаешь яблоки бесплатно, — вслух подытожил он. — Или, возможно, они скатились с телеги и упали в мой мешочек. — Все это было очень интересно Тасу, он обожал различные тайны и интриги.

На дороге солнце грело хорошо, хотя ветер по прежнему был достаточно холоден. Зеленые стебли молодой травы, дикого шафрана и гиацинта, пробивались сквозь немногочисленные оставшиеся пласты грязного снега. Насыщенный свежестью аромат стаявшей земли, червей и влажной соломы волновал сердце Тассельхофа так же сильно, как и хорошая еда с элем. Кендер едва замечал толстый слой грязи, покрывшей его недавно вычищенные ботинки и запятнавшей его ярко-синие леггинсы. Тас продолжал скакать вниз по дороге с танцующим на голове хохолком.

Взобравшись на маленький холм, Тассельхоф в восхищении оглядел открывшийся ему вид. Опершись о хупак, он спрыгнул на холодный, но сухой обломок скалы. Кендер снял с пояса чехол в форме цилиндра и вытащил из него карту Абанасинии. Вместе с ней из чехла выпал браслет, который зазвенел по камням и, описывая круги, остановился у ног Таса.

— Что это? — спросил кендер сам себя, но в следующее мгновение, подняв с камней вещицу, он узнал в ней медный браслет Флинта.

— Боги, Флинт Огненный Горн невообразимо небрежен со своими вещами. Зачем он положил его в мой чехол для карт? — Поколебавшись мгновение, Тассельхоф надел браслет себе на запястье. — Я должен вернуть его в Утеху как можно скорее и нет лучшего способа помнить это, кроме как держать его прямо перед глазами. Флинт должно быть ужасно расстроен. М-да, он вряд ли обрадуется, увидев меня снова!

Но прежде кендер должен был разделаться с более неотложными делами. Весь регион Абанасинии был испещрен узкими горными цепями и лесистыми долинами. Три пика на западе нависали над панорамой. Наибольший из них находился всего в нескольких милях от Таса, более мелкие еще дальше. Кендеру было интересно узнать, есть ли у них названия. Самый близкий горный пик выглядел великолепно, с зелеными склонами и постепенно бледнеющими вершинами. Несколько маленьких облаков цеплялись за вершину. Тас подумал, что он мог бы дать собственное название этой горе.

Развернув карту и разложив ее на коленях, Тас пальцем проследил свой путь от Утехи.

— Должно быть, это гора Око Молитвы, — вслух пробормотал он. — Какое странное название. Интересно, что оно означает? Держу пари, что с ним связана интересная история. — Тас с разочарованием отметил, что горы позади Око Молитвы носили лишенное воображения название Двойные Пики.

В остальном карта кендера была довольно скупая, показывая только береговую линию, главные дороги и другие представляющие интерес для путешественников особенности рельефа. Дорога на юг от Утехи, по которой шел Тас, называлась Южной дорогой и этот факт был отмечен на карте кендера. Она вела далеко вдоль предгорий до самой северо-восточной границы Омраченного леса.

Омраченный Лес, находящийся к юго-западу от того места, где находился Тас, назывался так из-за призраков, которые там жили. Тас знал, что даже невзирая на репутацию леса, его поджидают там извилистые овраги, ежевичные чащи, трясины и темные пещеры. Это было обычным делом для большого гористого леса. Кендер подумал, что Омраченный Лес, возможно, является родиной достаточно добродушных существ — дриад, кентавров и пегасов. Но этот факт не делал темные чащобы более приветливыми.

Гавань, столица фанатической религиозной группы, известной как Искатели и гаванская долина отмечали западную границу леса. На северо-западе были Двойные Пики и каньон Звездного Света, родина пегасов. И в двадцати милях от Двойных Пиков река Белая Ярость отмечала южную границу Омраченного Леса и северную эльфийского королевства Квалинести.

Чтобы эта карта была действительно полезна, решил Тас, на нее надо нанести еще очень много ориентиров: маленькие ручьи, долины, фермы, деревья или скалы необычной формы и хорошие места для лагеря. Вытащив перо, пузырек с чернилами и маленький ножик из своего чехла, Тас тщательно заострил наконечник пера. Подложив под карту свой кожаный мешок, кендер сделал набросок рощицы кизиловых деревьев. Их приметные белые и розовые цветы были слишком привлекательны, чтобы пропустить их.

Усердно поработав несколько минут, Тассельхоф потянулся рукой к своему пакету с едой. Помимо всего остального там была еще и фляга с пресной водой, которую он наполнил сегодня утром. Картография всегда вызывала у него приступы жажды. Но кендера вдруг отвлекли необычные ощущения на запястье. Медный браслет на руке кендера стал невыносимо горячим. Должно быть, это от солнечных лучей, падающих на него, решил Тас. Как только он пошевелился, чтобы снять с себя изделие, мир поплыл вокруг него и Тас почувствовал, что падает прямо в небо. Картошка с пряностями и утиные яйца подпрыгнули к самому горлу. Он хотел лечь на камни, но не был уверен с какой стороны находится скала. В этом состоянии полной дезориентации непрошеное видение вспыхнуло в его разуме. Он увидел себя засовывающим руку в пакет и тут же с вскриком отдергивающего руку, уколотую острым жалом и на его запятнанном чернилами среднем пальце появилась красная капелька.

Головокружение и видение прошли так же внезапно, как и начались. Тассельхоф озирался вокруг, моргая глазами. Закрытый пакет все так же лежал около него и палец кендера был цел. Тас потер его и согнул несколько раз, чтобы убедиться в этом. Происходило что-то загадочное. С любопытством подняв пакет, кендер вывалил его содержимое на холодный камень под ногами. Из-под фляги, мотка веревки и двух полосок высушенного мяса виднелись волосатые лапки ядовитого паука!

— Ничего себе! — громко воскликнул Тас, — если бы я засунул туда руку, меня бы укусил паук.

— Это было пред… предурпе… Я увидел то, что должно было случиться! Я слышал о людях, которые могли делать это, но я никогда не думал, что я один из них. — Он пощупал свою грудную клетку. — Интересно, это случилось из-за тех трех порций картошки с пряностями? Я раньше никогда так много не ел за один раз. — Используя потертый наконечник своего пера, Тассельхоф отбросил паука от своего сваленного на камень имущества и проследил, как тот быстро побежал под защиту других камней. Когда кендер упаковывал свои вещи обратно в пакет, он снова бросил восхищенный взгляд на браслет на своем запястье.

— Я действительно должен возвратить его Флинту. Браслет становится ужасно горячим на солнце и скорее всего из-за меди моя рука станет зеленой. — С этими словами Тассельхоф закончил свою карту (добавив «Скалу Паука» рядом с дорогой), закрыл пузырек с чернилами, сделал один большой глоток воды из фляги и весело отправился на юг, все дальше удаляясь от Утехи и Флинта Огненного Горна.

* * *

Продолжая идти вперед, Тас заметил, что дорога уходила в темный лес, огибая ряд труднопроходимых холмов. Это не встревожило его — кендеры вообще редко чувствовали страх — но если на дороге и пряталось какое-то зло, то именно в этом отрезке пути была большая вероятность его нападения. На всякий случай Тас подтянул лямки мешка и потуже затянул ремень. После этого он подобрал с дороги увесистый гладкий камень размером с ладонь. Кендер был весьма хорошим стрелком, пользуясь натянутой петлей на своем хупаке. Такой камень мог расколоть большой валун или сломать кому-то руку или ногу. Приподняв свое оружие, Тас на мгновение посочувствовал тому, кто попытается досадить ему.

Тас позабыл об этих мыслях, когда почувствовал, что браслет Флинта снова неприятно обжигает ему кожу запястья.

— Если ты и впредь будешь меня раздражать, я положу тебя в мешок и скорее всего забуду о тебе, — пригрозил вещи Тассельхоф. — Тогда посмотрим, вернешься ли ты когда-нибудь к своему хозяину!

Не успев снять надоедливое украшение со своего запястья, Тас попятился назад, снова потеряв ориентацию. Мир завращался вокруг него, живот, казалось, перевернулся вверх дном. Он услышал звон колокольчиков и поднял голову, чтобы увидеть, как из-за поворота прямо по дороге появляется фургон. Обычный двухколесный фургон, какие используют ремесленники или коробейники, с ярко разукрашенными деревянными бортами и накрытый холстиной. Тас моргнул и потер глаза. Когда он открыл их снова, он увидел фургон, опрокинувшийся на бок. Одно колесо все еще безумно вращалось, а лошадь и кучер лежали убитые. Пораженный кендер снова закрыл глаза и потряс головой, чтобы отогнать ведение. Когда он снова посмотрел на дорогу, там было пусто.

12
{"b":"270258","o":1}