ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Невольно кендер коснулся темы, которая смогла убедить Гезила. Для верности тот вытащил из кармана штанов маленькую четырехгранную игральную кость и бросил ее на задок фургона. Очевидно удовлетворенный результатом броска, он засунул кость обратно в карман, поднял голову и проговорил:

— Я согласен!

— Отлично! Моего друга зовут Флинт Огненный Горн, — сказал Тас, вытаскивая свои письменные принадлежности и набрасывая план ярмарочных палаток на обрывке пергамента. Палатку Флинта он пометил буквой «х». — Ты легко найдешь его, но если его нет на ярмарке, попробуй поискать в гостинице «Последний Приют». Мне кажется, он там частый гость. Кстати, я уверен, что ванну ты сможешь принять в той же гостинице.

Тас бросил последний взгляд на браслет. Он будет скучать по его очаровательной красоте и необычным способностям. Но все же кендер без колебаний протянул вещицу ремесленнику. Гезил засунул его в карман бриджей и без промедления вскарабкался на козлы своего фургона.

— Прощай, — сказал ремесленник. — Ты спас мне жизнь. Я вряд ли когда-нибудь смогу отблагодарить тебя за это.

Тас махнул рукой.

— Это было удовольствием для меня. Удачи. Передай привет от меня Флинту.

Ремесленник встряхнул поводьями и Белла заковыляла вперед. Фургон направился к северу, в Утеху, объезжая трупы, лежащие на дороге, оставив Таса продолжать свои странствия.

ГЛАВА 5. ЧТО-ТО ПОЗАИМСТВОВАННОЕ

Гезил Бишоп был человеком, мало интересующимся жизнью.

Он давно уже покорился своей судьбе. Фатализм Гезила скорее всего имел отношение к его воспитанию в области Трот, на восточной границе Соламнии. Тротианцы были суеверным кочевым народом, их культура была переполнена преданиями и сказаниями. В результате не было ни одного происшествия, которое Гезил не смог бы после недолгих раздумий приписать какой-то высшей силе. Все, что включала в себя жизнь определялась удачей. Например, люди, у которых водились деньжата, были удачливы. Гезил же, у которого они не водились, был неудачлив. Хуже всего то, что удача — хорошая, плохая или безразличная — была ничем иным, как прихотью сверхъестественных сил. Так считал Гезил.

Когда человек не верит, что тяжкий труд будет вознагражден процветанием, а лень наказана бедностью, он обычно не особо усердный работник. Гезил и жил бы безразличной жизнью, если бы не знал, что и награда и возмездие (особенно возмездие) воздадутся ему от его жены.

Он встретил ее несколько лет назад, приехав для работы в город Дерн, где Хепсиба жила в вполне обеспеченном родительском доме. Там она живет и теперь. Она была единственным ребенком, а ее отец был довольно успешным торговцем по меркам Дерна. Хепсиба была безнадежно избалована, а ее муж теперь расплачивался за это.

Гезил занимался делами с ее отцом в бакалейной лавке, когда туда вошла Хепсиба. В этот момент прогремел гром и молния ударила в деревенский колокол. Было ясно, что это какой-то знак и Гезил понял это. Однако он никогда не принимал решений, по крайней мере важных, не бросая Око.

Некоторые люди гадали по кроличьей лапке. Тротианцы же бросали необычные четырехгранные фишки, похожие на игральные кости, называемые Око. Око выполняло те же функции, что и гадание на картах, но делало это значительно быстрее. Каждая сторона Ока представляла собой аспект судьбы. Удачу символизировала Земля, надежная и плодородная; неудачу представляла Вода, тяжелая и деструктивная; а шанс — Воздух, обозначающий изменения. Огонь символизировал смерть. Гезилу никогда не попадался Огонь, но он знавал человека, которому так не повезло. Бедняга так испугался, что бросился с утеса и пророчество осуществилось.

В тот день, когда Гезил попросил руки Хепсибы, он бросил Око и ему выпала Земля — знак удачи. Не имея других женихов и боясь остаться старой девой, она сразу согласилась. В тот же день они поженились.

Через несколько часов после заключения брака Гезил стал задумываться, правильно ли он бросил Око, так как Хепсиба сразу показала себя во всей красе: недоверчивой, эгоистичной и тщеславной. Но больше всего Гезила потрясло, что она могла испортить человеку любое прекрасное настроение и заставить красивую вещь выглядеть уродливой. Он не питал никаких иллюзий по поводу собственной внешности с его тонкими волосами, узловатыми конечностями и большими ногами, но у него было доброе сердце и приветливая улыбка. Он был уверен, что Хепсиба заметила бы его достоинства, если бы обращала внимание на что-то еще кроме денег.

Несмотря на свое горе, Гезил был уверен, что была какая-то причина тому, что судьба свела его с Хепсибой. Он только надеялся, что жена позволит прожить ему достаточно долго, чтобы он наконец понял какая.

Таким образом Гезил много времени проводил в дороге, починяя все, что нуждалось в починке везде, где оно должно быть починено. Он путешествовал по ярмарочному маршруту и Утеха проводила первую и, возможно, лучшую ярмарку года. Он оставался бы в каждом городе по крайней мере на неделю, если его дела будут идти хорошо. Иногда он уезжал больше чем на полгода, особенно если стояла хорошая погода и он встречал дружелюбных людей, таких, как этот маленький кендер, который спас его от хобгоблинов и помог ему вытащить фургон из канавы. Этот приятель был наименее раздражающим кендером из всех, с которыми Гезилу доводилось встречаться.

Только после полудня Гезил достиг поворота на Утеху около южного края озера Кристалмир. Подергивание уздечки повернуло Беллу вправо и фургон покатился по древнему каменному мосту через утехинский ручей. Здесь движение было более оживленным. Гезил поднял руку, приветствуя торговца, который ехал на своем фургоне в другом направлении.

Впереди входили на мост двое пеших путешественников. Казалось, они пребывали в настоящей спешке. Их стремительный темп задавал гном с почтенной сединой в волосах и угрюмым выражением на лице. Второй, обладатель утонченной и симпатичной внешностью молодого эльфа, шагал более спокойно и его поступь казалась более уверенной и уравновешенной. Он шел, повернув лицо к гному и что-то говоря, как будто безуспешно стараясь успокоить своего приятеля. Выражение лица гнома оставалось каменным, его пристальный взгляд был нацелен прямо вперед.

— Посмотри, этот фургон свернул с дороги, ведущей в Омраченный Лес. Возможно этот парень видел его и может сказать, в правильном ли мы направлении двигаемся, — услышал Гезил слова гнома прежде чем пара приблизилась к нему. Ремесленник потянул поводья и Белла остановилась.

— Простите, — сказал гном, — вы не видели кендера на дороге этим утром?

Гезил выглядел удивленным.

— Почему же, видел, да-да. Услужливый маленький приятель…

= Ах, ха! — прервал его гном, ударяя кулаком по своей руке в самодовольном удовлетворении. Его глаза сузились, превратившись в щелочки. — И где вы видели эту маленькую змею?

Молодой эльф встал перед гномом.

— Мой друг имеет в виду вот что — вы приехали с юга или с севера, от Гавани?

Гезил немного занервничал из-за враждебности гнома.

— Да, я оставил его позади приблизительно два часа назад на Южной дороге, но я сомневаюсь, что это тот кендер, которого вы ищете. Тот, которого я встретил, был маленьким веселым приятелем в синих леггинсах. Его звали Тасслихоф или Тесильхаф, что-то в этом роде.

— Это он! — закричал гном, хватая эльфа за руку и порываясь бежать. — Давай, Танис, не будем тратить время!

— Спасибо за помощь, господин. — Все, что удалось крикнуть эльфу, увлекаемому за собой неудержимым гномом.

— Не за что, — машинально сказал Гезил, хотя эти двое уже были далеко от него и не могли его услышать. Он покачал головой. Что мог сделать такой хороший кендер, чтобы вызвать такой гнев?

Дернув поводья, он снова поехал через мост к Утехе. Он не мог впустую тратить время и поспешил разыскать друга кендера, Флинта Огненного Горна, чтобы вернуть ему браслет и попросить или купить у него для себя место на ярмарке.

* * *
15
{"b":"270258","o":1}