ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Под циновкой. — Тассельхоф неодобрительно покачал головой. — Танис действительно не должен хранить ключ там, где его может найти любой. Никогда не знаешь, кто может воспользоваться им. — Он пригрозил Флинту пальцем. — Это просто везение, что я пришел с тобой.

Проворчав что-то, Флинт засунул ключ в замок и толкнул дверь. Они стояли в уютной прихожей Таниса, внешняя стена которой была хитроумно вырезана в самом стволе валлина. Лучи желтого солнечного света прыгали вокруг их ног из маленьких окон в потолке, которые Танис называл Небесная Петля, эльфийское изобретение, которое он принес вместе с собой из Квалинести.

Почти все в доме Таниса отражало его воспитание. Обстановка была в умиротворенном лесном стиле, добавленном к самому факту размещения дома в валлине. Цветы в горшках имелись в большом количестве. Как и в большинстве зданий в Утехе, в доме Таниса имелись гостиная, спальня и кухня. Очаг занимал центральное место в гостиной, вокруг него были сложены большие перьевые подушки для того, чтобы сидеть на них. Из уважения к своему старому другу-гному, Танис имел один крепкий стул. Единственной другой мебелью были книжные полки от пола до потолка, вставленные в ниши валлинового дерева, которые тянулись по всему дому. Танис был закоренелым читателем всего подряд. Он также собирал редкие, отлично сконструированные луки, которые висели на стене напротив очага.

Флинт видел, что глаза кендера заблестели, натолкнувшись на эльфийское оружие.

— Держи свои руки при себе, — предостерег гном. — Если я увижу, что хоть одна тетива пропала, то я…

— Ты не должен постоянно угрожать мне. — Устало прервал Тас. — Я не буду ничего касаться.

Флинт выглядел сомневающимся.

— Я беспокоюсь не о касании, а о пропаже.

— Да я ведь никогда…

Флинт поднял руку, чтобы заставить возмущенного кендера замолчать.

— Я знаю, ты ничего никогда не крал и это не твоя вина, что браслет пропал, — сказал он с сарказмом. — А теперь мы можем собрать вещи Таниса, чтобы пойти и отыскать браслет, который так загадочно материализовался в твоем кармане целых два раза?

— Пожалуйста. — Тассельхоф махнул рукой вперед. — Должен сказать, что я рад, что ты начинаешь видеть эти события и с моей стороны тоже.

Скептически качая головой, Флинт протопал в спальню Таниса и там направился прямо к тяжелому деревянному сундуку, стоявшему у набитого перьями высокого матраца, который Полуэльф использовал как кровать. Он вытащил из сундука нижнюю рубашку, несколько пар чулок, тунику, два одеяла, шерстяную рубашку и теплые шерстяные носки. Гном быстро скатал одежду в одеялах, перевязал оба конца рулона кожаным шнурком и взгромоздил тюк себе на плечи.

Порывшись еще в сундуке, Флинт нашел большой холщовый мешок и пошел с ним на кухню. Проходя через гостиную, Флинт заметил, что Тассельхоф быстро одернул руку от луков.

— Я просто смотрел! — кендер прошел вслед за Флинтом на кухню.

Комната была очень маленькой, подходящей разве что для склада или кладовой, так как готовка обычно происходила у очага в гостиной. Потолок в комнате был выше, чем в других помещениях дома и ветки валлина свободно росли, протискиваясь сквозь заделанные отверстия в стенах. Танис использовал любое свободное место под полки. Копченая ветчина, связки высушенных трав, сумки с картошкой, кабачки, высушенные фрукты и головки чеснока свисали с толстых шнурков на темных перекладинах. Маленький стол с откидной крышкой располагался под буфетом напротив входа, под ним виднелись два тростниковых стула.

Работая быстро, Флинт взял вырезку ветчины, кабачки, две горсти сушеных яблок и наполнил ими мешок. Когда он повернулся, чтобы уйти, то увидел как Тассельхоф осматривает несколько булочек с изюмом из местной пекарни, которые, как Флинт знал, были одним из любимых продуктов Таниса. Обычно достаточно щедрый, Полуэльф мог быть неумолимым, когда дело касалось его булочек.

— Отойди от них. У нас есть то, что нам нужно, — проворчал гном.

— Я только подумал, — размышлял Тас. — Мы можем уйти на несколько дней. Эти булочки уже сейчас выглядят вчерашними или даже позавчерашними, — он ткнул пальцем, чтобы продемонстрировать правоту своих слов, затем облизал палец. — К тому времени, когда мы вернемся, они будут уже слишком черствыми, чтобы их есть. Это будет очень досадно.

Флинт поглядел на булочки, затем нахмурился на кендера, затем снова оглянулся на булочки. Они были толстыми, глазурь блестела в форме звезды на вершине каждой из них. Теперь Флинт уставился на них и его пустой со времени их ночного марша живот заворчал. Булочки действительно выглядели весьма вкусными.

— Только одну, — пробормотал Флинт, беря булочку для себя. Половина ее исчезла после первого же огромного укуса. С надутыми как у белки щеками и крошками, падающими на бороду, гном пошел назад в гостиную. Тассельхоф шел за ним, запихивая в рот изюм.

Когда Флинт поднял булочку для второго укуса, дверь распахнулась и в комнату вошел Танис. Он нес красное с серым одеяло, скатанное в рулон и закинутое на плечо. По выпуклостям в рулоне было заметно, что другие вещи были упакованы внутри. Танис сбросил рулон на пол и сказал:

— Ты должен будешь перевязать его заново, Флинт. Если бы я сделал рулон по твоему росту, я бы никак не смог забросить его на плечи. Вы нашли все, что нам понадобится?

Флинт попытался говорить, но его голос был приглушен забитым булочкой ртом. Он кивнул и крошки посыпались с его бороды.

— Что это? — Танис пригляделся к Флинту. — Это булочка с изюмом, да?

— Хочешь одну? — ответил Тас. Он вытащил из своего мешка еще одну липкую булочку и протянул ее Танису. — Не набивай ею рот, как Флинт, — предостерег кендер. — Булочки немного подсохли.

Танис перевел взгляд с оробевшего Флинта на довольного Таса и выхватил сладость у того из рук.

— Давайте уходить, пока вы двое не съели меня самого.

— Я нашел достаточно, чтобы поддержать нас по крайней мере несколько дней, — сказал ему Флинт. — А что насчет моих вещей? Ты не забыл мою теплую шапку? И те шерстяные носки, которые так приятно носить в моих кожаных походных ботинках? А что насчет моего топора?

Танис хлопнул друга по плечу.

— Не волнуйся, я все захватил. — Он протянул Флинту связанный рулон, в котором содержалось все, о чем спрашивал гном, в том числе и его любимый старый топор. За прошедшие годы на гладкой рукоятке оружия появились два углубления в форме мощных рук кузнеца. Топор был так же удобен для Флинта, как пара старых ботинок на его ногах.

Стремясь поскорее пуститься в путь, Флинт поднял топор, рулон и пошел к двери, но внезапно остановился, как бы что-то вспомнив.

— А как насчет Селаны? Ты где-нибудь видел женщину с надвинутым капюшоном и необычно бледной кожей?

Танис покачал темно-рыжей головой.

— Я никого не видел.

Гном выглядел немного успокоенным и его напряженные плечи слегка расслабились.

— Замечательно. Возможно, теперь-то мы испытаем хоть немного удачи.

Пристроив более удобным образом свою ношу, Флинт открыл входную дверь Полуэльфа и, переступая порог, через плечо оглянулся на своих напарников.

— Чем скорее мы уйдем, тем скорее мы вернемся, — сказал он, суя последний кусок булочки с изюмом в рот. Флинт обернулся назад, чтобы видеть дорогу. Внезапно крошки сухой и липкой булочки полетели из его рта с судорожным вздохом изумления.

— Привет, Мастер Огненный Горн, — сказала чрезвычайно светлокожая, зеленоглазая женщина в синей одежде, с прядями белых волос, выбившихся из-под ее василькового шарфа. — Я вас искала.

ЧАСТЬ 2

ГЛАВА 7. РАЗБИВШИЙСЯ БОРОВ

Пузатый человек, от рождения имевший имя Вальдо Дидлбаум, был приблизительно тридцати пяти лет от роду и всегда гордился своей способностью узнавать и использовать возможности. Обдуманным было и его новое занятие, которым он уже занимался приблизительно двенадцать часов — предсказание. На самом деле у этого нового занятия было много общего с его предыдущей профессией, которой он зарабатывал две недели — странствующий бард.

22
{"b":"270258","o":1}