ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У обеих профессий был потенциал для получения большого авторитета и соответствующего образа жизни; иногда они обеспечивали богатых покровителей или давали возможность пристроиться при дворе. Самое меньшее, они позволяли сделать хорошие деньги на улицах и в тавернах среди простого народа. Комфортная жизнь — было то, к чему всегда стремился Вальдо. Разве он, в конце концов, не заслуживал ее?

Алчный бывший карманник, жонглер, каменщик, моряк, вымогатель недавно выбрал для себя новую профессию барда, после того, как наблюдал выступление хорошо одетого барда, снискавшего всеобщее восхищение и мешочки с монетами в Телгаардской крепости на севере. Вальдо некоторое время назад служил там (и с малой для себя пользой, по его скромному мнению) в качестве третьего домашнего слуги. Он представлял это положение как временную неудачу, результат несправедливости и безуспешного вымогательства — он неосмотрительно пытался шантажировать жителя Клонисборо, когда обнаружил, что тот был предводителем самой безжалостной шайки контрабандистов в Соламнии. В интересах сохранения своей жизни Вальдо бросил все и сбежал в Телгаард.

В течение всех лет его простой жизни он с завистью наблюдал за преимуществами, которые имеют люди благородного рождения. Простое платье и изысканная речь давали ему всеобщее уважение, которое он желал, но к сожалению, уважением нельзя заполнить пустой желудок. Но, думал Вальдо, профессиональное уважение, наряду с высоким денежным вознаграждением, даст ему все, что он желал от жизни.

Модная одежда, высокопарное имя и пара-тройка побасенок были достаточными условиями для успешной карьеры менестреля, как думал Вальдо. Той самой ночью родился сэр Делбридж Фидингтон, а имя Гектор Смитсон, которое Вальдо взял как слуга было навсегда забыто.

Используя навыки, освоенные во время одного из его более ранних занятий, Вальдо позаимствовал немного хорошей одежды у своего работодателя, включая зеленый жакет и бриджи, которые он теперь носил. К этому он присовокупил несколько ценных вещей из поместья, зная, что выручка от их продажи поможет ему комфортно пережить время, пока он не утвердится как бард.

К сожалению, этот процесс занял намного большее время, чем ожидал или планировал Вальдо. Он повторял басни, услышанные им от барда в Телгаардской Крепости, но они никогда не производили в его исполнении ожидаемый эффект. Вальдо возлагал ответственность за это на толпу. Фермеры и прочая шушера, которую он был обязан развлекать, не были достаточно искушенными слушателями, чтобы оценить искусство, повергшее в изумление дворян в Телгаарде. Тем не менее Вальдо был уверен, что успех придет, как только он сможет рассказать нужное сказание перед нужной толпой.

Однако, в последние дни Вальдо начал подозревать, что возможно профессия барда не настолько легка, как ему показалось. Возможно, она требовала наличия таланта, которого, возможно, у Вальдо не было. На самом деле, возможно, он был очень плох как бард. Ему даже не удалось сорвать аплодисменты в пивной палатке, в таком болоте, как Утеха.

И затем, как подарок от небес, он встретил ремесленника с волшебным браслетом и болтливым языком.

После нападения на ремесленника прошлой ночью, Вальдо поспешно удалился от Утехи, прошел в восьми километрах к востоку от Кви-кири и затем расположился лагерем рядом с дорогой на северном краю деревни. Рано отправившись в путь, он направился к самому ближнему порту на Новом Море, чтобы увеличить расстояние между собой и оглушенным ремесленником как можно больше. Но первое средство передвижения, которое он встретил, управлялось фермером, который направлялся отнюдь не к морю. Вместо этого он возвращался домой, в отдаленную деревню под названием Танталлон, которая находилась высоко в горах Восточной Стены, так далеко, как только вела дорога.

Не испытывая любви к парусным судам — по правде говоря, они его пугали — Вальдо решил, что отдаленная деревня ничуть не уступает по привлекательности для желающего затаиться, по крайней мере на время, прогнозиста. Кроме того, девиз Вальдо был «никогда не отказывайся от бесплатного» так он относился и к поездкам.

Места на передней скамье фургона хватало только для одного, так что Вальдо поехал сзади, устроившись на нагромождении мешков, заполненных брюквой. Несмотря на неудобное положение, он сжимал в руках медный браслет и самодовольно думал «думаю, теперь моя удача со мной». Вальдо засунул браслет в свой мешок для сохранности. Откидываясь на брюкве, он тихо поблагодарил неудачливого ремесленника за свою новую удачу.

Спустя ухабистый и трясущийся час, фургон с грохотом въехал в маленькую деревню.

— Равенвейл, — сказал фермер, останавливая фургон перед магазином бакалейщика на деревенской площади.

Делбридж спрыгнул вниз, чтобы размять свои короткие ноги. Стряхивая дорожную пыль с подола своего зеленого жакета, он спросил:

— Далеко еще до Танталлона?

Фермер скосил на него взгляд, поднимая мешок с брюквой на плечи.

— Не могу сказать точно. Тринадцать… нет, скорее всего шестнадцать километров к северу. Дорога станет отсюда хуже и двигаться будем медленно.

С этими словами фермер вошел в магазин и принялся торговаться о цене за свои товары с зеленщиком.

Вид свежих продуктов спровоцировал урчание в животе Делбриджа и он причмокнул своими толстыми губами. Вспомнив еще один свой девиз — никогда не покупай то, что можешь украсть — он быстро огляделся и схватил кусок желтого сыра с прилавка у магазина. Понюхав сильный аромат сыра своим курносым носом и одобрительно кивнув, он положил его в свой тощий мешок, чтобы насладиться сыром во время дороги. Затем он умыкнул два спелых красных яблока из Гудлунда и проглотил каждый из них за три голодных укуса.

Через некоторое время появился фермер и вскарабкался назад на козлы. Делбридж устроился на несколько меньшую, но все еще неудобную груду мешков с брюквой и вгляделся вперед на то, что их ожидало, когда они снова загрохотали на север из деревни. Он с сожалением посмотрел на то, что фермер оптимистично назвал дорогой. Ее было легко принять за козью тропу, причем коза явно выпила много эля.

Делбридж решил, что первое, что он должен будет купить в Танталлоне, это новая одежда. Гадалки носили ниспадающие красочные платья и эти странные небольшие штуковины вместо шляп, которые на самом деле являлись кусками ткани, обернутыми вокруг их голов.

У прорицателей также были необычно звучащие имена, такие как Омардикар или Хосни. Делбридж остановился на Омардикаре. Омардикар Всемогущий.

Деревья расцветали, крошечные зеленые листья высовывались из покрытых корой ветвей, все еще холодных и серых от зимы. Предгорья, поднимавшиеся высоко к горам, были усеяны пушистыми зарослями бело-розового дикого яблока и сливовых деревьев в полном цветении. Их мягкие ветви стучали о бока деревянного фургона, когда он трясся вдоль узкой дороги, забрасывая Делбриджа и брюкву ароматными разноцветными лепестками.

Пасторальная красота была потрачена впустую на Делбриджа. Убаюканный теплым весенним солнцем на лице и тряской фургона на изрытой колеями дороге, бард, превратившийся в предсказателя, откинулся назад на грязных мешках и уснул.

Он был грубо пробужден некоторое время спустя, когда тяжелые колеса фургона наткнулись на очень большой дорожный камень и повозка подпрыгнула высоко в воздух. Делбридж завертелся, поворачиваясь, чтобы посмотреть на передок фургона, но увидел только затылок фермера. Будущий предсказатель изо всех сил пытался встать на колени среди мешков.

Так как фургон взгромоздился на гребень холма, Делбридж увидел, что они уже проехали предгорья и углубились в горы. Ниже, укрытый в маленькой долине в тенях от окружающих гор, стоял город размером с Утеху — Танталлон. Хотя еще не вечерело, сквозь деревья мигали фонари и ветер приносил запах дыма от домашних очагов. Быстрый, холодный ручей несся с запада, где находились самые высокие горы.

И там, величественно возвышаясь со скалистого пласта, у ручья, стояло внушительное каменное строение с высокими башенками, большими башнями и защитным барбаканом, кажущееся фиолетовым в тусклом свете.

23
{"b":"270258","o":1}