ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как просто и удобно, — сказал Балькомб. — И вы считаете, что Его Светлость просто поверит вам на слово и занесет вас в список придворных?

— Он сказал, что попытается, — коротко сказал Ростревор.

Снова нахмурившись, лорд Карстон посмотрел на Ростревора, затем на Балькомба.

— Я снова прошу вас, чтобы мой любимый сын и мой самый доверительный советник не пребывали в постоянных разногласиях, — вздохнул он.

— У нас нет разногласий, мой лорд, — сказал маг. — Мы хотим увидеть демонстрацию воображаемой силы этого человека. Мы не согласны друг с другом только в том, насколько строгим должна быть такая проверка.

В комната повисла неприятная тишина. Ощущая, что эта напряженность явно не служила ему на пользу, Делбридж произнес:

— С вашего разрешения я продемонстрирую то, на что я способен прямо сейчас и тогда вы сможете решить, достаточно ли этого или понадобится какое-нибудь дополнительное испытание.

Закрыв глаза и рассеянно потерев браслет пальцами своей левой руки, Делбридж сконцентрировался на людях перед ним по одному. Вначале он представил себе рыцаря. Внезапно его живот скрутило и в голове забился пульс. Он почувствовал себя погружающимся в плотный густой туман. Неожиданно ему предстало видение пожилого рыцаря, стоящего на коленях в замковой палате. Мрачные драпировки покрывали стены. Стоящий на коленях человек вопил и рыдал с таким ошеломляющим отчаянием, как если бы кого-то оплакивал, но рядом не было ни гроба, ни тела. Драматическое видение стало таким шоком для Делбриджа, что он издал короткий вскрик и его глаза распахнулись. Видение тут же исчезло.

— Что это было? — спросил рыцарь, наклоняясь вперед. Он был поражен, увидев неуверенность и жалость в глазах Делбриджа. — Что вы видели?

— Ничего, — быстро и нервно сказал Делбридж. Не мог же он сказать правящему соламнийскому рыцарю, что видел его плачущим, как ребенок! — Я ничего не видел.

Он быстро сменил тему.

— Теперь я сосредоточусь на молодом сквайре.

Делбридж представил себе ребяческое лицо Ростревора, усеянное веснушками и обрамленное бледно-желтыми волосами. Снова его окутал туман и промчался мимо. Желчь подкатила к его горлу и он стал сопротивляться болезненному чувству, в то время как туман стал испаряться.

То, что он увидел, заставило его отшатнуться назад. Снова вместо зала для аудиенций, где он только что закрыл глаза, он увидел освещенную свечой комнату где-то в замке. Сын рыцаря, Ростревор, лежит в своей кровати. Но внезапно яркий красный свет взорвался возле него, вращаясь и увеличиваясь, до тех пор, пока полностью не окутал молодого человека. Затем сквайр упал с кровати, притягиваемый источником света, крича от испуга и боли. Наконец юноша съежился напротив пульсирующей красной стены, стараясь отпрянуть от чего-то, что Делбридж не мог видеть, но чувствовал его опаляющее зло.

Глаза Делбриджа раскрылись, он с трудом ловил ртом воздух. Видение немедленно пропало, но его сердце все еще дико колотилось, а пот залил глаза. Он неловко попытался сжать свои дрожащие пальцы и тут понял, что браслет стал невыносимо горячим. В гневе и страхе он ударил рукой в браслете по бедру. Иглы боли пронзили руку и заставили его вскрикнуть.

Он быстро узнал Ростревора, который стоял перед ним и несильно тряс его за плечи.

— С вами все в порядке? Стойте спокойно и сделайте глубокий вдох.

Делбридж вытер лицо рукавом платья, сделал несколько глубоких вздохов и потер руку. Сквайр вернулся на свое место позади отца, который с любопытством наблюдал за Делбриджем. С другой стороны Балькомб, казалось, даже не пошевелился.

Лорд Карстон немного наклонился вперед на кресле.

— Теперь вы не сможете сказать мне, что ничего не видели. Если вы видели что-то, касающееся моего сына, я должен знать, что это. Говорите!

Как он мог сказать им что видел?

Делбридж судорожно сглотнул.

— Мой лорд, возможно, вы уже почти считаете меня шарлатаном, но то что я видел, я смогу описать только приблизительно. Это было непохоже на все то, что я когда-либо испытывал. Раннее виденья были кратки и ясны, показывая мне что конкретно должно случиться. Но это… это походило, почти на кошмар. Я видел намеки и знаки того, что может случиться, но не сами события. Я прошу вас, не думайте, что я хочу вас напугать. Сквайр Ростревор находится в большой опасности. — Делбридж быстро рассказал все, что видел, включая более раннее видение убитого горем рыцаря. — Я не могу описать все это лучше, но я знаю, что это правда, — закончил он.

К удивлению Делбриджа Ростревор был единственным, кто усмехнулся.

— Отец, это не имеет смысла. Похищенный красным светом! Я слишком силен — ты сам обучал меня — чтобы позволить такому случиться. Кроме того, наша семья и ты сам пользуешься большим уважением подданных. Кто бы мог сделать такое?

Лицо старшего рыцаря отразило обеспокоенность.

— Всегда найдутся недовольные, которые могут стремиться причинить мне боль через тебя. Я прожил долгую жизнь и нажил более чем достаточно врагов, чтобы нарушить мой покой.

Нахмурившись, молодой рыцарь обошел стол и крепко схватил Делбриджа рукой.

— Я думаю, что вы потратили впустую достаточно времени моего отца. Подите прочь!

— Погодите, — прервал Балькомб, протестующе поднимая руку. — Какую пользу для себя может извлечь этот человек, сделав сфабрикованное предсказание такого серьезного рода? Я согласен, что и у меня есть к нему замечания, но если эта история фальшивая, то время быстро покажет правду, — одетый в красное маг повернул свой единственный глаз на Делбриджа. — Действительно ли эта опасность неизбежна?

— Думаю, что да… да, — выпалил Делбридж. — Именно так и работает моя сила.

Чувствуя себя немного неудобно, как жук под стеклом, Делбридж почесал свой подбородок.

— Тогда, мой лорд, я предлагаю, чтобы мы предупредили эти события, — сказал Балькомб своим баритоном, — путем охраны Ростревора в его комнатах и везде, где ему может грозить опасность, по крайней мере, в течении этого вечера. Посты стражи будут охранять его двери и окна. Я также обеспечу дополнительную безопасность, поместив магические печати и защитные заклятия на всех дверях и окнах. Никто не будет в состоянии войти в его комнату в физическом или ином обличье, не вызвав магической реакции и при этом Ростревора нельзя будет никоим образом оттуда похитить. Если такая попытка будет сделана, то мы немедленно об этом узнаем. На самом деле, если мы будем действовать разумно, то никто, кроме нас четверых, не узнает и не заподозрит, что мои магические печати вообще существуют.

Старый рыцарь ухватился за эту идею.

— Превосходная идея! Это конечно помешает любым попыткам похищения, физическим или магическим.

— Но, отец… — Возразил Ростревор.

Лорд Карстон отклонил протесты своего сына.

— Ты должен потакать старику, который любит своего единственного сына слишком сильно.

Молодой рыцарь глядел с негодованием.

— Но если мы исключим любую возможность попытки, то как же мы узнаем, планировал ли кто-нибудь что-то против нас?

— Здесь останется Омардикар, как гость. Если ничего не случится, то он сможет попробовать еще раз доказать свои способности. Между тем, мы рискнем. Ростревор, твои передвижения с этого момента ограничены твоими апартаментами до завтрашнего утра. Мы с Балькомбом немедленно пойдем и посмотрим как обеспечить твою безопасность. — С непреклонным выражением на лице, рыцарь поднялся, вздрогнув от волн подагрической боли, пробежавших по его ногам.

— Фродер — крикнул он сквозь сжатые зубы. Высохший старый слуга появился у занавеса в далеком конце комнаты, — наша аудиенция на сегодня закончена.

Пожалуйста принесите мои извинения тем, кто ждет снаружи и скажите им, что их примут в следующий раз и затем проследите, чтобы каждый был размещен в пределах сторожевой башни. С вашего позволения, Омардикар, пока мы не знаем наверняка, что случится, я хотел бы, чтобы вы тоже остались в башне. Фродер, проследи за тем, чтобы ему была выделена отдельная комната.

27
{"b":"270258","o":1}