ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Селана беспомощно жужжала вне сети, слишком напуганная, чтобы приблизиться и слишком шокированная, чтобы попытаться что-то придумать. Сети стали опутывать лицо Таса. Чудовищные глаза паука колебались около его шеи, монстр приготовился вонзить свои парализующие клыки в свою жертву. Тас резко закрыл глаза и расслабился. Мгновение спустя, окруженная крошечными сверкающими вспышками, муха превратилась в небольшую коричневую мышь. Нити паутины, скрутившие кендера, разорвались, а сама сеть рассыпалась и Тас мгновенно полетел на пол, крутясь в воздухе и приземлившись на свои четыре лапы. Паук тоже стал падать, затем ухватился за одну из нитей и торопливо поднялся по ней, стараясь как можно быстрее оказаться в безопасности потолка.

С облегчением и почти истерически смеясь, Селана приземлилась рядом с Тасом и тоже обернулась мышью. Она стояла на дрожащих лапках, в то время как Тас потягивался своими занемевшими членами.

— Почему ты не сделал это сразу же? — спросила она.

— Я не слышал, чтобы ты предложила мне это, — парировал он. — Кроме того, все закончилось хорошо. Чего ты так взвилась?

Селана не ответила.

— А вон и наш старый приятель, Одноглазый, — сказал Тас. Они увидели, что маг стоял перед дверью в конце длинного коридора, освещенного свечами. Две мышки понеслись по коридору, держась в тенях поближе к стене. Маг открыл простую деревянную дверь и зашел внутрь. Тас, бегущий перед Селаной, смог заметить, что внутри находилась комната, а не еще один коридор. Но дверь закрылась прежде чем они добежали до нее.

Мыши осторожно приблизились к двери. Своим острым слухом они слышали, как маг ходит с другой стороны. Нижний край двери отставал от каменного пола почти на три сантиметра, что было вполне достаточно для двух небольших мышек.

— После вас, — подумал Тас, кивая своей заостренной мордочкой. Селана бесшумно шмыгнула под дверь в сопровождении кендера и каждый из них спрашивал себя, с какими ужасами им придется столкнуться с другой стороны.

ГЛАВА 13. ДВУСТОРОННЯЯ МОНЕТА

Пользуясь здоровой рукой, Балькомб вытряхнул остатки беличьих мозгов в керамическую чашу. Его рабочее пространство ограничивалось высоким деревянным столом в лаборатории, которая примыкала к его квартире в Танталлонском Замке. Комната была довольно маленькой для обычной магической лаборатории, но довольно большой если сравнивать с другими палатами замка. Одна узкая бойница во внешней стене пропускала сюда небольшое количество света, но факелы были нужны здесь для полного освещения.

Скривившись, он слизнул последние терпкие капли из фарфоровой чаши, которую держал в правой руке. Черновое заклинание, состоящее из белого жемчуга и совиного пера, погруженных в вино, неприятным образом обостряло его чувства. Шумы стали более резкими, наполняя его голову пронзительными отзвуками; запахи приносили с собой тревожащее чувство времени и результаты содеянного в прошлом. Хуже всего, цвета и формы предметов стали более четкими и выраженными, как будто уже не были связаны между собой и могли быть выделены и изучены отдельно. Конечно, это были побочные эффекты. Эликсир наделял его способностью идентифицировать особенности магического предмета. Он мог, вполне реально, увидеть, ощутить, услышать или почувствовать запах магических способностей артефакта, с которым обращался. В настоящее время он исследовал медный браслет на своем запястье.

Балькомб погладил пальцами браслет, так нежно, как человек гладит любимого. Ему нравилось чувствовать тяжесть драгоценностей, иногда он ощущал почти реальное удовольствие. Этот предмет особенно стимулировал его в этом отношении. Кроме того, на браслете имелись еще и драгоценные камни. Балькомб обожал ограненные камни любого вида.

Балькомб видел, что браслет показывал будущее путем видений, как и говорил этот трогательный мелкий жулик. Намного более любопытным была сама основа браслета. Казалось, что он был выкован гномом, но можно было также безошибочно распознать признаки магического влияния. Он не мог идентифицировать какое королевство эльфов было вовлечено в разработку браслета, но это точно не Сильванести или Квалинести. Маг ощущал слабый, но постоянный солевой аромат, с которым никогда не сталкивался прежде. Возможно, артефакт происходит из острова Санкрист, возможно даже откуда-то дальше.

Независимо от того, где сделали браслет, Балькомб подозревал, что опытный хозяин в любое время суток сможет найти ответы на множество определенных вопросов, касающихся ближайшего будущего. Потенциал артефакта был огромен в руках квалифицированного пользователя, хотя научиться управлять им будет стоить огромных усилий. Он решил носить его в течении всего дня на ближайшей неделе, но сейчас слишком устал, чтобы экспериментировать и таким образом изо всех сил попытался стащить браслет со своего запястья. Подгонка была весьма тесной. Наконец ему это удалось и он положил артефакт на стол.

Плечи мага поникли от усталости. Это заклинание требовало не менее десяти часов на кастинг. Первые восемь уходили на то, чтобы очистить браслет для идентификации, удалив внешние влияния, которые могли бы извратить или ослабить его магическую чувствительность. Балькомб уже собирался закончить заклинание, когда его прервало пробуждение в темнице его новейшего зомби, раннее известного как Омардикар Всемогущий.

Его раздражение стало еще большим, когда он обнаружил странную компанию из четырех незнакомцев, которые, к тому же, уничтожили его зомби, которым он даже ни разу не воспользовался. Плененные гном и Полуэльф выдали ему немного действительно полезной информации, за исключением того факта, что они пришли сюда за браслетом, хотя маг так и не понял почему.

Балькомб подумал о тех, кого сегодня заключил за решетку. Обладающие гораздо большим интеллектом и проницательностью, чем давешний провидец, они постарались бросить вызов уму мага. Он исследовал их, и устно и магически. Гном, обладая врожденной стойкостью к магии, дал ему немного информации. От Полуэльфа маг получил не намного больше, так как тот сам был с магией.

Они имели какую-то связь с тем, кого называли Делбриджем, недолгим зомби Балькомба — хотя они никогда не встречали его и заклинание, обнаруживающее ложь, показало магу, что это правда. К концу допроса Балькомб уверился, что они ничего не знают о его связи с исчезновением Ростревора.

Из них получатся превосходные зомби.

Он с тревогой ждал известий о том, что двое сбежавших, странно бледная молодая женщина и кендер, погибли из-за его теневого монстра. Он не мог рисковать теперь, когда был так близок к своей цели.

Балькомб зевнул и моргнул тяжелеющими веками. Напряжение заклинания подкосило его физически, но события в подземелье и в тюрьме не давали отдохнуть его мозгу. Он чувствовал отчаянную потребность в расслаблении. Он взял с буфета синий кубок и бритву, которой обычно брил голову и понес их через лабораторию в богато украшенную коврами и обставленную спальню. Там он обосновался на сиреневом, покрытом бархатом диване и откинулся назад в перьевые подушки.

Маг поставил чашу на пол. Протянув свою левую руку над чашей, он открыл бритву и приложил ее острое лезвие к ладони. На несколько мгновений он застыл в предвкушении того, что собирался сделать. Несколько тонких зарубцевавшихся шрамов виднелись на ладони параллельно приложенному лезвию.

С вспышкой безумия в глазах он надавил на лезвие достаточно, чтобы оно сильно прижалось к коже. Затем, широко улыбаясь, он медленно потянул бритву на себя. Металл врезался в кожу и разрезающаяся плоть почти скрыла лезвие. Тонкая струйка крови побежала теплым красным потоком по его наклоненной ладони, капая в чашу на полу. Поток усилился в ритме пульса и голова мага при этом качалась в такт каждому успокаивающему удару. Скоро крошечные ручейки крови испещрили его руку сетью. Спустя несколько мгновений ладонь была полностью пропитана кровью и стала липкой, так как кровь стала сгущаться.

45
{"b":"270258","o":1}