ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Эгоистичная митохондрия. Как сохранить здоровье и отодвинуть старость
Колдуны войны и Светозарная Русь
Стеклянные пчелы
Эмоциональная гибкость. Завоевать расположение коллег, управлять решениями партнеров
Когда я вернусь, будь дома
Итак, моя радость…
Абиссаль
Мужские откровения
A
A

Монета прервала Балькомба прежде, чем он смог договорить.

— Что ты знаешь о времени, человек? Я прожил такое количество времени, что ты не в состоянии себе это вообразить. Меня изгнали из твоего мира, отобрали души, которые я жажду в течении такого долгого времени, что не хватит лет, чтобы измерить его. Что такое твое ожидание, по сравнению с моим? Эти патетические просьбы не производят на меня впечатления.

— Но твое время не имеет никакого отношения ко мне, — ответил Балькомб. — В отличие от тебя, я старею. Мое время в этом мире ограничено. Чем дольше ты будешь медлить с реализацией моей просьбы, тем меньше времени я смогу прослужить тебе в высоком положении. Подумай о душах, которые я мог бы послать тебе, если буду сидеть в составе Конклава. Удовольствие от них не сможет сравниться ни с чем, что ты когда-либо испытывал. И мы могли бы начать прямо с Ладонны. Мы оба получили бы то, что хотим больше всего.

Годы опыта научили Балькомба играть на жадности Хиддукеля наиболее эффективным способом. Если бы его слова не убедили бы бога, он нашел бы другие. Балькомб не сжигал позади себя всех мостов, но он не мог придумать более убедительного аргумента против бога, который промышляет ловлей душ.

Монета, щелкнув, перевернулась на веселую сторону. Балькомб безуспешно попытался поймать ее и вынудить строгое лицо остаться, но он был слишком медленным. Теперь он понял, что веселое лицо, несклонное заключать такие серьезные договоры, прервет переговоры.

— Принеси душу в назначенное место, где я смогу изучить ее более близко, — с улыбкой сказала монета. — Тогда мы рассмотрим эту проблему более подробно.

Затем рот закрылся и металл в руке Балькомба снова стал гротескной монетой.

Не уверенный в том, расстраиваться или ликовать, Балькомб зажал монету в руке. Бог не дал ему никаких новых обещаний или гарантий. В то же самое время его просьба не была полностью отвергнута и только это одно было хорошим знаком. Пока Хиддукель желал подумать над перспективами, была причина надеяться на хороший исход.

Потянувшись своим мускулистым телом, Балькомб вернул монету в потайной кармашек, затем осторожно поместил драгоценный камень души обратно в тайник.

Теперь, сказал он себе, надо подготовить алтарь к церемонии, которая доставит душу сквайра Хиддукелю. Балькомб знал, что церемония должна пройти безупречно, потому что вряд ли когда-либо такая привлекательная душа еще раз попадется ему в руки. Однако, с этим были трудности, так как алтарь не находился в замке. Не желая рисковать случайным обнаружением алтаря, маг не мог его разместить непосредственно в городе. Если бы его нелицеприятные занятия или даже его поклонение Хиддукелю были бы раскрыты или рассказаны лорду Карстону, то карьера и, вероятно, его жизнь, подойдут к концу. По этой причине алтарь был хорошо спрятан в нескольких километрах от города в труднопроходимой местности гор Восточной Стены.

Путешествие туда пешком отняло бы у Балькомба по крайней мере день, а может быть и больше, тяжелого перехода. Но он мог бы быть там чуть больше чем через час, воспользовавшись заклинанием полета.

Тем не менее, это была трудная и опасная поездка. Более высокие области гор были населены враждебными существами. Церемония самого переноса отнимала много времени, что означало, что магу понадобится хорошее оправдание своему отсутствию при дворе, чтобы избежать подозрений. Верный своему соламнийскому воспитанию, Карстон не доверял магии и ее носителям. Он держал при дворе мага только потому, что у человека в его властном положении это было необходимо и потому, что Балькомб много раз доказывал свою нужность. Но ничего из вышеперечисленного не давало повода думать, что Карстон полностью доверял своему магу.

Балькомб обернулся и изучил диаграмму лунных циклов на стене. Три криннские луны — Лунитари, Солинари и Нуитари — управляли силой магии в мире в соответствии с фазами. Будучи богом зла, Хиддукель был более всего силен, когда Нуитари, черная луна, была в полной фазе. То же самое относилось и к последователям Хиддукеля. Единственным временем, когда Балькомб мог передать души Хиддукелю, было время полной Нуитари, то есть каждые семь дней из двадцати восьми.

Балькомб знал, что завтрашняя ночь будет первой ночью полнолуния Нуитари. Через день Нуитари и Лунитари соединятся на одну ночь. В течении этого времени сила каждого мага на Ансалоне увеличится, особенно сила черных и красных магов. Балькомб напрягся, вспомнив неудачное Испытание, которое не допустило его в Ложу Красных Мантий и подтолкнуло его служить Хиддукелю. Так как он служил злому богу, он получал силу от Нуитари, как и любой маг в черной мантии.

Все еще размышляя о своем приближающемся путешествии к алтарю, Балькомб рассеянно наблюдал за маленьким пушистым грызуном, бегущим по его рабочему столу. Замок был полон мышей и крыс и Балькомб подружился со многими из них за эти годы, также легко используя их в своих экспериментах. Им нравилось грызть упавшие на пол частицы компонентов и пить мутные жидкости из его ступок.

Балькомб был уверен, что никогда прежде не видел такую особенную мышь в своей лаборатории. Он обязательно запомнил бы такое небольшое ясноглазое маленькое существо. Он смотрел, как мышь бежала среди инструментов и чаш, обнюхивая крошки тонкими усиками.

Внезапно его внимание было привлечено каким-то движением в конце стола. Пушистая коричневая мышь прыгнула вперед, изо всех сил вытягивая челюсть, чтобы схватить браслет своими маленькими острыми зубками.

— Что за… — Начал Балькомб, одновременно рассерженный и озадаченный. Он потянулся, чтобы схватить смелую мышь, в то время, как она изо всех сил пыталась подтянуть тяжелый браслет к краю стола.

Именно тогда вторая мышь, меньшая, но проворная, выпрыгнула из-за синей чаши и сомкнула острые зубы на руке Балькомба. Вскрикнув от боли и ярости, маг сбросил мышь с пальца на пол, где она бессознательно затрепыхалась.

Тем временем мышь на столе все еще пыталась подтянуть браслет к краю, но ей это не удавалось. Увидев разъяренного Балькомба и его руку, протянутую к себе, грызун бросил последний отчаянный взгляд на браслет и бросился со стола.

Но мышь так и не приземлилась на пол. Посреди полета она изменилась перед пораженными глазами Балькомба на колибри и вылетела наружу через узкое оконце. Балькомб почувствовал, как у него в животе похолодело.

Это были не мыши.

В бешенстве маг поискал на полу вторую мышь.

— Кто ты? Что тебе нужно?

Наконец он увидел мышь, пролезшую под дверным проемом Балькомба и пропавшую в замке, исчезнув с поля зрения мага. Он не мог даже надеяться поймать перепуганную мышь.

Если это были не гном с Полуэльфом, сбежавшие, приняв форму мыши, то еще какие-то два существа знали, что браслет у него. И этими двумя могут быть женщина и кендер, избежавшие сети! Гном и Полуэльф благополучно сидели в замковой тюрьме. Балькомб предположил, что его теневой монстр сделал свое дело с другими двумя. Могли бы они быть достаточно могущественными или удачливыми, чтобы избежать теневого монстра?

Хуже всего то, что они несомненно слышали его беседу с Хиддукелем. Хотя они не имели представления, где находится алтарь, существа, обладающие силой полиморфа, обязательно обнаружат его местоположение. Чтобы обеспечить свою безопасность, он должен немедленно добраться до алтаря, сделать передачу души и занять место Ладонны в Конклаве. Таким образом он поднимет себя выше влияния любого провинциального мага в Танталлоне или за его пределами.

Балькомб торопливо, как только возможно, готовился к отъезду, но два вопроса жгли его разум как негасимое пламя.

Кто эти женщина и кендер и как много они знают?

ЧАСТЬ 3

ГЛАВА 14. ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

Снова превратившись в воробья, Селана спряталась, наблюдая за Балькомбом, прыгнувшим с парапета окна своей комнаты. Браслет был ясно виден на его запястье. Очевидно воспользовавшись заклинанием полета, он взлетел над кронами деревьев к северу от городка, растворяясь в утренних серых облаках.

48
{"b":"270258","o":1}