ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 16. КРЫЛАТЫЕ ПЛАМЕННЫЕ СУЩЕСТВА

— Тассельхоф, ты, дверная ручка! — гремел Флинт, топая вниз по течению вдоль заснеженной береговой линии, обходя кусты, валуны и выбоины. — Что ты делаешь на этой плавучей льдине? Ты не туда идешь! Немедленно слезь с нее и вернись сюда!

— Я бы с удовольствием! — вопил Тассельхоф, перекрикивая шум мчащейся воды. — Но не слишком понимаю, как это сделать.

Он бегал по маленькой льдине туда-сюда, глядя на ее края и визуально измеряя глубину воды и расстояние до берега, в то время как льдина плыла по течению.

По мере их продвижения за рекой в горы, пейзаж постепенно менялся с весеннего зеленения обратно к ледяной снежной зиме. Тассельхоф присел было у края берега, чтобы быстро напиться, но земля под его ногами оказалась заснеженным льдом. Он понял это, когда с громким треском и стоном она вдруг отделилась от берега.

— Плохо, что у меня больше нет ни глотка этого зелья Селаны… поли… полиморжа. Ну, того, которое я выпил, чтобы превратиться в птицу. Тогда я мог бы слететь с этой штуки, — убежденно крикнул Тас. — Я рассказывал вам о том, как был мухой, а потом превратился в мышь и выпал из паутины когда огромный волосатый паук поймал меня? — при этом воспоминании Тас потер свои бедра.

— Это зелье полиморфизма! И ты рассказывал нам об этом приблизительно тысячу раз, — раздраженно ответил Флинт, пыхтя от усилий, прилагаемых для того, чтобы не свалиться в сугроб, следуя за быстро плывущей по течению льдиной. — Я серьезно, Тассельхоф. Прекрати лоботрясничать и вернись сюда.

— Флинт, — позвал Танис, прыгая за гномом через высокие наметы снега. — Я не думаю, что на этот раз Тассельхоф действительно лоботрясничает, — затем, приглушив голос, он добавил. — Возможно, он сам этого не понимает, так как ничего не боится, но сейчас он действительно в серьезной опасности.

— Великий Реоркс, — проворчал старый гном, останавливаясь и скрещивая руки на своей массивной груди. — Мы просто должны бросить его там, из-за всего того беспокойства, которое он нам причинил.

Танис тоже остановился и упер руки в бока.

— Такого, как когда он вытащил нас из тюрьмы? — лукаво спросил он.

Флинт нахмурился.

— Я подумал обо всем, что произошло из-за того, что он взял этот браслет и начался весь этот кошмар. Но я признаю, что иногда он был полезен, — сказал он и опустил голову. — И что нам делать теперь?

Они обернулись к кендеру, чья льдина была временно приостановлена кучей мертвых веток на середине реки.

— Не знаю, — ответил Танис, почесав голову. — Но мы должны думать быстро, потому что река действительно расширяется по течению и я, кажется, припоминаю маленький водопад неподалеку.

Флинт с тревогой посмотрел Танису в глаза.

Полуэльф щелкнул пальцами.

— Придумал! Найдем длинную ветку. Мы протянем ее ему и потянем к себе.

Седая голова гнома кивнула, соглашаясь, и он присоединился к Танису в поспешных поисках длинной и крепкой ветки.

Со своей стороны Тассельхоф точно не «лоботрясничал», но и не был особенно недоволен положением своих дел. Фланирование на подпрыгивающей, движущейся льдине напомнило ему о временах, когда он участвовал в «дверьбординге», очень любимом бесстрашными кендерами зимнем виде спорта. Там, в его родном городе Кендерморе, в первый день после любого обильного снегопада, молодые и старые кендеры срывали со своих домов двери и стоя спускались на них по снежным склонам. Более предприимчивые кендеры любили дверьбординг по заснеженным лестничным клеткам, так как многие из зданий в Кендерморе были без крыш или стен и это обеспечивало им хороший внутренний снежный покров. Самые отчаянные храбрецы даже сигали с многоэтажных домов со скошенными крышами. Это не слишком одобрялось, так как многие прохожие — не говоря уже о самих дверных наездниках — бывали сбиты с ног или даже получали травмы, а окрестные здания неизбежно были повреждены.

Вспоминая о детстве, когда его хохолок трепетал на ветру во время его прыжка с крыши, Тассельхоф испустил ностальгирующий вздох. Уже несколько лет он не был дома и не участвовал в дверьбординге. И эта плавучая льдина, хотя и не слишком похожая на дверь, двигалась едва ли не так же быстро, как вощеная дверь на крутом склоне.

— Тассельхоф, схвати эту ветку и мы притянем тебя к берегу, — позвал его Флинт. Тас увидел, что гном присел немного дальше по течению на левом берегу, протягивая ему длинную, тонкую ветку. Танис придерживал гнома, готовый что есть силы тащить на себя.

— Ухвати ее прежде, чем проплывешь мимо меня! — сказал Флинт. — Кроме того, я не могу вечно держать эту ветку!

Тас подполз к краю плавучей льдины и протянул руку насколько смог, но несколько футов все еще отделяли его от ветки. Напрягшись, он протянул пальцы к тонкому кончику. Поток подвел его льдину поближе. Если бы он только смог дотянуться до ветки… Кендер повернул голову в сторону, чтобы дотянуться, наблюдая за своими маневрами только уголком глаза. Он почувствовал, как гладкая кора дотронулась до кончиков его пальцев! Тас взволнованно ухватился за ветку и стал держатся за нее. Флинт и Танис радостно закричали.

— Не отпускай, Тас, — сказал Флинт, начиная тянуть ветку к себе, меняя руки.

— Не буду!

Внезапно земля под напрягшимся гномом задрожала, дала трещину и отделилась от берега. Неожиданный толчок заставил гнома сильно дернуть ветвь. Старая и высушенная за зиму на травяном покрове, ветка с треском разломалась на две неравные острые части. Тас, не готовый держать внезапный дополнительный вес, уронил ветку в поток, где она скрылась между двумя плавучими льдинами. Флинту удалось удержать вторую часть, но, к сожалению, она была всего лишь бесполезным десятисантиметровым обрубком.

Танис закричал с берега, указывая рукой:

— Флинт, водопад!

Беспомощно плывя вниз по течению вместе в кендером, гном посмотрел на приближающийся водопад. Он уже слышал шум воды, обрушивающейся вниз.

— Бесполезно! — крикнул он, в раздражении отбрасывая от себя сломанную ветку. От воды всегда одни только неприятности, горько подумал он.

Танис сложил руки в форме чаши и приставил их ко рту, стараясь перекричать шум воды, чтобы его услышали гном и кендер, стоящие на льдинах.

— Флинт, Тассельхоф! Ложитесь на животы и схватитесь за края льдины!

Полуэльф знал, что это даст им не слишком большие шансы избежать острых скал, но маленький шанс был лучше, чем ничего.

— Что? — крикнул Тас, поворачивая свое остроконечное ухо к Танису, стоящему на заснеженном берегу.

— Я говорю… ох, смотри на меня! — Танис бросился на землю животом вниз и вытянул руки, чтобы продемонстрировать что им следует делать.

Водопад был уже на расстоянии около трех метров.

Флинт уже упал на льдину, когда Тассельхоф внезапно увидел что-то. Он шлепнулся на живот, распластав по льду руки и ноги и тут увидел какое-то движение у Таниса за головой. Тас в замешательстве прищурился. Огонь? Огромные брызги пламени! Почему это Танис вдруг занялся огнем?

Затем Тассельхоф увидел что-то, во что даже ему нелегко было поверить: троих низкорослых гуманоидов, носящих простые туники, штаны и ботинки, а на спине каждого из них пламенели крылья. Тас два раза моргнул и снова посмотрел. Они все еще были там.

— Эй! — взволнованно закричал кендер, вскакивая на ноги и прыгая на плавучей льдине. — Танис, Флинт, посмотрите что позади вас! Это… ухх!!!

Речь Тассельхофа оборвалась, так как он болезненно прикусил свой язык в крайнем удивлении.

Маленькие сильные руки схватили его за подмышки и сняли с льдины в то время как она подплыла к краю водопада. Глядя вниз под свои повисшие ноги кендер видел, как льдина разбилась на куски на скалах, а затем исчезла в крутящейся воде. Он чувствовал, что поднимается все выше и выше, пока не поднялся выше крон деревьев. О своем спасении от неминуемой смерти он забыл почти что сразу, полностью захваченный полетом.

53
{"b":"270258","o":1}