ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нанда снова ощутил беспокойство Таниса.

— Если хочешь, можешь сомневаться в словах Хото. Однако помни, что это право дается лишь немногим пришельцам. Помни, что его честность неопровержима. Если Хото говорит, что это так, то это так. Ты можешь попросить его, чтобы он пояснил свои слова.

Танис подумал, что эти ограничения сделали дополнительные вопросы излишними, но он, по крайней мере, мог получить немного дополнительной информации.

— К чему такая спешка? — спросил он.

— Вчера вечером луна Нуитари стала полной. Этот человек всегда выполняет свои ритуалы во время полной Нуитари. Сегодня ночью Нуитари и Лунитари соединятся и магия станет сильнее. Такая комбинация не вернется раньше, чем пройдет тридцать три дня. Я в течении многих лет наблюдал за этим человеком и знаю его повадки. Сегодня ночью он выполнит свой ритуал.

— После ритуала уже некого будет спасать.

Тассельхоф больше не мог держать рот на замке.

— Он абсолютно прав. Я не знаю, почему вы упираетесь. Я слышал, как Балькомб говорил о том, как он рад предложить душу Ростревора, а тот рыцарский сын. Подумайте, что он должен планировать сейчас, когда поймал настоящую принцессу! Я голосую за то, чтобы мы двинулись прямо сейчас.

Танис покачал головой.

— Никто здесь не голосует, Тас. Я думаю, наши хозяева примут за нас это решение.

Нанда по очереди посмотрел каждому в глаза.

— Эта женщина, Селана, для нас не представляет никакой особой ценности. Мы защитили бы ее, если бы могли, что Хото и пытался сделать, но не о ней наше реальное беспокойство.

— С другой стороны, этот маг, Балькомб, является нашей потенциальной проблемой. Мы знаем, что он использует горы, чтобы скрыть от населения Танталлона свои злые делишки. Само по себе это нас не касается, так как его действия, независимо от того, что он собирается сделать, не принесут вреда на нашу территорию. Но мы знаем по опыту, что в конечном счете ситуация изменится. Даже если он оставит этот район и никогда больше не вернется, его пустое логово привлечет монстров, которые попытаются охотиться на нас. Лучше мы уберем его оттуда прежде, чем он принесет дополнительные неприятности.

— Если это покажется вам грубым, то просто знайте, что это наш удел. Такими способами мы защищались от внешнего мира в течении тысяч лет и мы продолжим это делать так долго, как можем. В настоящий момент наши и ваши интересы совпадают и мы можем сотрудничать. Ваше оружие здесь. Приготовьтесь и мы сразу улетаем.

Танис, Тас и Флинт обернулись и увидели, что фаэтоны, которые вошли в комнату во время речи Нанды, несли с собой оружие всех трех. Флинт взял свой двусторонний топор на длинной рукоятке, тяжелый боевой нож и засунул их за пояс.

Танис забросил колчан со стрелами через одно плечо, длинный ремень, поддерживающий ножны его короткого меча через другое и поднял свой лук, потирая смазанный кожаный захват и гладкие деревянные кривые. Тас схватил свои хупак и кинжал, и засунул в свои мешочки несколько ломтей восхитительного хлеба Сил. Через мгновения все были готовы.

Нанда приказал Танису, Тасу и Флинту выйти к двери. Один фаэтон подходил позади каждого из них и обхватывал руками своего пассажира. Затем, прежде чем любой из них смог возразить или запаниковать, все три фаэтона наклонились вперед и вместе со своим живым грузом сошли с платформы. Воздух засвистел в ушах Таса, а волосы захлопали по лицу, когда он стал резко падать на землю. Затем он услышал характерный свист пламенных крыльев фаэтонов и почувствовал, как его тело уперлось в руки существа, когда они остановили падение и выровнялись. Так же сильно, как Тассельхоф хотел спасти Селану, он надеялся, что логово Балькомба было далеко.

ГЛАВА 17. БЛУ

Селана проснулась, почувствовав запах горящего навоза и свет огня, ощущавшийся на лице. Несмотря на это она дрожала от прохладной сырости. Ее сине-зеленые глаза, потускневшие от истощения, медленно раскрылись и затем в удивлении расширились.

Морская эльфийка была в одиночестве, лежа на земляном полу большой, прямоугольной пещеры, освещенной только слабым огнем навоза, тлеющего в его центре. Потолок был низким для такой большой пещеры, не более чем три с половиной метра высотой. В тусклом свете она могла разглядеть только очертания узких проходов в ближней левой и далекой правой стене.

Где я, задалась вопросом она. Последнее, что я помню, это плавание… в какой-то ледяной воде… Я порезалась… и вернулась в эльфийское тело.

Селана вздрогнула, вспомнив отвратительную глубокую рану на своей левой руке — она потеряла сознание от боли и непогоды. Она с удивлением поняла, что рана больше не болит. Разве она была так долго без сознания, что рана зажила? Селана попыталась прикоснуться к ране, но обнаружила, что не может двигать руками.

Только тогда Селана почувствовала прохладный, тяжелый металл на своих запястьях. Она увидела, что ее руки были скованы наручниками, от которых тянулась полуметровая цепь, прикованная к грубо обтесанным розовым гранитным стенам. Она неопределенно вспомнила о своей галлюцинации. Каменный минотавр, ярко-красные жилы, очерчивающие его тело гуманоида и голову жестокого быка. Было ли это существо реальным? Кто-то принес ее сюда. Где он теперь?

Селана покрутилась, чтобы попытаться встать, по крайней мере настолько, насколько ей позволит цепь. Она молилась богам, чтобы разобраться где оказалась, но ничего не могла припомнить после того, как спряталась среди скал около реки. Ее раненная рука была вылечена каким-то образом, но каждый мускул в теле болел.

Внезапно морская эльфийка услышала скрипящий звук трения из узкого проема слева, сопровождаемый низким, гортанным бормотанием. Ее сердце в страхе подскочило.

Со своими скованными руками она чувствовала себя ужасно уязвимой и искала способ защититься. Все, что она могла сделать это пинаться ногами, при этом не слишком далеко. Первые слоги защитного заклинания отозвались эхом в ее мозгу, но она была слишком слаба, чтобы помнить его целиком.

Скрипяще-шаркающий звук прекратился и из проема показалась огромная голова. Она посмотрела вокруг, щурясь в тусклом свете. Пристальный взгляд черных глаз остановился на Селане. Существо поползло вперед.

Морская эльфийка видела, что это был огромный гуманоид — великан. Ползая в туннеле на коленях, он был настолько большим, что мог едва втиснуть себя в проход. Даже в большой пещере был неспособен встать в полный рост и был вынужден присесть на корточки.

Селана предположила, что существо, должно быть, было по крайней мере пяти метров роста и весило несколько сотен килограммов. Оно медленно ковыляло к морской эльфийке неуклюжей шатающейся походкой, его длинные руки тащились по земле. Морская эльфийка инстинктивно съежилась, но великан остановился приблизительно в полутора метрах от нее, потому что потолок пещеры тут резко снижался и великан не мог подойти ближе.

Теперь она могла видеть достаточно, чтобы понять, что великан был мужского пола. Сидя на корточках, он оглядел морскую эльфийку с бледной кожей и огромная щербатая улыбка осветила его светло-коричневое лицо и черные как смоль глаза. Его лоб был низко опущен к широким бровям. Мускулы в его склоненных плечах и шее были похожи на связку канатов и были более толстыми, чем тело Селаны в ширину.

Селана почувствовала зловоние гниющей пищи и грязи, хотя так и не смогла понять, исходит ли оно от немытого тела существа, почерневших зубов или поношенной одежды. Она часто задышала через рот, чтобы не заболеть.

Принцесса морских эльфов немного знала о великанах, кроме того, что среди них было много различных видов, так же как и существовало много эльфийских рас.

— Есть, — внезапно загрохотал он, выдвигая вперед тарелку с обитыми краями, которая была похожа на детскую игрушку в его массивной мозолистой руке. Его ногти были обломаны и местами кровоточили.

Селана посмотрела на куски неопознанного жареного мяса, обугленного до выпирающих из него костей и задалась вопросом что ей делать. У нее не было свободных рук, чтобы поесть, если даже она и решится на то, чтобы съесть что-то неизвестное и неопознанное. Хотя она и была голодна, принцесса эльфов Даргонести не собиралась опустить лицо в тарелку, как животное.

57
{"b":"270258","o":1}