ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тассельхоф просиял.

— Можешь не волноваться о дороге. У меня есть чудесные и очень точные карты целых областей. На них показано куда приводят все дороги, или, наоборот, откуда они ведут. Плюс на них указаны места с ненадежными мостами, высокими налогами, монстрами и хорошей едой. Благодаря им можно узнать много вещей. — Кендер решительно выпрямился. — Вы будете ужасно рады, что встретили меня.

ГЛАВА 2. СРЕДИ ДРУЗЕЙ

Гостиница «Последний Приют» находилась высоко на ветвях одного из самых могучих валлинов в Утехе. Это выглядело гармоничным, поскольку гостиница являлась одним из наибольших зданий в городе. Даже с земли она выглядела привлекательно и уютно. Укрытая ветвями сильного дерева, двухэтажная гостиница казалась зачарованной.

Только один недостаток можно было выявить. Длинный, обвивающий несколько раз ствол дерева пандус вел ко входу в гостиницу. Неподготовленный посетитель, пыхтя и уже созрев для выпивки, поднимался к дверям, расположенным более чем в десяти метрах от земли. Само собой, у пандуса имелись крепкие перила, которые могли пригодиться когда клиенты разминались между собой на нем.

Этим вечером Танис и Флинт как раз поднимались по мучительно длинной наклонной поверхности пандуса.

Остановившись на мгновение, чтобы прислониться к стволу, Флинт раздраженно пробурчал в усы:

— Клянусь, этот мошенник Отик каждый год поднимает эту гостиницу немного выше. Кроме того, какой идиот сделает так, чтобы в его лавку было трудно попасть и легко выйти?

— Трудно бывает только когда ты поднимаешься с земли. Я никогда не слышал, чтоб ты жаловался, когда мы входим в гостиницу с моста. — Ответил Танис. — Я думаю, что проблема в том, что ты просто стареешь.

— А ты, вероятно, глупеешь, — проворчал гном, снова трогаясь в путь. — Только кроличьи мозги могли пригласить кендера выпить с нами и только законченный идиот мог бы пригласить его присоединиться к нему в путешествии.

Танис, привыкший к язвительности гнома, не обратил внимания на его выпады.

— Никто не говорит, чтобы ты ехал со мной, Флинт. Я знаком с твоими товарами достаточно хорошо, чтобы продавать их для тебя самостоятельно. В твоем возрасте уже не следует предпринимать длительные путешествия.

Флинт ткнул коротким пальцем в своего молодого друга.

— Надеюсь ты помнишь, что даже в моем возрасте я еще смогу переломить тебя пополам, как куриную косточку. Только мой небольшой рост пока спасает тебя от этого.

Танис тихо засмеялся и положил руку на толстые плечи гнома.

— В любом случае, — сказал он, — никто не может быть уверен в том, что он придет. Вероятно, он уже и забыл о нашем предложении. Если у него действительно есть карты целого региона, мы могли бы просмотреть их и возможно скопировать. Это сэкономило бы нам массу времени и потраченных впустую усилий. Ты же знаешь, какие лабиринты встречаются в Харолисовых Горах.

— Да, я знаю, — проворчал гном. — И еще я знаю, что сейчас мог бы сидеть перед своим собственным очагом, поедая свою собственную копченую ветчину и запивая ее хорошим гномьим алкоголем.

Полуэльф вздохнул.

— Это очень хорошо, что ты все-таки здесь, клянусь, — сказал он, тряхнув рыжевато-каштановыми волосами, — ты стал бы настоящим отшельником, Флинт Огненный Горн, если бы я позволил тебе это.

— И почему ты мне не позволяешь?

Танис мягко похлопал Флинта по плечу.

— Это просто позор, что только я в этом мире знаю, какой ты сноб. — Он слегка сжал плечо гнома. — Теперь, пожалуйста, хотя бы попытайся быть приветливым к Тассельхофу. Он мне кажется достаточно приятным маленьким парнем.

Скептическое фырканье было единственным ответом Флинта, его тяжелые ботинки шумно стучали по деревянному настилу пандуса.

Они дошли до площадки перед входом в гостиницу. Яркий свет сиял теплотой изнутри, пробиваясь сквозь красочные витражи. Танис, прикрыв глаза, сделал глубокий вдох и вошел в помещение.

В гостинице стояли запахи, которые Танис находил неотразимыми: дым от очага смешивался с ароматами отиковой картошки с пряностями, копченых колбас, жареной птицы, свежего хлеба и неизбежным запахом ствола валлина, который рос прямо посередине общей комнаты.

Танис открыл глаза, почувствовав этот приятный аромат. Гостиница была часто полна взбудораженных и возбужденных людей. Этим вечером несколько подвыпивших приятелей стояли или сидели всюду по комнате, хлопая в ладоши или стуча по столам, горланя до неловкости похабную песенку. И в центре всего этого, прыгал на столах и даже на плечах посетителей запевала, как раз тот парень, встретиться с которым они пришли. Неудержимый кендер Тассельхоф Непоседа.

Локоть Флинта ткнул Таниса под ребра, заставляя того шумно выдохнуть. Танис посмотрел на гнома, но смог только пожать плечами в ответ на его злобный взгляд. Собрав все свое терпение, Танис стал проталкиваться сквозь шумную топающую толпу.

Песня закончилась за мгновение того, как двое новоприбывших пробрались к свободному столику у самой дальней стены комнаты. Вдруг из ниоткуда на Таниса прыгнуло чье-то тело и он рефлекторно поднял руки, чтобы поймать его.

Тас улыбнулся своему новому другу.

— Эй, Танис, спасибо, что подхватил меня!

Он сполз на пол к коленям Полуэльфа, поправил свою перекрутившуюся жилетку и устроился на стуле.

— Какая толпа! — он глотнул из полупустой кружки эля, оставшейся от предыдущих посетителей. Пена покрыла его верхнюю губу золотыми усами. — Это отличный город! Я понимаю теперь почему вы парни живете здесь.

Он удовлетворенно откинулся назад и с удовольствием отрыгнул.

— Вы слышали песню? — спросил он, снова наклоняясь вперед. — Она стала почти государственным гимном в Кендерморе, но ее очень трудно петь правильно, со всеми этими четырьмя октавами и тому подобным. Но я знаю, что даже плохое исполнение песни производит фурор в кендерморских гостиницах. По крайней мере производили, когда я в последний раз был дома.

— Когда было это? — вежливо спросил Танис. Он старался не обращать внимания на гримасу гнома, сидевшего рядом с ним.

С многострадальным вздохом Флинт поднял над головой три пальца, привлекая внимание официантки. Светловолосая девушка быстро подбежала к ним, из трех больших переполненные кружек на ее руки расплескивался эль.

— Спасибо! — Тассельхоф обменял свою полупустую кружку на полную. — Так о чем ты спрашивал? Ах, да, Кендермор, — он почесал голову. — Какой у нас год сейчас?

— Год? — недоверчиво спросил Танис. — Ты так долго не был дома?

— На самом деле я действительно не помню, — сказал кендер, сморщивая свое лицо в раздумьях. — Давайте посмотрим. Я уехал после своего шестнадцатого дня рождения — это произошло в месяц Благословения, в 341 году. Я помню, что после этого у меня было еще два дня рождения — один я провел с несколькими очень противными магами, которые хотели отобрать у меня мое замечательное кольцо телепортации. Второй я провел с очень хорошими людьми в приятном месте, борделе, в Кхури-Хане… или это был Валкинорд? Я всегда их путаю. Вы были там?

Не обращая внимания на залившегося краской Флинта и смеющегося Таниса, Тас продолжил:

— Это значит, что я путешествовал в течении двух с половиной лет. Хм… — Пробормотал он, — я даже не предполагал, что уже прошло столько времени…

— Милостивые боги, — с дрожью в голосе сказал Флинт. — Кто еще может так скитаться по Кринну?

Тассельхоф выглядел удивленным.

— А как еще вы сможете узнать о жизни и нарисовать карты? Когда вы узнаете достаточно и нарисуете много карт, вы будете готовы вернуться в родной город и начать взрослую жизнь. Разве не все поступают именно так?

— О боги, нет, — пробормотал гном, вынужденный снова призывать богов в свидетели. — Какие смешные у вас понятия.

Танис пожал плечами.

— Я думаю, что вряд ли они отличаются от понятий других народов. Я знаю, у эльфов тоже есть свои традиции, — он вздрогнул при воспоминании, как ему запретили участвовать в эльфийском торжественном обряде несколько лет назад в Квалиносте. Запретили только из-за того, что он был полукровкой. — Держу пари, что у гномов тоже есть свои.

6
{"b":"270258","o":1}