ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пираты Драконьих гор

Книга первая. Три пути

Олег Ерёмин

© Олег Ерёмин, 2016

ISBN 978-5-4483-1048-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

История 1. Начало пути

Глава 1. Крушение

05.11.Л.994
Граница между ФНТ и Арлидаром

Торговый воздушный корабль оказался приманкой.

До него оставалось всего лиг шесть1. Еще час погони и можно будет достать тяжелой бронзовой стрелой. Потом еще пара минут – и наступит время кидать «ежей». Рядом с баллистой, возле лотка подачи, уже примостился десяток этих снарядов – маленьких шариков, из которых в стороны и вверх-вниз уходят по шесть острых стержней в четверть метра длиной.

Когда ёж попадает в баллон корабля, он оставляет в нем огромную рваную пробоину. Галеону надо пять-шесть таких дырок и он не успеет ни заделать их, ни подкачивать достаточно гелия, чтобы остаться в воздухе.

И если вовремя остановиться, не добивать валящийся корабль, то он даже не расшибется в лепешку. Но ударится достаточно сильно, чтобы нашим абордажникам уже никто не мог оказать сопротивление.

Так бы оно и было, вот только…

Истошный крик навигатора потряс командный зал:

– Корабль на три румба с левого борта!

Все в обширном, метров восемь в длину и пять в ширину помещении, занимающем переднюю четверть корабля, замерли в ожидании уточняющей информации2.

– Что там, Ларнс? – встревоженный оклик капитана.

Навигатор несколько секунд всматривается в окуляр перископа и сообщает:

– Военный корвет. Удаление восемь лиг. Идет нам наперерез, высота шесть сто.

Это все.

Движение воздушных судов подчиняется строгой математике.

Сейчас «Серый ястреб» идет полной скоростью на высоте в четыре лиги. Если сбросить балласт и все лишнее – поднимемся до пяти, и прибавим в скорости еще лигу в час. И корвет нагонит нас за пару-тройку часов, где-то в предгорьях. И будет выше нас. В воздушном бою это имеет решающее значение. Мы нашими арбалетами-переростками вражеский корабль снизу вверх не достанем, а он своими мощными паровыми баллистами закидает нас взрывчатыми стрелами и ежами с дистанции в пол лиги…

– Право на руль! Восемь румбов! Набираем потолок! Все лишнее за борт! – у капитана лицо в обрамлении сивой бороды красное от натуги. – Машина, выжимайте все, что можете!

Матросы кинулись выполнять приказ. Все отсеки нашего корабля заполнил стук подошв о тонкий дощатый пол, грохот люков, откидываемых наружу перепадом давления, свист спрессованного скоростью забортного воздуха, скрежет чего-то тяжелого по полу, надсадные крики и ругань.

А я с моими тремя помощниками остался посреди зала, возле орудийных приспособлений.

– Стрелки, чего бездельничаем? – капитан подскочил ко мне. – Живо помогать остальным! Нет, стоять! Отвинчивайте малую баллисту! И все стрелы – за борт! Оставьте по десятку тяжелых, взрывчатых и ежей. Один Взиги, нам с ними не перестреливаться.

– Капитан, тогда может и большую скинем? – подскочил к нему старпом. – Это еще гросс3. Если сольем лишнюю воду и ссыплем уголь, глядишь, до шести лиг дотянем, и выжмем предельную для нас тридцатку лиг в час.

Капитан на пару секунд задумался. Даже глаза зажмурил.

– Да, Джарлм, – и с тяжелым вздохом повернулся ко мне. – Далкин, сбрасывай обе баллисты и все стрелы. Добавочная лига в час – это единственное, что может дать нам шанс.

Я лишен сентиментальности в отношении своих орудий, хоть и знаю каждую выбоинку на ложах, как ведет себя каждая пластина бериллиевой бронзы в луках. Разбуди меня среди ночи – нарисую все детали спусковых механизмов, а по тональности скрипа лебедок способен определить, сколько времени понадобится для перезарядки.

Но это всего лишь металл, дерево и такелаж. Человеческие жизни важнее, а моя так в особенности.

Вот только без баллист корабль как голый. И совершенно беззащитный перед врагом.

Эх.

Гаечный ключ плотно обхватил очередной болт. С резким усилием я сорвал его с места и начал быстро отвинчивать. В конце сопротивление усилилось и пришлось навалиться всем весом. Еще один рывок, и болт освободился от груза. В ту же секунду раздался скрежещущий стон металла, и, вырвав пару последних креплений, станина баллисты ухнула вниз, оставив в полу неровное отверстие. Я заглянул в него и проводил взглядом кувыркающееся в падении орудие, пока оно, вонзившись в небольшое облачко, не исчезло из вида.

Поднялся на ноги.

– Пошли парни. Может, найдется еще работа, – скомандовал я своим подчиненным.

Холод пробирает до костей. Я достал из общего шкафа свою меховую куртку, которую выменял в маленькой деревушке на пограничном перевале. Но даже мех горных попрыгайцев не спасал от пронзительно холодных сквозняков, врывающихся в помещения корабля из множества оставленных в спешке открытыми люков. Сжатый скоростью нашего полета, воздух прогибал внутрь промасленную ткань стен и потолка боевого зала, громко завывал, врываясь в отверстия люков и дыры в полу. С левого борта задувало сильнее – мы поднялись в полосу дующего с севера на юг ветра. Он не помогал нам и не мешал, равномерно снося и нас и наших преследователей в сторону Океана.

А еще было трудно дышать. Давление внутри корабля упало. Воздух как будто пролетал мимо легких. И приходилось с натугой вдыхать его, ледяной и колючий.

Но зато мы убегали!

Еще немного, и под нами проплывут вершины Сабельного хребта, а за ними – родной Арлидар.

Эфэнтэшный корвет, за три часа погони приблизился к нам на расстояние в пару лиг и шел метров на четыреста выше нас.

– Баллонная команда, приготовиться к спуску! – голос капитана в разреженной атмосфере непривычно тонкий и какой-то неубедительный.

Но все молниеносно исполняют каждую его команду. Хороший у нас экипаж. Жалко если…

Навигатор склонился над стеклом переднего обзорного окна, полусферой охватывающего самый нос корабля. Высматривал одному ему известные ориентиры. Под нами всего в паре лиг проплыл какой-то горный пик.

– Внимание, ветер меняется на северо-восточный, – прокричал мастер ветров.

И, правда, как только мы пролетели над главным хребтом, ветер сначала стих, а затем стал дуть нам в левую скулу, притормаживая корабль и снося его в сторону.

– На руле, выворачивай на два румба влево! – скомандовал капитан, ставя корабль против ветра. – Баллонные, трави в треть силы!

Двое матросов закрутили ручные лебедки, и тросы, уходящие вверх, в окантованные бронзовыми кольцами отверстия в потолке, приоткрыли клапаны на баллоне. Гелий начал улетучиваться, а корабль сначала медленно, а затем, постепенно набирая скорость, начал опускаться.

Но снижение и курс против ветра уменьшили нашу скорость. Вражеский корвет ощутимо увеличился в размерах, надвигаясь на нас сзади и сверху.

– Баллонные, открыть на половину! – капитан и навигатор теперь оба нависли над застекленным участком пола, высматривая что-то в мешанине вершин, крутых склонов и тесных ущелий. – На руле – румб влево!

Вскоре наш спуск стал больше походить на падение. Потоки становящегося более плотным воздуха снизу вверх обтекали корпус, раскачивая судно.

Я поймал себя на мысли о том, что являюсь сейчас одним из немногих бездельников на «Сером ястребе». Ведь мои баллисты разбились вдребезги далеко позади за перевалом…

– Внимание, обстрел! – заорал помощник навигатора, не отрываясь от окуляра теодолита.

Я заглянул в обзорный перископ. Широкоугольный объектив, поднятый над обшивкой корабля, показывал кусок неба между пологой спиной судна и нависающим над ним огромным баллоном. Вражеский корабль виднелся у самого верхнего края сектора обзора. От высоко летящего корвета отделились две темные черточки, сначала поднялись выше, а потом по все более крутой дуге устремились в нашу сторону. Они прошли с недолетом в добрые двести метров.

вернуться

1

Жемчужинская лига равна 1,2 Земного километра. Подробнее о единицах измерения см. в энциклопедии жемчужины – прим. автора

вернуться

2

Жемчужинский метр – 1/1000 лиги, то есть 1,2 Земного метра.

вернуться

3

Гросс – вес одного кубического метра воды. Немного больше двух Земных тонн.

1
{"b":"270302","o":1}