ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выцветшие голубые глаза бросили на меня быстрый взгляд.

— Да, мистер Холман.

— А короткометражные и документальные фильмы Харпера?

— То же самое.

— Кто обслуживает его фаворитов, когда он в отпуске, мистер Малхолланд?

— Никто! Мистер Джейрофф не одобрил бы это, Боже упаси! — подобная мысль, похоже, ужаснула старика. — Он всегда заранее подготавливает заказы, чтобы они были выполнены до его возвращения.

— Он упаковывает фильм и отсылает его досрочно?

— Не отсылает, мистер Холман. — Старик возмущенно поджал губы. — Нельзя допустить, чтобы фильм, который может понадобиться другим людям, задерживался в кинотеатре дольше, чем надо. Прежде чем ехать в отпуск, мистер Джейрофф всегда упаковывает свои заказы до отправки, посылаем же мы их точно в указанный день.

— В данный момент имеются ли какие-то подготовленные заказы, ожидающие отправки, мистер Малхолланд?

— Откровенно говоря, не знаю, но это можно быстро выяснить. Пойдемте со мною, мисс Трентон, мистер Холман.

Мы прошли следом за ним мимо многих отсеков, затем остановились перед одним, ничем, на мой взгляд, не отличавшимся от всех остальных.

— Два еще надо отсылать, мистер Холман! — удовлетворенно хмыкнул старик.

— Огромное спасибо, мистер Малхолланд. Вы нам очень помогли.

Сейра подождала, пока старик ушел, затем спросила:

— Что теперь?

— Нам необходимо их снова открыть, — сказал я. — Найдется ли у вас человек, который отнесет ящики наверх, в ваш офис, и вытащит из них жестянки?

— Конечно.

Все было проделано быстро и точно. К тому моменту, когда мы не спеша поднялись снова в ее офис, громоздкий посылочный ящик уже был открыт, а девять металлических коробок были аккуратно поставлены на письменный стол Сейры, Она глянула на верхнюю наклейку и неожиданно рассмеялась.

— Это было вторым творением Кларка — «Мистер Неврастеник встречается с девушками из языческого храма». Мне кажется, названия его фильмов за все эти годы так же мало изменились, как и сами фильмы.

— Очевидно, — согласился я и начал распечатывать коробки одну за другой.

На это дело ушло порядочно времени. Я действовал методично под аккомпанемент перебираемых Сейрой четок. Первые четыре жестянки показались достаточно безобидными, и я уже начал сомневаться, не ошибся ли я в своих предположениях. Потом открыл пятую коробку, и что-то в ней было не так. Я не сразу понял, но потом сообразил: пластиковая катушка в центре бобины была не полой, как в четырех первых. Я вытащил ее из жестянки и взвесил на ладони. Она оказалась гораздо тяжелее, чем даже если бы была целиком пластиковой. Я положил ее на стол и попросил Сейру раздобыть мне молоток. Молоток был найден, со второго удара я аккуратно расколол сердцевину на две половины. Внутри находился небольшой замшевый мешочек. Я распустил завязку и вытряс немножко его содержимого себе на ладонь, потом показал Сейре белый порошок.

— Что это? — спросила она.

— Героин. — Я поморщился. — Можно не сомневаться, что это был специальный заказ, предназначенный специальному клиенту.

— Что это значит, Рик?

— Джейрофф использует ваш кинопрокат для рассылки не только фильмов, но и наркотиков, — усмехнулся я. — Сколько коробок с фильмами ежедневно рассылается в разные кинотеатры по стране? Теперь-то вы понимаете, почему документальные ленты Харпера и скабрезные фильмы Колверта все еще пользуются поразительной популярностью? Они являются своеобразным кодом на заказ. Как я думаю, определенное название фильма означает тот или иной наркотик, ну а число коробок — его количество. — Я задумчиво покачал головой. — Интересно знать, как давно Джейрофф занимается этим бизнесом и сколько денег он успел таким образом нахапать?

— Рик, — Сейра чуть не плакала, — что теперь будет? С кинопрокатом, я имею в виду?

— Несколько недель вам не будет давать покоя бюро по борьбе с наркотиками, — откровенно ответил я. — Очень может быть, что они пожелают перепроверить все до одной коробки с фильмами, которые будут сюда приходить и отсылаться отсюда в течение какого-то времени. Но вы невинная жертва, точно так же, как, вероятно, девяносто девять процентов вашего персонала. Так что самое скверное, что вам грозит, это некоторые неудобства, и не более того.

— Вы намерены позвонить в бюро по наркотикам немедленно?

— Я собирался просить вас в связи с этим об одном одолжении. Не согласитесь ли вы запереть героин и разбитую мною катушку к себе в сейф на ночь и до утра позабыть об этой истории? Помогите мне, немного солгав. Сделаем небольшой сдвиг во времени о случившемся для властей, пусть все произойдет лишь завтра утром.

— Чего ради? — нахмурилась она.

— Лично я считаю, что для многих людей это будет крайне важно, в том числе для блондинки-статистки и карлика! Мне необходимо дополнительное время, Сейра!

Помедлив, она наконец кивнула:

— Хорошо, Рик. Договорились.

— Огромное спасибо!

— Смотрите не забудьте, что вы мой должник, ясно?

— Всегда буду помнить.

— И если я обращусь к вам за курсом психотерапии, не прыгайте на другой конец постели только потому, что я не клялась вам в любви.

— Если я и прыгну, когда вы обратитесь ко мне по этому поводу, то вовсе не на другой конец постели, Сейра, — усмехнулся я. — Вы уверены, что выдержите нагрузку?

— Не будьте вульгарным, Рик, — проговорила она нервно, и четки лихорадочно защелкали, словно клавиши пишущей машинки.

— Дело не только в обилии плоти, — продолжал я развивать свою тему. — В равной степени необходимо и кое-что другое — подвижность, выносливость, способность к импровизации.

Лицо ее стало пунцовым.

— Если вы сейчас же не замолчите, Рик Холман, — пробормотала она, задыхаясь от смущения, — я не стану ради вас нарушать правила пожарной безопасности.

— Какие еще правила? — не понял я.

— Вы же хотите, чтобы я до утра продержала эту пленку в моем сейфе. — Почувствовав себя на безопасной почве, она заговорила уверенней. — Разве вы не знаете, что все тридцатипятимиллиметровые пленки легко воспламеняются? Полагается каждую пленку на ночь убирать в огнестойкий подвал. Штрафы колоссальные, если будет обнаружено, что ты не выполняешь это постановление. Так что лучше помалкивайте, Рик Холман!

— Вы хотите сказать, что все люди, имеющие дело с пленками, должны иметь специальные хранилища?

— Странный вы человек. Не знаете простых вещей, а выглядите таким осведомленным.

— Вы тоже выглядите весьма сексуальной, но, как оказалось, исключительно в психотерапевтическом плане, — ответил я галантно комплиментом на комплимент.

— Вы невыносимы, немедленно убирайтесь, потому что у меня уйма дел. Но не забудьте вернуться утром, чтобы мы могли снова «обнаружить» этот бизнес по распространению наркотиков.

— Я приду рано. Хорошенько выспитесь, Сейра, чтобы быть готовой к утренним треволнениям.

— А вам приятных психотерапевтических сновидений, Рик Холман! — огрызнулась она, когда я уже выходил из офиса.

Вообще-то я ничего не знал о строгих правилах пожарной безопасности. Учитывая, что я столько лет проработал в «целлулоидовом городе», это было непростительной оплошностью с моей стороны. Тысячи подвалов по всему городу, заполненные миллионами футов легковоспламеняющейся пленки. Человеческие эмоции в их бесчисленных проявлениях, укрытые в непроглядной тьме холодных, лишенных воздуха хранилищах, где они остаются ночь за ночью, а многие — долгие годы. И тут у меня словно что-то щелкнуло в мозгу, и всплыло воспоминание: я сидел в машине, направляясь из Малибу в Венис, и на ум мне почему-то взбрела поговорка о птичке в руке, но это не то, что мне сейчас надо. Есть какое-то другое расхожее выражение, связанное с пернатыми. А, вспомнил: «Одним камнем убить двух птиц».

Вместо того чтобы перейти через улицу к своей машине, я вернулся по пандусу в подвал отдела доставки и чудом разыскал мистера Малхолланда, прежде чем окончательно запутался среди бесконечных стеллажей.

19
{"b":"270537","o":1}