ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я допил свой бокал, затем поставил его на стойку.

— У меня еще всего один вопрос, Гари.

— Слушаю.

Он выжидательно посмотрел на меня.

— Как проехать в Рэнсомс-Галли?

Он схватил меня за лацканы пиджака и притянул к себе через стойку бара.

— Так ты не понял, подонок? — зарычал он. — Херб заглатывает живьем таких жалких деятелей, как ты, для поднятия аппетита перед завтраком. Он убьет не задумываясь всякого, кто встанет у него на пути.

Может быть, все дело в том, что его волосы оказались слишком близко у моего лица, может быть, виновато его обращение ко мне на «ты». Так или иначе, но вкупе с неуважением, выказанным им к моему почти новому пиджаку, я посчитал, что это уже чересчур.

Я взмахнул обеими чуть согнутыми руками, как будто намеревался что-то обхватить, и в следующее мгновение мои кулаки одновременно соединились с обеих сторон с его черепом за ушами. Бледно-голубые глаза какое-то мгновение выглядели отсутствующими, потом они скрылись под веками, пальцы выпустили мои лацканы, как если бы я очень вежливо попросил его об этом. Его подбородок стукнулся о стойку бара за секунду до того, как он исчез из виду, потом раздался глухой звук — его голова ударилась о покрытый кафелем пол за баром.

Я сам нашел выход из дома. Колверт и Глория стояли на переднем крыльце в угрюмом молчании.

— Как все прошло? — обеспокоенно спросил Колверт. — Вы с ним сумели поладить?

— Все в порядке, — ответил я. — Мы душевно побеседовали, а затем он решил отложить продолжение разговора до утра.

Глава 3

Время перевалило за полдень, и открытая всем ветрам закусочная казалась последней заставой, которую нам надлежало миновать, прежде чем пересечь границу.

— Ни один искатель приключений не отважится двинуться в неизведанную страну, не остановившись предварительно где-то пообедать, — заявил я брюнетке, находившейся рядом со мной, и она согласилась.

Глория нашла минутку, чтобы облачиться в тоненький свитер и тесные джинсы. Конечно, это был огромный шаг назад от мини-бикини, но все же, утешал я себя, в сто раз лучше, нежели немыслимый «муму».

Ленч нам подал тип, который наверняка родился в прошлом столетии, и состояла наша трапеза из пересушенной отбивной, чахлого салата и кофе, один вид которого мог бы послужить основанием для физической расправы над тем, кто его приготовил. Я уже собрался было сказать, что это все же лучше, чем ничего, но выражение лица Глории вовремя остановило меня. В качестве альтернативы я спросил представителя минувшего столетия, правильно ли мы едем в Рэнсомс-Галли, и после трехминутного объяснения оказался полностью сбитым с толку.

— Я думаю, — заключила Глория, когда старик, с трудом передвигая ноги, удалился из комнаты, — все, что от нас требуется, это без конца поворачивать то налево, то направо, иногда, наоборот, сначала направо, потом налево, и мы окажемся там. Если, конечно, сначала не окажемся на Восточном побережье Америки.

— Может быть, разумнее пустить стрелу в воздух и следовать за ней? — предложил я.

— Даже если мы доберемся туда, откуда нам знать, что мы найдем там Джоди? — со вздохом спросила она.

— В этом нет никакой уверенности, — согласился я. — Так что, поворачивать назад, в Лос-Анджелес?

— Вы — премерзкий негодяй, Рик Холман! — проворчала она сквозь стиснутые зубы.

— Иными словами, мы продолжаем наступление на Дикий Запад?

Я закурил сигарету, надеясь, что Глория не расплющит ее, дав мне в зубы после следующего вопроса.

— Вы, наверное, не поверите мне, Глория, — начал я, инстинктивно избрав бойкий тон продавца вразнос, — но спрашиваю я вас об этом из чисто теоретического интереса: каковы ваши основные параметры?

— Только этого мне не хватало! — воскликнула она. — Оказаться наедине с сексуальным маньяком.

— Разве я приставал к вам прошлой ночью, когда вы спали в моем доме? — возмутился я.

— Выходит, всю ночь под моей дверью, запертой на ключ, скреблась особой породы крыса, так, что ли?

Затем она передернула плечами и добавила:

— Если от этого улучшится ваше настроение, могу сообщить: 41–25-41½.

Я достал из бумажника смятую фотографию, полученную от Дейвиса, и бросил ее на грязную пластиковую скатерть перед нею.

— У вас с Джоди много общего. Одинаковый рост и разница всего в полдюйма в ваших основных объемах. Если бы вы были блондинкой или она брюнеткой, вы могли бы сойти за двойняшек.

Она долго разглядывала фотографию, затем сунула ее мне назад.

— С моей стороны было непростительной глупостью не сообразить, что Дейвис даст вам этот снимок!

Ее широкий, как у языческого идола, рот искривился в насмешливой улыбке.

— Можете ли поверить, мы сестры. Джоди на одиннадцать месяцев старше меня.

— А у которой естественный цвет волос?

— У меня, конечно! Мы подбросили монетку, проигравшая должна была начать пользоваться блондораном.

— А почему вы решили, что вам необходимо отличаться друг от друга?

— Прежде всего, надоело быть похожими, как мне кажется. Пару лет мы изображали любящих сестричек, все были убеждены, что мы двойняшки. Сначала это было забавно, потом мы устали от того, что нас постоянно путают. — На мгновение ее темные глаза приобрели злое выражение. — Это может внести путаницу в твои любовные дела!

— Никаких особых примет? — безразлично спросил я. — Ни у одной из вас нет какой-то соблазнительной родинки или шрама на теле?

— Можно было не сомневаться, что вам придет в голову подобная мысль! Ничего подобного, но если бы мы встали рядом, вы бы заметили, что у Джоди нос немного длиннее моего, а мой рот пошире, чем у нее.

— Так что, когда Джоди превратилась в блондинку, вы решили не только по-разному выглядеть, но и изменить даже имена?

— Наша подлинная фамилия Кашинг. Мы не хотели, чтобы люди снова старались хотя бы мысленно нас соединять, поэтому Джоди взяла девичью фамилию матери, а я — родовую фамилию отца.

— И работали в различных клубах в Майами?

Она кивнула.

— До тех пор, пока Джоди не связалась с этим Хербом Джейроффом и не пожелала уехать. Приехав в Лос-Анджелес, мы решили, что общая квартира нам не помешает, потому что тут нас никто не знает.

— Дейвису известно, что вы сестры?

— Нет, если только Джоди не сказала ему об этом, а в этом я сомневаюсь. А что?

— Просто любопытно, — буркнул я, потом взглянул на часы. — Сейчас без четверти три. Может быть, пора пуститься в путь?

На протяжении последующих двух часов мы колесили по дорогам в поисках пресловутого Рэнсомс-Галли, но не нашлось хотя бы двоих людей, которые дали бы нам одинаковые указания, как туда добраться. Наконец, случилось невероятное, и мы наткнулись на него в миле от длинной петляющей дороги, огибающей гору. На перекрестке действительно находилась заправочная станция, она же универсальный магазин. Я остановился у ближайшей колонки и спросил механика, пока тот наполнял бак горючим, где находятся коттеджи, принадлежащие Кларку Колверту.

— Если вы имеете в виду коттедж Колверта, — ответил он, подчеркивая единственное число, — то он в паре миль отсюда.

Его указательный палец был направлен на перпендикулярную шоссе грунтовую дорогу, которая круто спускалась вниз.

— Она идет прямиком до дна каньона, а коттедж почти в самом конце.

— Большое спасибо.

— Последние два дня нас замучили дожди, — продолжил он. — Грунт на дороге держится плохо. Будьте осторожны, спускаясь на дно каньона. В любую минуту можно ждать оползней.

— Спасибо за предупреждение, буду внимателен.

Я расплатился за горючее, снова сел в машину и передал наш разговор Глории. Когда я закончил, она глубже устроилась на сиденье и, по-моему, даже втянула голову в плечи.

— Не вздумайте даже кашлянуть! — предупредила она меня охрипшим от страха голосом. — Услышав любой звук, я выскочу из машины.

— Если успеете меня опередить, — буркнул я.

6
{"b":"270537","o":1}