ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Какие же принципиальные подходы положены в основу нового осмысления нашего исторического наследия? Заявив о ФСБ как о новой российской спецслужбе, не значит ли это, что мы отказываемся от своего исторического прошлого?

Нет, не значит. Мы открыто говорим, что это наша история, какая бы горькая и трагическая она ни была. Кстати, мы сохранили в отличие от других родственных нам спецслужб, вышедших из недр КГБ, традиционный символ ВЧК-КГБ: щит и меч. Ныне на символическом уровне в ведомственном знаке осуществлен синтез дооктябрьской России и символ спецслужбы советской эпохи. Мы считаем это принципиальным моментом. Именно в раскрытии следующего тезиса заключается наш подход к осмыслению прошлого: «В деятельности советских органов безопасности неразрывно переплетались две составляющие — защита национально-государственных интересов страны и обеспечение безопасности правящего режима. Каким было государство, такими были и его спецслужбы. Поэтому историческое наследие отечественных органов безопасности требует к себе критического, но вместе с тем бережного отношения. Лучшие профессиональные традиции сотрудников спецслужб императорской России, чекистов советского времени, осмысленный опыт героического и трагического — золотой фонд ФСБ.»

Критичное, но вместе с тем бережное отношение к противоречивому историческому наследию Лубянки, осмысление уроков истории, причин поражений и побед — необходимый элемент воспитательной работы с приходящими к нам на службу представителями нового поколения офицеров корпуса госбезопасности. Без связи времен, преемственности поколений не может быть настоящей спецслужбы. Одни материальные стимулы никогда не смогут заменить отсутствие ДУХОВНЫХ, СМЫСЛОВЫХ компонентов в деятельности сотрудника спецслужбы.

Поэтому глубоко символично, что в 1995 году Указом Президента России день 20 декабря получил официальный статус и ныне на законных основаниях стал нашим профессиональным праздником — «Днем работника органов безопасности Российской Федерации». Таким образом, существовавшая ранее неписаная традиция — на новом витке исторического развития как бы получила второе дыхание.

В то же время важно подчеркнуть, что мы не реакционеры, бездумно переносящие представления и взгляды ушедшей эпохи в качественно иное время. Мы в хорошем смысле консерваторы. По роду деятельности мы вынуждены видеть многие оборотные стороны человеческой натуры, неблаговидные и тщательно скрываемые поступки, что заставляет с недоверием относиться к красивым фразам и ярким хлестким заявлениям. И недавняя демонстрация одной телекомпанией портретов Дзержинского на стенах кабинетов на Лубянке еще не означает, что все мы поголовно приверженцы методов «красного террора» или однопартийной политической системы. В такое клише могут нас рядить ярые противники мира и спокойствия в России.

Дзержинский, как известно, является основателем нашей спецслужбы, одной из самых мощных в уходящем столетии. Высокие личные качества Дзержинского, его бескорыстное служение «красной идее» признавали даже враги новой власти. На наш взгляд, это глубоко трагическая и до конца еще не познанная личность. Дзержинский сумел с окончанием Гражданской войны пройти через своеобразный катарсис и из яростного ниспровергателя всего старого стать созидателем, организатором возрождения промышленности, транспорта, активным сторонником и подвижником НЭПа. Почитайте его экономические работы, как актуально они звучат в наше время. За несколько дней до своей смерти он написал в письме Куйбышеву такие пророческие строки: «Если мы не найдем правильной линии и темпа (индустриализации), — оппозиция наша будет расти, и тогда страна найдет своего диктатора, похоронщика революции, какие бы ни были красные перья на его костюме».

Среди его товарищей, чекистов первого призыва, в годы массовых репрессий не уцелел, практически, никто. Поэтому пользоваться лишь одними черными тонами в попытке изобразить портрет этого незаурядного человека будет изначально контрпродуктивным занятием. Надо все-таки различать, как писал Кант, право, существовавшее до войны, во время нее и после наступления мира. Право не может быть абстрактным и оторванным от исторических условий, как и люди, вынужденные действовать в конкретных исторических условиях.

Что касается конкретной работы ЦОС, то направления нашей деятельности определяются в основном задачами, стоящими перед ФСБ в целом, и тесными связями со средствами массовой информации, в оказании содействия электронным (радио и телевидение) и печатным СМИ. Ежегодно к нам поступает от российских и зарубежных СМИ свыше 1000 запросов самой разной направленности. Чтобы оказывать квалифицированную помощь, мы ввели специализацию наших сотрудников, исходя из специфики существующего информационного поля. Я понимаю, что наша работа еще не идеальна, многое предстоит сделать. Одно могу сказать точно — сотрудничество с представителями СМИ определяется и будет определяться стремлением более полно и объективно показывать общественности усилия сотрудников ФСБ в деле защиты интересов каждого российского гражданина и Отечества в целом.

КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЭТА КНИГА

Тайное становится явным. ЦОС ФСБ уполномочен заявить - image14.jpg

Василий Алексеевич СТАВИЦКИЙ — полковник, начальник Центра общественных связей.

Идея создания книги «Тайное становится явным» родилась в ноябре 1999 года неожиданно и совершенно спонтанно, в ходе подготовки к 10-летию со дня образования ЦОС ФСБ России. В начале многим показалось, что это надуманно и неинтересно, и что время упущено: некогда собирать, анализировать и готовить материалы, разве возможно создание книги в такие короткие сроки?

Работа над проектом уже в первые недели опровергла сомнения. Все, кто когда-то работал и продолжает работать в ЦОС, — активно откликнулись, и уже через три-четыре недели на мой рабочий стол легли рукописи воспоминаний о том «как это было» бывших руководителей Пресс-бюро КГБ СССР: Владимира Сергеевича Струнина, Ивана Владимировича Кононенко; Центра общественных связей: Александра Николаевича Карбаинова, Андрея Григорьевича Черненко, Алексея Петровича Кондаурова, Александра Георгиевича Михайлова, а также ветеранов: Сергея Федоровича Васильева, Игоря Николаевича Прелина и Рафиса Талиповича Измайлова. Самое активное участие в создании этой книги принял Евгений Александрович Антошкин. Он подготовил к печати большинство рукописей и постоянно работал с авторами. Глубокую признательность выражаю Александру Александровичу Здановичу, Владимиру Михайловичу Мерзлякову, Константину Мнеровичу Махмутову, Ольге Владимировне Рыжовой, Владимиру Михайловичу Комиссарову, Марине Викторовне Корзинниковой и всем тем, кто участвовал в работе над книгой.

Общими усилиями были собраны уникальные документы и архивные материалы, которые позволили четко представить становление и развитие главного гласного органа спецслужб. Уже тогда всем стало ясно, что мы раскопали богатейший прииск ценнейшей информации о становлении гласности в органах государственной безопасности. Оказалось (а за повседневной суетой многое напрочь забылось), что еще в далекие 20-е годы минувшего столетия в системе ВЧК существовал орган, осуществлявший задачи связи с общественностью и занимавшийся издательской деятельностью. Еще тогда в 1920 году Макинцян Погос, по сути, первый руководитель Бюро печати ВЧК выпускает том «Красная книга ВЧК», в которой публикует многие подлинные оперативные и следственные документы по наиболее крупным контрразведывательным операциям того периода. Макинцян был весьма разносторонним человеком: переводил на армянский язык Пушкина, Сервантеса и других авторов, был наркомом просвещения и наркомом внутренних дел. Кстати, редактором второго тома «Красная книга ВЧК» был также хорошо известный политический деятель и один из руководителей ВЧК М.Лацис. Повторяю эти факты, чтобы подчеркнуть, как важно изучать и помнить свою историю.

21
{"b":"271537","o":1}