ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
НеФормат с Михаилом Задорновым
Птице Феникс нужна неделя
Ответное желание
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Думаю, как все закончить
Черная башня
Из ниоткуда. Автобиография
Все наши ложные «сегодня»
Содержание  
A
A

Апулей

Апулей (Люций) — род. в Мадавре в Африке, около 125 года по Р. X., принадлежал к знатной семье и учился сначала в Карфагене, а затем в Афинах, где основательно познакомился с греческой литературой, в особенности же с философией Платона; отсюда он переселился в Рим, где занимался некоторое время адвокатурой. Все свое состояние, наследованное от отца, он потратил, главным образом, на путешествия, во время которых был посвящен в различный мистерии. Вернувшись на родину, он женился на богатой вдове, родственники которой обвинили его в том, что он добился этого посредством колдовства. Он публично защищал себя и был оправдан, его «Apologia» существует и теперь. Это был пылкий, неутомимо деятельный и остроумный человек, но решительная наклонность к мистицизму, даже к магии и чересчур высокое о себе мнение помешали ему развить вполне свои дарования и побороть те недостатки, которые принадлежали его времени и родине. Его роман «Metamorphoseon libri XI» («De asino anreo»), заимствованный из Лукиана и дополненный из различных других источников — остроумная, своеобразная сатира, проникнутая поэзией. Чрезвычайно интересен в нем эпизод об Амуре и Психее, который Гердер называет самым тонким и разносторонним из всех когда-либо написаных романов. Кроме этого романа, А. написал несколько философских сочинений, из которых некоторые дошли до нас. Язык А. не отличается чистотой и кроме того тяжел и высокопарен; он любит злоупотреблять эпитетами и странными сопоставлениями. Ср. Копиол, «Der Stil des А.» (Вена, 1872). Главнейшие издания собраний его сочинений начаты Удендорпом и Рункеном, докончены Босша (3 т., Лейд., 1786-1823) и Гильдебрантом (2 т., Лейпц., 1842). Другие издания выпущены Клоцом (2 т., Альтенб., 1778) и Гильдебрантом (Лейпц., 1843). Французский перевод издан Бетоланом (Пар., 1835, 1862). «Apologia» и «Florida» изданы Крюгером (Берл., 1864-65), «Opuscula quae sunt de philosophia» Гольдбахером (Вена, 1876), «Метаморфозы» А. отдельно изданы Эйссенгардтом (Берл., 1869), отрывок об Амуре и Психе — Яном (Лейпц., 1856, 1873). Сказка об Амуре и Психее была много раз воспроизведена в различных художественных произведениях, как напр. у Рафаэля и Торвальдсена. Ср. об этом у Фридлендера в его: «Darstellungen aus der Sittengeb'cluchte Roms» (5-е изд., т. I, Лейпц., 1881) и Цинцов «Psycile u. Eros» (Галле, 1881).

Арабески

Арабески — орнаменты в живописи и пластических искусствах, причудливое сочетание форм, цветов, животных, чудовищ, атрибутов, архитектурных элементов, ваз и всякого рода предметов и орудий, созданных более фантазиею художника, чем взятых из действительной жизни. Так как арабская архитектура представляет особенное богатство в декорировании стен и капителей, то принято называть арабесками всякие фантастические и раскрашенные орнаменты разного стиля, даже и такого, возникновение которого предшествовало арабскому. Понятие А. обнимает лишь часть области орнаментов. Цветной узор обоев, ковра, вышивки, украшения книжного переплета, резьба, виньетки, украшение на утвари, мебели, сосудах, если они не строго выдержанного стиля, принадлежат к области арабесок , напротив пластические украшения фриз, капителей, канделябр, а также цветные и непластические украшения в строго выдержанном стиле называются орнаментами. Всего более подходят под понятие арабесок цветные украшения персиян, турок, арабов, японцев и китайцев, а также отчасти романские и готические фрески (стенная живопись) и странные, причудливые украшения времен Возрождения (гротески), в тех случаях, когда они впадают в слишком фантастический характер.

Арабские цифры

Арабские цифры — так называют первоначально арабско-индийские, а ныне вошедшие во всеобщее употребление 10 цифровых знаков (включая нуль), из которых каждый, кроме абсолютного значения своего, имеет еще и относительное, в зависимости от своего положения в ряду других знаков.

Арайя Франческо

Арайя Франческо (Araja) — композитор и придворный капельмейстер времен Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны; родился в Неаполе в 1700 г. Первой его оперой была «Berenica», представленная в 1730 г. во дворце герцога тосканского близ Флоренции; вскоре в Риме была дана вторая его опера «Amore per regnante». В 1735 г. была вызвана в С.-Петербург под дирекцию композитора А. большая итальянская оперная труппа, представления которой давались зимою в театре Зимнего дворца (во флигеле), а летом в театре Летнего сада. В 1737 году разыграна была в С. Петербургском придворном театре опера «Abiazare», написанная А., — это была первая итальянская опера, игранная в Петербурге. В 1738 г. он поставил на сцену «Семирамиду», а в следующих годах: «Сципиона:», «Арзака», «Селевка», «Беллерофонта», «Александра в Индии». А. приписывают также сочинение оперы «La Russia afflitta e riconsolata» (Москва, 1742), которая, по мнению Штеллина, принадлежит композитору Далолио (Daloglio). В 1740 г., с падением Бирона, А. был послан в чужие края для приглашения новых артистов и певцов; в 1755 г. А. написал музыку к опере «Цефал и Прокрис» (текст А.П. Сумарокова), которая составила эпоху на русской сцене: это была первая опера, написанная на русский текст и исполненная русскими певцами в первый раз 27 февраля или 1 марта 1755 года, в театре с.-петербургского Зимнего дворца (Опера эта напечатана в 1764 г.). Декорации создал Валерьяни, получивший пышный титул: «Первого исторического живописца, перспективы профессора, театральной архитектуры инженера при Императорском Российском дворе». Первые роли исполняли: певица, дочь лютниста, Елисавета Белоградская и певчие графа Разумовского, в числе их Гаврило Марценкович, отличный певец, в свое время известный под именем «Гаврилушки». Опера имела блистательный успех и композитор в благодарность получил в дар от императрицы Елисаветы Петровны дорогую соболью шубу, оцененную в 500 руб. В 1759 г. А. возвратился в Италию и, живя в Болонье, наслаждался избытком, приобретенным им в России. А. умер в 1767 г. в Болонье. Последними произведениями этого композитора были: оратории «La Nativita di Gesu» и опера «La Cimotea».

Аракчеевы

Аракчеевы — графы и дворяне. О происхождении этой фамилии, как видно из III ч. «Общего гербовника российских дворянских родов», известно, что Аракчеевы происхождения древнего и благородного и за службу российскому престолу «жалованы были от государей поместьями и на оные грамотами». В «Родословной книге» (изд. «Русской Старины») генеалогия А. начинается словами: «Грамотой царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 6 марта 1695 г. новгородец Иван Степанович Аракчеев „за службу предков и своего отца и за свою собственную службу во время войны с Польшей при царе Алексее Михайловиче“ пожалован в вотчину пустошами в Бежецкой пятине, в погостах Никольском и Петровско-Тихвинском, в тогдашнем уезде Новгородском». — Потомки Ивана Степановича служили в XVIII ст. в военной службе и один из них, Василий Степанович, участвовал в турецком походе под предводительством графа Миниха, был ранен под Очаковом и уволен от службы с награждением чином генерал-поручика. — Родной племянник последнего, Андрей Андреевич" вышел в отставку поручиком, поселился в. Бежецком уезде, где ему досталась по наследству деревня с 20 душами крестьян, и умер в 1797 г. От брака с Елизаветой Андреевной Ветлицкой (род. 1750 г., 17 июля 1820 г.) у Андрея Андреевича осталось три сына: Алексей Андреевич, сначала барон, а потом граф Петр Андреевич — флигель-адъютант императора Александра I и Андрей Андреевич — генерал-майор и комендант в Киеве.

Граф Алексей Андреевич род. в имении своего отца, в Новгородской губ., 23 сентября 1769 г. Первоначальное образование его под руководством сельского дьячка состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно занимался ею. Желая поместить своего сына в артиллерийский кадетский корпус, Андрей Андреевич повез его в С.Петербург. Много пришлось испытать бедному помещику. При записи в военное училище предстояло издержать до двухсот руб., а денег у Андрея Андреевича не было. И что же делает бедный помещик в таких трудных обстоятельствах? Андрей Андреевич с сыном, собиравшийся оставить столицу по неимению средств, отправился в первый воскресный день к с. петербургскому митрополиту Гавриилу, который раздавал бедным деньги, присылавшиеся Екатериной II на этот предмет, на долю помещика А. достались от митрополита три серебряных рубля. Получив еще некоторое пособие от г-жи Гурьевой, Андрей Андреевич, перед отъездом из С. Петербурга, решил попытать счастья: он явился к Петру Ивановичу Мелиссино, от которого зависела судьба сына его. Петр Иванович благосклонно отнесся к просьбе Андрея Андреевича и молодой А. был принят в корпус. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787 г.) звание офицера. В свободное время А. давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова, которому он был рекомендован первым его благодетелем, тем же Петром Ивановичем Мелиссино. Преподавание сыновьям графа Салтыкова увеличило недостаточное жалованье Алексея Андреевича. Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Гр. Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимою деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Все это вскоре расположило к А. великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника. По восшествии на престол, император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно — приближенным. А. не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 г. (год восшествия на престол императора Павла) с.-петербургским комендантом; 8 числа произведен в генералмайоры; 9 — в майоры гвардии Преображенского полка; 12 — кавалером орд. св. Анны 1-й ст.; в следующем году (1797) 5 апреля, на 28 году от роду, ему пожаловано баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона А., пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. А. затруднялся в выборе имения. Наконец выбрал село Грузино Новгородской губернии, ставшее в последствии историческим селом. Выбор был утвержден государем. Но недолго пришлось А. пользоваться благорасположением императора. 18 марта 1798 г. Алексей Андреевич был отставлен от службы с чином, впрочем, генерал-лейтенанта. Не прошло нескольких месяцев как А. был принят снова на службу. 22 декабря того же 1798 г. ему велено состоять генерал-квартирмейстером, а 4 января следующего года он назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; 8 января пожалован командором ордена св. Иоанна Иерусалимского; 5 мая — графом Российской империи за отличное усердие и труды, на пользу службы подъемлемые. 1 октября того же года отставлен от службы в другой раз. На этот раз отставка продолжалась до нового царствования. В 1801 г. на престол взошел император Александр Павлович, с которым гр. Алексей Андреевич хорошо сблизился по службе еще как с наследником престола. 14 мая 1803 г. гр. А. был принят на службу с назначением на прежнее место, т.е. инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона. В 1805 г. находился при государе в Аустерлицком сражении; в 1807 г. произведен в генералы от артиллерии, а 13 января 1808 г. назначен военным министром; 17 того же января сделан генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии с подчинением ему комиссариатского и провиантского департаментов. В войну с Швецией гр. А. принимал деятельное участие, в феврале 1809 г. он отправился в Або. Там некоторые генералы, в виду приказания государя перенести театр войны на шведский берег, выставляли разные затруднения. Много препятствий пришлось претерпеть русским войскам, но гр. А. энергично действовал. Во время движения русских войск к Аландским островам, в Швеции последовала перемена в правлении: вместо Густава Адольфа, сверженного с престола, стал королем Швеции дядя его, герцог Зюдерманландский. Защита Аландских островов была вверена генералу Дебельну, который, узнав о стокгольмском перевороте, вступил в переговоры с командиром русского отряда Кноррингом о заключении перемирия, что и было сделано. Но гр. А. не одобрил поступка Кнорринга и, при свидании с генералом Дебельном, сказал последнему, что «он прислан от государя не перемирие делать, а мир». Последующие действия русских войск были блистательны: Барклайде-Толли совершил славный переход через Кваркен, а гр. Шувалов занял Торнео. 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому, как известно, отошли к России: Финляндия, часть Вестро-Ботнии до реки Торнео и Аландские острова. Во время его управления министерством изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны. Особенным вниманием гр. А. пользовалась артиллерия: он дал ей новую организацию, принял разные меры для возвышения уровня специального и общего образования офицеров, привел в порядок и улучшил материальную часть и т.д.; выгодные последствия этих улучшений не замедлили обнаружиться во время войн 1812-14 гг. В 1810 г. гр. А. оставил военное министерство и назначен председателем департамента военных дел во вновь учрежденном тогда государственном совете, с правом присутствовать в комитете министров и сенате. Во время Отечественной войны, главным предметом забот гр. А. было образование резервов и снабжение армии продовольствием, а после водворения мира, доверие императора к А. возросло до того, что на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления. В это время особенно стала занимать Александра I мысль о военных поселениях в обширных размерах. По некоторым сведениям, гр. А. сначала обнаруживал явное несочувствие этой мысли; но как бы то ни было, однако, в виду непреклонного желания государя, он повел дело круто, с беспощадной последовательностью, не стесняясь ропота народа, насильственно отрываемого от вековых, исторически сложившихся обычаев и привычного строя жизни. Целый ряд бунтов среди военных поселян был подавлен с неумолимою строгостью; внешняя сторона поселений доведена до образцового порядка; до государя доходили лишь самые преувеличенные слухи о их благосостоянии, и многие даже из высокопоставленных лиц, или не понимая дела, или из страха перед могущественным временщиком, превозносили новое учреждено непомерными похвалами. Влияние гр. А. на дела и могущество его продолжалось во все царствование императора Александра Павловича. Будучи влиятельнейшим вельможею, приближенным государя, гр. А., имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 г. от ордена св. Владимира и в 1808 — от орд. св. апостола Андрея Первозванного и только оставил себе на память рескрипт на орден Андрея Первозванного. Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, гр. Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать гр. А. статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: «Ты ничего не хочешь от меня принять!» — «Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества» — отвечал А., — «но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединенной жизни не имеет надобности в этом украшении». Пересказывая об этом событии приближенным, гр. Алексей Андреевич прибавил: «только однажды в жизни, и именно в сем случае, провинился я против родительницы, скрыв от ее, что государь жаловал ее. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил ее сего отличия» (Словарь достопам. людей русской земли, изд. 1847 г.). В 1825 г. 19 ноября скончался Александр Благословенный. С кончиною этого государя переменилась и роль гр. А. Сохранив звание члена государственного совета, гр. А. отправился путешествовать за границу; здоровье его было надломлено событием в его частной жизни — убийством его дворовыми в Грузине давнишней (с 1800 г.) управительницы имения, Н. Ф. Минкиной. А. был в Берлине и Париже, где заказал для себя столовые бронзовые часы с бюстом покойного императора Александра I, с музыкой, которая играет только один раз в сутки, около 11 часов по полудни, в то приблизительно время, когда Александр Павлович скончался, молитву «Со святыми упокой». Возвратясь из заграницы, гр. А. посвятил дни своей жизни хозяйству, привел в блестящее состояние село Грузино и часто вспоминал о своем благодетеле — покойном императоре; берег, как святыню, все вещи, которые напоминали императора в неоднократные его посещения с. Грузино. В 1833 г. гр. А. внес в государственный заемный банк 50 т. руб. ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 г. (на русском языке) историю (лучшую) царствования императора Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Гр. Аракчеев соорудил Благословенному перед соборным храмом своего села великолепный бронзовый памятник, на котором сделана следующая надпись: «Государю Благодетелю, по кончине Его». Последним делом гр. А., на пользу общую, было пожертвование им 300 т. руб. для воспитания из процентов этого капитала в Новгородском кадетском корпусе бедных дворян Новгородской и Тверской губерний. — Здоровье гр. А. между тем слабело, силы изменяли. Император Николай Павлович, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь и накануне Воскресения Христова, 21 апреля 1834 года, граф Алексей Андреевич А. скончался, «не спуская глаз с портрета Александра, в его комнате, на том самом диване, который служил кроватью Самодержцу Всероссийскому». — Прах гр. Аракчеева покоится в храме с. Грузина, у подножия бюста императора Павла I. — Он был женат с 4 февраля 1806 г. на дворянке Наталье Федоровне Хомутовой, но вскоре с нею разошелся.

115
{"b":"272","o":1}