ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты должна была знать
Ледяная Принцесса. Путь власти
Замок мечты
Демоническая академия Рейвана
Помолвка с чужой судьбой
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Половинка
История матери
Паиньки тоже бунтуют
Содержание  
A
A

Мы видим, что при москов. дворе выработалась законченная система почестей и обрядов, которыми должен был сопровождаться приезд иноземных послов, сообразно их рангу и значению. Здесь все было определено заранее, ничто не возбуждало сомнения: сами послы играли при этом роль пассивную. Этого далеко нельзя сказать про церемониал самой А., в котором послы должны были принимать активное участие и который устанавливался по соглашению послов с боярами. Редкая А. в XVI и XVII вв. обходилась без споров и пререканий, которые иногда сильно обостряли отношения сторон: то посол отказывался исполнить церемониал, предложенный боярами, то он, в свою очередь, предъявлял требования, которые моск. двор считал несовместными с своим достоинством. Для предотвращения подобного рода столкновений, Москва заключила с западноевроп. государствами целый ряд договоров с целью определить, как должны держать себя на А. послы и государи договаривающихся держав. Так, в 1671 году был заключен договор с Польшей о том, чтобы послы обеих держав являлись на А. с непокрытыми головами; такое же соглашение состоялось в 1674 г. с Швецией. Более подробные определения дает договор 1687 г. с курфюрстом Бранденбургским (1-е Полное Собрание Законов № 1250). Все эти договоры проникнуты стремлением моск. двора «быть в равной чести» с дворами др. держав; моск. цари требовали, чтобы их послы принимались при западноевроп. дворах с такими же почестями, какие оказывались иноземным послам в Москве, и ревниво охраняли свое достоинство, не считая для себя обязательными обычаи западноевропейские. Домогательства эти встречали особенно сильный отпор в австр. дворе: государь австр., как цесарь св. Римской империи, не допускал, чтобы моск. цари считали себя в равной с ним чести. Поэтому сношения Москвы с цесарем наиболее изобилуют столкновениями по поводу церемониалов А.; так напр., в 1698 г. едва не состоялась в Вене А. моск. посольства в состав которого инкогнито входил сам Петр и, путешествовавший тогда по Европе, так как австр. двор отверг требования, предъявленные моск. послами, как несогласные с достоинством цесаря. Недоразумения подобного рода прекратились лишь в XVIII в., когда вообще внешняя сторона дипломатических сношений значительно упростилась, и когда в частности Россия, с преобразованиями Петра и., окончательно вошла в семью европ. держав. При преемниках Петра положение России, как первостепенной европ. державы, до того упрочилось, что отчасти она могла уже установить обязательный для всех иноземных послов церемониал. В 1744 г. появился «Церемониал для чужестранных послов при Имп. Всероссийском Дворе» (1-е Полное Собрание Законов, № 8908). Церемониал этот различает А. приватные или партикулярные, без публичного въезда посла, А. публичные, которые давались после публичного въезда посла в столицу и А. отпускные, при которых соблюдался тот же порядок, что и при публичных. После публичной А. посол в тот же день представлялся членам импер. фамилии, каждому отдельно. В тот же день или по большей мере на другой день посол обязан был делать визиты канцлеру и вицеканцлеру, которым предписано «встречать его, 4 или 5 ступеней сшед с крыльца, и провожать его до кареты, дожидаясь до тех пор, пока он поедет, еже и посол равномерно соблюдает» при получаемых им контрвизитах. Церемониал 1744 года действовал до 1827 г., когда были выработаны новые «Высоч. утвержденные этикеты при Импер. Росс. Дворе и обряды, наблюдаемые при представлении Их Имп. Величествам и Их Имп. Высочествам дипломатических и др. особ» (2-е Пол. Собр. Законов, № 802). Церемониал 1827 г. многим напоминает обычаи Моск. двора: он принимает целую иерархию дипломат. агентов различных рангов; различие в почестях, оказываемых агентам того или другого разряда, сводится к более или менее торжественной «встрече» их. Различаются следующие разряды лиц, представляемых на А.: 1) послы европ. держав, 2) чрезвычайные посланники и полномочные министры, 3) поверенные в делах и др. диплом. агенты, 4) знатные иностранцы. Публичный въезд послов в столицу отменен. Приватная А. сохранена для таких только случаев, когда первая А. должна быть дана в котором либо из загородных имп. дворцов; на такую А. послы приезжают в собственных экипажах, обыкновенно же послы прибывают на А. в придворных экипажах в сопровождении церемониймейстера. На верху парадной лестницы посла принимает камер-юнкер его имп. величества и идет перед ним до первого входа в апартаменты, где посла встречают обер-церемониймейстер с гофмаршалом и сопровождают его до комнаты ожидания. У дверей комнаты перед залой А. встречает посла обер-гоф-маршал, а перед входом в самую залу А. принимает его обер-камергер. Все эти особы, а равно и сопровождающие посла чины посольства остаются в комнате ожидания и в залу А. никому входить не позволяется. По окончании А. посол препровождается оберцеремон. и церемониймейстером на А. к государыне императрице, — на которой присутствует обер-гоф-мейстрина или гоф-мейстрина. В особенное внимание к пребывающим в столицу послам, разрешено им, и им одним только, при приезде ко двору, выезжать в каретах (непременно парадных) на большой двор и выходить из них на большом подъезде дворца, но карета должна немедленно же удалиться и приехать за послом по окончании А., «ибо никакой карете не дозволяется на большом дворе Имп. дворца оставаться для ожидания». А. диплом. агентов низших двух разрядов и знатных иностранцев отличаются все менее и менее торжественными встречами: их встречают придворные чины низших рангов и в меньшем числе. Знатные иностранцы представляются послом, если он в тот же день сам имеет А., в противном случай церемониймейстером. Особые правила соблюдаются при приезде к Высочайшему двору посольских супруг.

В настоящее время все дела об А. сосредоточены в Экспедиции церемониальных дел, управляемой обер-церемониймейстером и состоящей из церемониймейстеров, правителя дел Экспедиции и двух секретарей; последние трое во всех торжественных случаях принимают на себя обязанности помощников церемониймейстера (aide des ceremonies) и встречают особ дипломатического корпуса. По существующим правилам (Св. Зак., т. I, ч. 2, учрежд. мин., доп. и к ст. 2318 по прод. 1886 г.) начальники иностранных миссий для испрошения приемной А. государя императора, как для них сам их, так и для членов их семейств, а равно для чинов своих миссий и именитых иностранцев обращаются к министру иностран. дел. Последний, получив соизволение государя императора на прием сих особ, уведомляет начальников миссий о дне и часе А., и в тоже время сообщает о сем министру имп. двора, который в свою очередь извещает обер-гоф-маршала и обер-церемониймейстера для зависящих от них окончательных распоряжений. А. у государыни императрицы испрашивается министром иностранных дел не непосредственно, а через министра имп. двора, который, получив соизволение, поручает обер-церемониймейстеру уведомить начальников иностранных миссий и дает знать обер-гоф-маршалу. А. у их имп. высочеств испрашивается начальниками миссий через обер-церемониймейстера. Всем лицам дипломатического корпуса и знатным иностранцам, представленным к высоч. двору, ведутся в Экспедиции церем. дел списки с означением времени А. каждого.

В некоторых судебных местах в Европе А. называются также допрос, вызов в суд и устное разбирательство.

Аудитор

Аудитор (лат.) — собственно слушатель, выслушивающий. В некоторых государствах Германии А. назывались ранние молодые правоведы, которые присутствовали при производстве дел для приобретения в них навыка и опытности, но никакого права голоса не имели. Во Франции, во время Второй империи, такие A. (auditeurs) присутствовали в заседаниях государственного совета, и из них выходили административные чиновники высшего разряда. А. назывались еще во Франции, Англии, Италии и некоторых др. государствах заседателями судов, которые выслушивали тяжущихся, производили следствия, а иногда принимали отчеты от опекунов. Но чаще всего звание А. присваивается лицам, занимающим военносудебные должности. Так, при военных судах во Франции состоит Auditeur — лице, получившее специально юридическое образование, на обязанности которого лежат руководство технической стороной процесса, но которое не облечено ни судейской, ни прокурорской властью. В Германии Generalauditor стоит во главе всего военносудного управления; кроме того, имеются еще корпусные, дивизионные, полковые и гарнизонные А..

152
{"b":"272","o":1}