ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Религия А. находилась в самой тесной связи с их государственным устройством. Отсутствие естественного внутреннего единства в религиозном мировоззрении А. оправдывает возможность предположения, что мифология их образовалась от слияния их собственного вероучения, носящего на себе печать неукротимой дикости, с более возвышенными религиозными представлениями толтеков, отличавшихся более кротким и благородным складом. А. верили в существование высшего, невидимого творца и властителя вселенной, Таотля. Ему были подчинены 13 главных божеств и еще 200 низших, из которых каждому был посвящен определенный день или же особое празднество. Во главе последних стоял бог-покровитель всего народа, страшный Хуитцилопоцли, мексиканский Марс. Храмы, воздвигнутые в честь его, были самыми великолепными и величественными, алтари его в каждом городе Мексики дымились от крови принесенных ему в жертву военнопленных. После этого бога самыми выдающимися представителями древне-мексиканского пантеона являются Кветцалкоатль и Тецкатлипока. Первого, бывшего национальным богом толтеков, также высоко чтили и А., преимущественно, как бога воздуха. Тецкатлипока считался душой Мира, ему приписывали сотворение неба и земли и, кроме того, в нем признавали бога, воздающего за содеянное добро и зло. Загробную жизнь А. представляли себе в трояком виде: на небесах рай предназначался для воинов, затем было место безмятежного довольства для опочивших мирно, естественным путем и, наконец, ад с вечной тьмой для безбожников, какими являлись большая часть рода человеческого. Сжигание мертвых сопровождалось многочисленными празднествами, при чем у знатных приносились даже рабы в жертву. Отличавшееся своей численностью сословие жрецов пользовалось неограниченным влиянием как в общественной, так и в частной жизни. Различные звания жрецов и соответствующие каждому званию функции были точно определены. Высший класс жрецов заведовал человеческими жертвоприношениями, особые классы заведовали воспитанием детей, вели письменную часть, наконец, производили календарные наблюдения. Во главе их стояли два верховных жреца. Судя по архитектуре теокаллий (т.е. храмов), далеко превосходивших размером городские каменные постройки для жилья, все многочисленные и разнообразные религиозные торжества происходили публично. Они состояли отчасти из процессий жрецов, женщин, мужчин, детей, отчасти из жертвоприношений. Вначале приносили в жертву людей лишь изредка, но по мере расширения государства это стало обычным явлением, и впоследствии почти каждое значительное празднество заканчивалось человеческими жертвоприношениями. Трупы принесенных в жертву съедались за роскошным пиршеством.

Самое важное занятие жрецов составляло все таки воспитание детей, и для этого существовали при всех храмах специальные здания. Конечной целью воспитания, даваемого жрецами, было развить в детях с самых ранних лет уважение к религии и ее служителям. В высших учебных заведениях, называвшихся «калмекак», преподавали юношам, готовившимся для духовного звания, астрономию, богословие, историю и т.д., при чем пособием при изучении этих наук служили символические письмена. Этим иероглифическим письмом были начертаны законы и донесения чиновников. Для составления географических карт служили те же иероглифы: эмблематическое письмо наносилось красками на хлопчатобумажную ткань, на тщательно обработанную кожу или на особую растительную бумагу. Во время прибытия испанцев существовало весьма значительное количество таких рукописей самого разнообразного содержания, но вследствие фанатизма христианского (катол.) духовенства и солдат до нас дошло лишь немного этих памятников язычества. Некоторые манускрипты рассеяны по различным библиотекам Европы, напр. в Вене хранится роскошный экземпляр кодекса на оленьей коже. Большинство их помещено в великолепном издании лорда Кингсборо: «The antiquites of Mexico» (6 томов, Лонд., 1830. Большое in folio). Ср. Обэн, «Memoire sur lecriture figurative et la peinture didactique des anciens Mexicains» (Пар., 1849). Система счисления, календарная и хронологическая системы мексиканцев заставляют предполагать в них солидные сведения по математике и астрономии. Их солнечный год, который состоял из 18 месяцев, по 20 дней в каждом, с 5 добавочными днями, был вычислен гораздо точнее, чем греческий и римский год. А., кажется, была также известна и причина солнечных затмений.

Земледелие стояло на такой же высокой степени развития, как и прочие отрасли промышленности, и находилось в большом почете, будучи тесно связано с национальными религиозными учреждениями и составляя основание всего народного благосостояния. Горное дело достигло у А. значительного развития. Серебро, свинец, олово добывались из залежей в Таско, а медь из гор Цакотоллана. Золото вымывалось из песка и со дна рек. Употребление железа было неизвестно мексиканцам, и они пользовались вместо него для выделки инструментов сплавом из меди и олова, а также твердыми каменными породами, напр. итцтди или обсидианпорфиром. В производстве некоторых золотых и серебряных изделий мастера А. могли поспорить с испанскими. Точно также глиняная и деревянная посуда, прочные и блестящие краски, вышитые ткани, украшения из перьев и т.д. представляют блестящее доказательство высокого технического совершенства работы А. Произведения их скульпторов и архитекторов сохранились еще в значительном количестве. Торговля носила отчасти меновой характер, денежными же знаками служили различного рода ценности, помимо товаров (ствол пера, наполненный золотой пылью, кусочки олова, бобы какао). Профессия купца пользовалась вообще особенным почетом. Находясь под непосредственной охраной правительства, часто облеченные поручениями последнего, купцы отправлялись со своими караванами в самые отдаленные местности Анахуака и соседних стран. Торг невольниками считался также почтенным занятием; постоянные рынки для этого устраивались в Ацкапоцалко. Многоженство было дозволено, но было распространено лишь среди имущих классов населения. К женщинам относились с уважением, они принимали участие в общественных празднествах и увеселениях. Государство находилось, таким образом, на апогее своего процветания, когда испанцы вычеркнули на веки имя А. из списка народов. Хотя потомки А. живут еще в горах в долинах Анахуака, смешавшись с европейцами, но все, что составляло их особенность, как самостоятельного народа, исчезло навсегда. Подобно всем другим племенам краснокожих, А. одарены от природы особенной чувствительностью. Грубое прикосновение европейского пришельца заставляет их в ужасе отступать назад. Если чуждое влияние приближается к ним даже в форме высшей культуры, то они и в этом случае не выдерживают давления и вымирают. Кто знаком с современным индейцем Мексики; тот едва ли может себе представить, что этот народ был когда-либо способен создать такой государственный организм, какой мы встречаем у древних А. или у толтеков.

Литература. Кроме сочинений Фейтиа, Клавигеро, Сахагуна и Торквемады об истории Мексики, ср. : Прескотта, «History of the conquest of Mexico» (2 тома, Бостон, 1843); Брассер де Бурбур, «Histoire de nations civilisees du Mexique» (4 том., Пар., 1856 — 58); Мюллер, «Geschichte der amerikanischen Urreligionen» (Базель, 1855); Вайтц, «Antropologie der Naturvolker» (том IV, Лейпц., 1864); Фалье, «Etudes historiques et philosophiques sur les civilisations Azteque etc.» (2 тома, Париж, 1869 — 74); Банкрофт, «The native races of the Pacific States of North America» (6 томов, Сан-Франциско и Лейпциг, 1875); Бастиан, «Die Kulturlander des alten Amerika» (2 т., Берл., 1878).

Аэродинамика

Аэродинамика (греч.) — наука о законах, по которым происходить движение газообразных тел или газов, с включением описания приборов, которыми эти законы экспериментально доказываются, равно как и машин в которых применяются в технике движение газов. — Главнейшим законом в А. является применяемое также к жидкостям положение Торричели, что скорость, с которой газ вытекает из отверстия в стенке сосуда, зависит от высоты столба воды или ртути, которым изменяется сжатие или упругость газа и притом скорость будет такова, что при учетверенном давлении она удвоится, при удевятеренном — утроится и т.д. Газы различной плотности, как напр. водород и углекислота, вытекают при одинаковом давлении с различной скоростью. Так напр., газ, который в шестнадцать раз легче атмосферного воздуха, будет в 4 раза скорее вытекать, чем последний; газ, который легче в девять раз, будет проходить в три раза скорее. Таким образом, скорости истечения для одних и тех же газов относятся между собой, как квадратные корни из их высот давления, для различных же газов при одном и том же давлении, как квадратные корни из их удельных весов. При истечении газов имеет место также сжимание струи (contractio venae), как и в капельножидких телах. Явление всасывания происходит также при истечении газов, равно как и при истечении жидкостей. На этом основан опубликованный Клеманом и Деформом (в 1826 г.) аэродинамический парадокс, который на опыте можно наблюдать, если напр. выдувать из воронки свернутую воронкообразно бумажную трубку. Бумага эта вместо того, чтобы вылететь или отстать, наоборот прижимается к стенкам воронки. Это происходить вследствие того, что при выдувании воздух. находящийся между бумажной трубкой и бумагой, увлекается отчасти вдуваемой воздушной струей; вследствие этого между бумагой и воронкой воздух разрежается, и наружное воздушное давление прижимает бумагу к стенкам. На том же основано устройство пульверизаторов — иньекторов новейшего времени. Относительно приборов, которые служат для собирания газов и удаления их. Подобно жидкостям, газы представляют сопротивление каждому телу, движущемуся в них, и сопротивление это значительнее, чем больше поверхность движущегося тела и чем больше его скорость. Если из двух тел, одинаковой величины и тяжести, одно движется вдвое быстрее другого, то оно должно не только вытеснить вдвое больший объем воздуха, чем тело движущееся медленнее, но и придать этому объему воздуха двойную скорость, так что ему придется преодолевать вчетверо большее сопротивление, чем телу, движущемуся вдвое медленнее. Из этого следует, что сопротивление увеличивается пропорционально квадрату скорости, на самом же деле это увеличение идет еще скорее. Отсюда очевидно, почему для легких и объемистых тел ускоренное движение при падении переходит в равномерное. На последнем основано действие парашюта. Движущиеся воздушные массы могут передавать свое движение также твердым телам. На этом основано устройство мельниц.

161
{"b":"272","o":1}