ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Новый закон 18 июля 1884 остается на точке зрения добавления 1870 года в том отношении, что не возвращается к обязательности правительственного утверждения для акционерных обществ, но принципиально сохраняет прежнюю систему и старается лишь оградить от возможных злоупотреблений, при помощи усиления ограждающих предписаний и взысканий. Главным образом стремились к тому, чтобы самыми постановлениями, относящимися до подписки на акции, участники ставились в более серьезные и фактические отношения к предприятию, чтобы обеспечен был и оглашен полный вклад основного капитала, чтобы учредители составляли отчетливо обозначенную группу по отношению к учреждаемому обществу, чтобы последнему обеспечено было фактическое, действительное наблюдение, а регистровому судье облегчен контроль; далее, чтобы функции представителей общества были бы более резко разграничены, положение общества более ясным, а активное участие и контроль со стороны отдельных акционеров более обеспеченными; наконец, чтобы лица, входящие в состав учредителей, правления и контроля, несли более строгую гражданскую и уголовную ответственность, а взысканы и предписания служили бы к большему ограждению акционеров и публики.

В видах ограждения недостаточных классов от потерь, могущих явиться следствием участия в акционерном обществе, первоначальный законопроект устанавливал чрезвычайно высокую цифру отдельной акций, а именно: 6000 марок для акций на предъявителя и 1000 для акций с обозначением имени владельца. Это значило заходить слишком далеко, так как рядом с сомнительными акционерными обществами могут существовать прочные и цветущие, просуществовавшие достаточно долгое время, чтобы выяснить на бирже свою действительную стоимость. Конечно, нельзя советовать небогатым людям принимать участие в новоучрежденных акционерных компаниях, но при высокой стоимости акций, им невозможно будет покупать и те, которые исходят из старых и верных предприятий и представляют выгодное помещение денег, которое сделается монополией людей богатых. С другой стороны и достаточные люди будут отказываться от участия в связанных с риском, но имеющих смысл и оправдание предпринятых (напр. колоссальных), так как пришлось бы платить слишком дорого за акций. Поэтому весьма основательно было смягчение этой статьи законопроекта, определившее минимум цены акций в 1000 марок как для именных, так и для безымянных. Именные могут быть доведены даже до 200 марок, если передача их связана с разрешением от компании, или же в том случае, если дело идет об особенно полезном предприятии, удовлетворяющем местные нужды и одобренном Союзным Советом. Такая же скидка может быть сделана, если известному предприятию на долгое время и безусловно обеспечивается сумма правительством, союзным государством или другою общественною корпорацией (ст. 207 а). То же самое относится и до временных расписок. Они никогда не выдаются безымянно (ст. 215 с), а прежде допускавшееся покрытие 40 процентами стоимости, более не допускается. Содержание устава должно быть утверждено по крайней мере пятью, приобретшими акции, лицами, судебным или нотариальным порядком, причем приводится в известность стоимость приобретенных каждым акций. Эти, утвердившие устав лица, равно как и сделавшие вклад иным образом, то есть не на чистые деньги, признаются законом учредителями компании и подлежать с тех пор особой ответственности (ст. 209). Если учредители разберут все акции, что составляет, так назыв. «одновременное учредительство», то общество считается основанным (ст. 209 d); если же этого не произойдет, то при «постепенном учреждении» основанию общества должна предшествовать подписка на остальные акции. Подписка производится посредством изготовленного в двух экземплярах подписного листа, в содержании которого сообщается подробные в ст. 209. Общество не заносится в регистровую книгу до тех пор, пока не будет представлено подписанного всеми учредителями, членами правления и наблюдательного совета заявления, в котором объявляется, что каждая акция, до тех пор пока не существует иных вкладов, покрыта, по крайней мере, в четвертой доле своей стоимости, а в случай стоимости выше нарицательной цены и излишек внесен чистыми деньгами и находится в распоряжении правления (ст. 210). Если не все акции разобраны учредителями, то по предъявлении заявления, созывается коммерческим судом общее собрате, которым и руководить этот суд, и на котором постановляется решение об открытии общества. Установлены предохранительные меры относительно т. н. Apports, то есть неденежных вкладов, а также и других документов на имущества.

Определение, во сколько оценены этого рода вклады вносится в устав общества (ст.209 в.). Учредители обязываются сделать письменное заявление о мотивах, заставляющих принимать эти вклады и о делах, на которых они основаны, а равно и о состоянии этих дел за последние два года (ст. 209 д.). Члены правления и наблюдательного совета обязаны исследовать происхождение этих предприятий и если они сами состоять в них участниками, то назначаются особые ревизоры. Такое исследование, основанное впрочем на проверке правильности и полноты требуемых законом данных, а не на действительной оценке принятых документов, излагается в письменном отчете. Учредители ответствуют за правильность и полноту своих заявлений, относительно подписки и внесения складочного капитала, а также и других вкладов и, если только не действовали по извинительному незнанию дела, все отвечают пред обществом; точно также отвечают они за вред умышленно и злостно нанесенный обществу при приеме вкладов и взносов. Для возможно большого затруднения допущения подставных лиц, учредители отвечают за убыток, нанесенный несостоятельностью акционера, коль скоро она была им известна при представлении устава (ст. 213 а).

К такой гражданской ответственности учредителей присоединяется сверх того и весьма серьезная ответственность уголовная, так как в случаях заведомо ложных данных относительно подписки вкладов, взносов и вознаграждения, представленных коммерческому суду по поводу предъявления устава при учреждении общества, закон определяет взыскание в виде тюремного заключения и в то же время денежное взыскание в размере 20,000 марок. В случае признания смягчающих обстоятельств налагается одно только денежное взыскание (ст. 249 а). С другой стороны новый закон не препятствует особым учредительским прибылям; он требует только, чтобы эта прибыль была приводима в известность и предписывает (ст. 209 в), чтобы отдельно от данных о вкладах и взносах, в уставе показан был и общий расход, который падает на общество в виде уплаты акционерам или другим лицам, в виде возмещения или вознаграждения убытков за учредительство или его подготовление. Вознаграждение, не указанное в смете, должно быть возмещено. Кроме учредителей пред обществом ручаются и те лица, которые получили заведомо неуказанное в смете вознаграждение, или же которые нанесли заведомо ущерб обществу при приеме вкладов и взносов (ст. 213 а); далее отвечают и так наз. эмиссионные конторы, а именно те, которые в течение двух первых дет по учреждении общества рекламируют акции, если им известна была неправильность представленных учредителями данных, или умышленный вред, наносимый обществу, или же, если они могли бы осведомиться о всем этом у компетентного липа. Лица эти с случаях прямого злоумышления подвергаются также взысканиям, установленным в ст. 249 а.

Далее отвечают члены правления и наблюдательного совета, если будет доказано, что они при ревизии обманули бдительность ревизора (ст. 213 г). Они подлежать взысканиям наравне с учредителями, если заведомо представили ложные сведения.

Ответственность правления и наблюдательного совета также значительно усилена, как в гражданском, так и в уголовном отношении, так например по ст. 249 эти лица наравне с ликвидационной комиссией наказываются за умышленный ко вреду общества клонящиеся действия — тюремным заключением и денежным штрафом в размере 20000 марок.

Относительно положения и обязанностей наблюдательного совета и правления закон заключает в себе также некоторые новые постановления. Первый обязывается иметь надзор за правлением (ст. 225) и члены должны обращаться для проверки порученных им дел эксперту. Члены наблюдательного совета не могут входить в состав правления или вести дела общества в качестве служащих. Права, присвоенные общим собранием, расширены новым законом, а именно этим собраниям предоставлено исключительное право выбора наблюдательного совета и оно может во всякое время смещать членов этого совета. Собрание решает изменения в уставе, увеличение размера капитала, заявление претензий против учредителей наблюдательного совета, правления или ликвидационной комиссии, а также и отклонения таких претензий от ответственных за учредительство дела лиц. Означенные претензии имеют силу и отклонение их не допускается даже в том случае, если они заявляются меньшинством, доли участия которого однако же составляют пятую часть складочного капитала (ст. 223). По предложению акционеров, владеющих в общем одною десятою капитала, может назначаться ревизия учредительной деятельности и других дел, со времени которых прошло не свыше двух дет. Такая ревизия производится ландгерихтом и может быть решена, если даже общее собрание отклонило ее (ст. 222 а). По предложению указанного меньшинства может быть отсрочено обсуждение баланса, если в нем замечены пропуски (ст. 239 а). Акционеры, участие которых составляет одну двадцатую складочного капитала, пользуются правом созвания общего собрания. Постановление общего собрания о продолжении существования общества и об изменениях в уставе, также как и балансы, требующие более точного определения, должны быть занесены в торговые регистры (ст. 214, 239 b).

40
{"b":"272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Русская пятерка
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Браслет с Буддой
Во имя любви
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально