ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой звездный роман
Танос. Смертный приговор
Четвертая обезьяна
400 страниц моих надежд
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Омуты и отмели
Фантомные были
Девятнадцать стражей (сборник)
Карлики смерти
Содержание  
A
A
IV. Политико-экономическая сторона дела.

Из только что приведенных цифр мы видим какого важного значения как в полезном, так и во вредном отношении, достигло в народном хозяйстве акционерное дело. Уместно будет напомнить здесь, что положенный в 1878 г. на всем земном шаре в железнодорожные предприятия капитал равнялся 74600 миллионам марок и, что эта громадная сумма, за незначительными исключениями, составлена была акционерными компаниями и путем выпуска акций или облигаций. Акционерное общество сделалось для современных крупнокапиталистических предприятий, несмотря на злоупотреблении, трудно заменимою формой организации. Промышленные и другие экономические учреждения, требующие миллионных затрат, но обусловленные значительным риском и обещающие мало превышающую обыкновенный процент ренту, с трудом могли бы быть предприняты отдельными, или даже несколькими крупными капиталистами на свой страх и риск. Напротив, всегда легко найти денежных людей, которые согласятся на такие предприятия при ограниченном участии и ограниченном риске, если публика покроет остальные взносы капитала. Участие же публики легко достижимо, если вклады ограничены и отдельные паи не слишком значительны. Руководящим денежным людям, также как и массе акционеров, представляется, таким образом возможность, без слишком большой личной опасности, испробовать успешность данного проекта и первые получают даже в случае незначительного успеха многие другие выгоды, в силу фактического руководительства, располагающего миллионами предприятия. Не трудно оценить выгоды постоянных дел с подобным обществом, например для банкира. Что касается массы акционеров, то она смотрит на приобретение акций почти так же, как на покупку облигаций и государственных бумаг, признавая последние несколько более надежными; акционеры вообще и не думают быть действительными участниками предприятия и в громадном большинстве случаев вмешательство их оказалось бы технически невозможным. Акционерное общество обыкновенно не бывает ассоциацией мелких капиталистов на равных правах, но лишь вспомогательным средством для крупного капитала приобрести возможность располагать еще более значительными суммами, без собственной личной ответственности. Если же пожелали бы затруднить законодательными мероприятиями руководящую роль крупного капитала, то весьма сомнительным сделалось бы основание жизнеспособных акционерных обществ.

Также и устранение учредительских преимуществ имело бы следствием удаление крупного капитала и частные акционерные общества едва ли могли бы возникнуть. Поэтому названные преимущества имеют известное оправдание, предполагая, что дело идет об учреждениях, в жизненность которых верят сами капиталисты, желающие, по мере сил, вести их к успешным результатам. Напротив, мы имеем дело с ажиотажем, а иногда и прямым мошенничеством, когда учредители создают дутые предприятия, с единственною целью играть акциями, навязывать их публике путем рекламы и обманчивых обещаний, а затем предоставить общество его судьбе. К такого рода предприятиям принадлежали слишком многие из числа основанных в 1871 — 74 г. Многие сами по себе жизнеспособные фабрики и предприятия были переданы в руки акционерных обществ, которые сделали их на долго бездоходными или прямо не могущими существовать, вследствие того, что слишком высоко оценили вклады. Учредительский консорциум вначале располагал полною свободою, так как учреждал общество для себя одного. Нередко удавалось также повысить на бирже нарицательную цену в значительной степени, даже и с тех случаях, когда эта цена и без того сильно превышала внутреннюю стоимость бумаги. С другой стороны бывали уплаты и ниже нарицательной цены, когда например заручившиеся концессией на достройку железной дороги учредители акционерного общества уплачивали подрядчику в большинстве случаев также обществу), который принимал на себя приведете в исполнение предприятия, акциями, стоявшими ниже номинальной цены. Жажда барышей и игры со стороны публики должна также нести часть ответственности за учредительскую горячку, но не следует забывать, что учредители играют в ней активную, акционеры же — только страдательную роль. Впрочем публика приняла к сведению уроки прежних лет. Можно даже заметить, что недоверие к акционерным предприятиям со стороны публики, быть может сильнее, чем того требовали бы интересы экономического развития. Внесено было множество законопроектов, клонившихся к устранению обнаруженных злоупотреблений, посредством законодательных мероприятий. Уже в 1873 г. немецкий депутат Ласкер внес запрос имперскому правительству, по поводу его воззрений на целесообразность реформы акционерного законодательства и в 1877 г. прусская палата обратилась к правительству с приглашением оказать воздействие в том смысле, чтобы предписания закона ограждались более действительным образом, а нарушители их могли бы легче подвергаться преследованию; далее, чтобы была установлена более строгая ответственность всех участвующих в учреждены, управлении и наблюдении над предприятием лиц, а равно и более действительный контроль над управлением. Согласно с этим и Пруссия внесла предложение в Союзный Совет, которое, однако, осталось без дальнейших последствий. Нельзя отрицать практических трудностей подобной реформы. Вмешательство меньшинства акционеров, может, при известных условиях, лишать всякого единства и без того затрудненное управление акционерного общества. Сверх того, именно в крупных предприятиях большая часть акционеров не в состоянии, да и не расположена заботиться об управлении обществом.

Если же на руководителей и членов наблюдательного совета возложена будет более тяжелая ответственность, то они потребуют и соответствующего более значительного вознаграждения.

Быть может, дутые предприятия будут, до некоторой степени, затруднены тем, что первые подписчики будут освобождаться лишь по внесении полностью капитала и, что первые паи будут вноситься чистыми деньгами в государственные казначейства. Во всяком случай подобные затруднения повели бы к тому, что крупные капиталисты в случаях, обещающих выгоды предприятию, стали бы заменять добывание капитала посредством акций другими способами. Об этом нечего было бы, впрочем, сожалеть. Напротив, судя по имеющемуся опыту, следует желать, чтобы область акционерной формы была ограничена и многие требуют, чтобы законодательство вмешивалось в дело в таком именно направлении. Не подложить никакому сомнению, что находящееся в руках одного предпринимателя дело, экономически говоря, более целесообразно, чем такое же предприятие в руках акционерной компании, потому что ассоциация в такой форме не является вовсе положительно споспешествующею силою, а только сделкой, облегчающею добывание необходимого капитала. Поэтому нельзя признавать желательными мелкие предприятия на акциях. Эта форма свойственна преимущественно крупным банкам, фабрикам и рудникам. Что же касается железнодорожных предприятий, то в будущем, по мнению уже весьма многих, особенно в Германии, акционерная форма не может считаться целесообразною с социально-политической точки зрения, хотя при начале развития железнодорожного дела и оказали ему важные услуги. Развитие этого дела ведет к постоянному централизованно; более мелкие общества принуждаются, естественным образом, к слияниям и таким образом возникают большие компании, могущие оказывать широкое влияние на внутренние отношения целых провинций; мы видим, напр., во Франции, что шесть компаний недавно беспрепятственно поделили между собою всю страну. Такая власть в руках частных лиц, а именно немногих влиятельных личностей, должна в конце концов оказаться опасной, а потому концессии должны бы были предоставляться, как во Франции, лишь на определенный срок и с тем, чтобы впоследствии железные дороги поступали в собственность государства. Из весьма богатой литературы по акционерному делу особенно замечательны: Эндеман, «Die Entwickelung der Handelsge-sellschaften» (Бердин, 1867; 2 изд., 1872); В. Ауэрбах, «Das Actienwesen» (Франкфурту 1873); Гехт «Die Kreditinstitute auf Actien una auf Gegenseitigkeit» (т. 1: «Das Borsen— und Actienwesen der Gegenwart», Манг., 1874); Рено, «Das Recht der Actiengesellschaften» (Лейпц., 1863; 2-е изд., 1876); Левенфельд «Das Recht der Actiengesellschaften» (Берлин, 1879). Статистические заметки почти обо всех немецких акционерных обществах находим у Христианс, в его «Deutsche Borsenpapiere» (2 ч., Берлин, 1880). О бумагах, имеющих обращение на берлинской бирже трактует "Jahrbucb der berimer Borse (издаваем. Нейманном и Фрейштадтом, Берлин, 1880). Той же цели служит «Salings Borsenpapiere» (5 изд., 4.3 — 5, переделано Герстлетом (Берлин, 1879 — 81). Австрийские источники: «Kompass. Finanzielles Jahrbnch fur Oesterreich-Ungam» (основанное Леонгардтом и издаваемое Геллером, г.г. 1 — 18, Вена, 1867 — 80). Далее ср. Куртуа, «Manuel des fonds publics et des societes par actions» (6 изд., Париж, 1874); Скиннер, «The Stock Exchange Yearbook and Diary» (Лондон, ежегодно).

43
{"b":"272","o":1}