ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В этом же году повелено озаботиться открытием женских гимназий и учрежден ученый комитет для составления и рассмотрения программ преподавания и учебных руководств. В день коронации, 26 августа, новый манифест Государя ознаменовался целым рядом милостей. На 3 года приостановлены рекрутские наборы, прощены все казенные недоимки, начеты и т. д., освобождались, или по крайней мере смягчалось наказание разным преступникам, в том числе и государственным, участвовавшим в мятеже 14 декабря 1825 г. и в тайных обществах того времени, отменен прием в рекруты малолетних евреев и набор между последними приказано производить на общих основаниях и т. п.

Но все эти частные меры, встреченные с восторгом Россией, были только преддверием тех коренных реформ, которыми ознаменовалось царствование А. II. Прежде всего и настоятельные всего представлялось решить вопрос о крепостном праве, которое, как всем было очевидно, являлось главным корнем всех других недостатков нашего склада. Мысль о необходимости освобождения крестьян, и притом с земельным наделом преобладала уже во время императора Николая, Вся интеллигенции относилась к крепостному праву, как к страшному и постыдному злу. Литература непрерывно продолжала в этом смысле славную традицию Радищева. Достаточно упомянуть имена Грибоедова, Белинского, Григоровича, И. С. Тургенева. Но настроение интеллигенции, которая была по преимуществу дворянскою, не мешало тому, что когда вопрос в каком бы то ни было виде переходил на сословное обсуждение дворян, то в этой среде он встречал нередко отпор. Имп. Александр II, вступая па престол, был убежден, что освобождение крестьян должно совершиться именно в его царствование. Таково было и общее настроение интеллигенции и даже в самой крестьянской среде носилось смутное предчувствие близкой «воли». Указы об ополчении 1854 и в начале 1805 г. вызвали в целых 9 губерниях значительные беспорядки, так как крестьяне массами заявляли желание вступить в ополчение, считая службу в ополчении за переход к «воле».

Вопрос представлялся таким образом неотложным. Когда Государем было сказано в Москве слово о необходимости и своевременности освобождения крепостных, вся Россия охвачена была восторженными, радостными надеждами... И в 1856 г. был учрежден, а 8 января 1857 имел свое первое заседание особый секретный комитет, под непосредственным ведением и председательством Самого императора, задачей которого должно было быть рассмотрение постановлений и предположений о крепостном праве. В состав этого комитета входили: князь Орлов, гр. Ланской, граф Блудов, министр финансов Брок, граф В. Ф. Адлерберг, князь Вас. А. Долгоруков, министр государственных имуществ М. Н. Муравьев, Чевкин, князь П. П. Гагарин, барон М. А. Корф и Я. И. Ростовцев. Из них только Ланской, Блудов, Ростовцев и Бутков, управлявший делами комитета, высказались за действительное освобождение крестьян; большинство же предлагало только ряд мер для облегчения положения крепостных. Государь был недоволен ходом дел и назначил членом комитета великого князя Константина Николаевичи Между тем 18 августа поступило ходатайство дворянства 3 литовских губерний об освобождении крестьян, но с сохранением за помещиками права на землю. В ответ на это ходатайство 20 ноября последовал высочайший рескрипт, данный Виленскому Военному, Гродненскому и Ковенскому генерал-губернатору, в котором Государь дозволил дворянству каждой из названных губерний учредить комитет, который бы выработал проект улучшений быта крестьян. В том же году такое же дозволение дано было дворянству С.Петербургскому и Нижегородскому, а в следующем году — дворянам Москвы и других губерний; 8 января 1858 г. секретный комитет был преобразован в «главный комитет по крестьянскому делу», в состав которого вошел еще граф Панин, министр юстиции, а в марте того же года образован был в министерстве внутренних дел под названием «земского отдела центрального статистического комитета» чисто административный орган, который играл важную роль во всем этом деле. В состав его вошли такие лица, как Н. А. Милютин. Я. А. Соловьев, ревностные поборники идеи освобождения. Журналистика того времени также явилась энергичной союзницей меньшинства и, благодаря положительной воле Государя, благое дело, несмотря на оппозицию большинства в комитете, быстро пошло вперед и даже приняло более широкие размеры, чем те, которые были поставлены в первоначальных рескриптах дворянству. Вместо «улучшения быта крестьян» вопрос ставился уже прямо на почву полного их освобождения. 17 февр. 1859 г. объявлено было повеление об учреждении «редакционных комиссий», которых председателем был назначен генерал-адъютант Ростовцев. В эти комиссии препровождались проекты, выработанные губернскими комитетами. Проект, выработанный редакционным комитетом, должен был поступить в комиссию, которая была составлена из гр. Ланского, графа Палена и ген. Муравьева и Ростовцева, где заведующим делами был д. с. с. Жуковский. Наконец, эта комиссия представляет проект с собственными соображениями в главный комитет. Когда губернские комитеты представили, наконец, свои проекты в редакционные комиссии, из губерний 2 раза (в авг. и дек. 1859 г.) призываемы были помещики, по два из каждой, для доставления необходимых сведений. Между этими последними оказалось много консерваторов, главный комитет тоже охотно готов был затормозить дело" но решительная воля Государя, потребовавшего, чтобы комитет окончил свои занятия к январю 1861 г. и влияние нового председателя его, Вел. К. Константина Николаевича, заменившего Орлова, быстро двинули дело вперед. 28 января положения, выработавшее редакционными комиссиями и прошедшие через главный комитет, подверглись рассмотрению государственного совета, принявшего их с некоторыми изменениями, в смысле уменьшения размеров крестьянского надела. Наконец, 19 февраля 1861 г., последовал великий манифест, составляющий славу Царя-Освободителя — манифест об освобождении 22 миллионного крестьянского населения из крепостной зависимости.

Освобождение помещичьих крестьян совершилось на следующих началах. Прежде всего объявлена обязательность для помещика наделить бывших его крестьян, кроме усадебной земли, пахотною и сенокосною в определенных в положении размерах. Такая обязательность для помещика отвести надел крестьянам ограничивалась лишь относительно мелкопоместных помещиков, помещиков земли Войска Донского, сибирских помещиков и владельцев частных горных заводов, для которых установлены особые правила надела. Во вторых, рядом с такою обязательностью для помещика дать крестьянам наделы, объявлена обязательность для крестьян принять надел и держать в своем пользовании, за установленные в пользу помещика повинности, отведенную им мирскую землю в течение первых девяти лет (по 19 февр. 1870 г.). По прошествии же 9 лет отдельным членам общины предоставлено право как выхода из нее, так и отказа от пользования полевыми землями и угодьями, если выкупят свою усадьбу; само общество также получает право не принимать в свое пользование таких участков, от которых откажутся отдельные крестьяне. В третьих, что касается размера крестьянского надела и соединенных с ним платежей, по общим правилам принято основываться на добровольных между землевладельцами и крестьянами соглашениях, для чего заключать уставную грамоту при посредстве учрежденных положением мировых посредников, съездов их и губернских по крестьянским делам присутствий, а в зап. губ. — и особых поверочных комиссий. Такое добровольное соглашение ограничено только требованием, чтобы в пользовании крестьян оставалось земли не менее того количества, которое определяется в местных положениях, группирующих губернии, для определения в каждой из них размеров душевого надела, на три полосы; а затем, сообразно с количеством душевого надела, в местных положениях определяются и размеры повинностей, которые временнообязанные крестьяне, до производства выкупа, должны были нести в пользу землевладельцев. Эти повинности — либо денежные, либо определенные в виде оброка, либо в виде издельной повинности, барщины. До тех пор, пока временнообязанные крестьяне не выкупят своих земель и состоят в отношениях повинных к прежнему землевладельцу, последнему предоставлена вотчинная полиции в сельском обществе временнообязанных крестьян.

51
{"b":"272","o":1}