ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Крокодилий сторож
Это всё магия!
Рассмеши дедушку Фрейда
Каждому своё
Dead Space. Катализатор
Хронолиты
Академия пяти стихий. Возрождение
Жених-незнакомец
София слышит зеркала
Содержание  
A
A

Организовав управление этой новой территории, А. с большей половиной своего войска двинулся через Гедрозию (Белуджистан) в обратный путь (кон. авг. 325). Во время этого трудного перехода через громадную пустыню погибла большая часть его отряда. Неарху было поручено вернуться с флотом в Македонию; часть войска под предводительством Кратера, была отправлена вперед, через Арахозию; в Кармании оба отряда соединились, вскоре туда прибыл и Неарх с флотом и после короткой остановки отправился в дальнейший путь (дек. 325). Обеспечив себе владычество над завоеванными землями, А. приступил к окончательному устройству нового края, причем краеугольным камнем своей политики сделал стремление к слиянию македонских и греческих элементов с восточными. Первые шаги на этом пути сделаны были в армии; это вызвало неудовольствие среди македонских воинов, прорвавшееся наружу в Описе на Тигре (июль 324), но это противодействие было сломлено и план реорганизации всемирной армии, в смысле пополнения ее силами всех завоеванных провинций, приведен в исполнение. Вскоре после того А. пришлось потерять своего любимца, Гефестиона, умершего в Экбатане; горесть его была безгранична; он похоронил своего друга в Вавилоне с чисто царственною роскошью (осенью 324). В этот город, который он намеревался сделать центром своей империи, А. вступил в начале 323 г. Он жил здесь, занятый различными государственными вопросами и новыми завоевательными планами, как вдруг, после одного из пиров, внезапно заболел и несколько дней спустя умер на 33 г. жизни, не назначив себе преемника (8 или 11 июня, а может быть еще в мае 323 г.). Птоломей, завладевший его трупом, перевез его, в золотом гробе, в Александрию и похоронил там (322). После долгих колебаний полководцы провозгласили царями тупоумного Арридея, сына Филиппа и танцовщицы Филины, и Александра, сына А. от Роксаны, родившегося после смерти отца, и поделили между ними монархию А. Пердикка был назначен опекуном несовершеннолетнего царя и правителем государства.

По свойствам своей природы А. был может быть, величайшим и гениальнейшим героем древности. Независимо от вопроса, удалось ли бы ему, если бы он прожил дольше, дать хорошую политическую организацию бесчисленному множеству покоренным им от Инда до Адриатики, народностей, несомненно, что его кратковременная, но блестящая деятельность носила в себе задатки всемирно-исторического значения, получившие потом свое развитие, хотя и в совершенно другом направлении. Его царство после его смерти распалось, но его преемники: Антигон, Селевк, Птоломей, Лизимах и др. основали мало помалу в различных частях его монархии государства, в которых (на вост., конечно, — только до Тигра) греческая культура более или менее водворялась и имела плодотворное влияние.

Художники древности много трудились над изображением А.; из их произведений особенно замечательны: картина Апеллеса, в Эфесе, изображающая царя с молнией в руке и несколько мраморных изваяний Лизиппа, изображавшего его по все моменты его жизни и в самых разнообразных положениях; все они очень схожи с оригиналом. Сохранился еще, находящийся в Риме в капитолийском музее, бюст, изображающий А., подобно Аполлону, устремляющего в даль вдохновенный и победоносный взор. В этом художественном произведений особенно удивительно соединение мягкости в постановке головы и мечтательности во взгляде с мужественностью и героичностью осанки; необыкновенно хороши также длинные волосы.

Литература об А., его монархии и походах очень обширна. Первыми биографами А. были некоторые из его сподвижников и приближенных лиц, как то: Каллисфен, Клитарх, Опесикрит, описывавшие его деяния напыщенным языком, полным преувеличений и измышлений, другие, как напр. Птоломей и Аристовул, дали более достоверные описания. На писаниях Клитарха основана, главным образом, история А. у Диодора, Иустина и Курциуса, отчасти и у Плутарха; у Птоломея и Аристовула черпал (также как Плутарх) Арриан, который вместе с тем пользовался, повидимому, какой-то александрийской компиляцией, известной и Плутарху. Вследствие этого Арриан является также источником для истории А. Сочинения остальных современных ему историков собраны у Гейера (Geier «Alexandri Magni historiarum scriptores aetate suppares», Лейпц., 1844), а также в Дюбнеровском издании Арриана (Пар., 1846). Новые обработки истории этой эпохи принадлежат: Дройзену "Geschichte A. d. Gr. von Maced. " (3 изд., Гота, 1880); Гроте «History of Grece» (нем. пер. Мейснера, т. 6., Лейпц., 1857); Рюстову и Кёхли, «Gesch. des griech. Kriegswesens» (Aapay, 1852); Шеферу, «Demosthenes u. seine Zeit» (Schafer. т. 3, Лейпц. 1858); Герцбергу, "Die asiat. Feldzuge A.s d. Gr. " (Herzberg, 2 изд., Галле 1875); кроме того ср. Шпигель, «Eranische Altertumskunde» (2 т., Лейпц., 1873). О художеств. изображениях А. см. Мюллep, "Numismatique d'A. le Gr. " (Копенг., 1885); Люцов «Munchener Antiken» (Мюнх., 1861); Штарк, «Zwei Alexander-Kopfe der Sammlung Erbach u. des Britischen Museums zu London» (Лейпц., 1879).

Элемент чудесного, поразительного, возбуждающего фантазию, заключающийся в истории этой кипучей и блестящей жизни вызвал целую массу романических прикрас в рассказах о деяниях А. Самая известная из этих романических историй — история так назыв. Псевдо-Каллисфена, написанная около 200 г. по Р. X., в Египте, на греческом языке и появившаяся потом в латинском, сирийском и армянском переводах, обработках и извлечениях. (На греческом языке издана впервые, вместе с Аррианом, Мюллером (Пар., 1846, нем. Мейзель, Лейпц., 1871). Латинский перевод сделан в начале IV в. Юлием Валерием. В Х в. в Неаполе появился латинский перевод несколько измененного текста этой истории, сделанный священником Леом; этот вариант (liber А. de procliis), излюбленный в средн. века, составил источник, из которого черпали поэты, охотно воспевавшие А. в полурасцвете рыцарства. Так, им воспользовался Альберих из Безансона для своей А. эпопеи (отрывок помещен в немецком переводе у Поля Гейзе, в его «Romanische Inedita» Берл., 1856), послужившей основой стихотворению о походе А. на Восток, написанному немецким свящ. Лампрехтом. Последнее дошло до нас в двух редакциях и издано по обеим Вейсманом (2 т., Франкф., 1850). Кроме того на немецком языке существуют поэтические обработки этого сказания Ульриха ф. Эшенбаха (написаны между 1248 и 1284 и еще не напечатаны) и Рудольфа Эммского (нап. между 1238 и 1241, тоже не напеч.) Ср. Цахер «Pseudo Kallisthenes» (Галле; 1867). На французском языке существуют обработки Ламбер ле Тора (Lambert le Tort) и Александра (издана Мишеланом, Штутгарт, 1846); на английском — эпос об А. XIII в. (изд. у Вебера, в его «Metrical romances», т. 1. Эдинб., 1810), основанный на извлечении из Юлия Валерия. Вальтер (Гвальтерус) из Лилля или Шатильона сочинил эпическую поэму («Аlеxandreis») на латинском языке, — канвой для которой послужил рассказ Kypциyca, — много раз перепечатанную (изд. Мюльденером, Лейпц., 1863) и, в свою очередь, послужившую источником для У. ф. Эшенбаха. И для восточных народов А. был любимым героем романтического эпоса; кроме Фирдузи, пользовавшегося главным образом арабской обработкой liber de procliis для своей «Шахнамо», жизнь и подвиги знаменитого героя воспеты в Персии поэтом Низами в его «Искендер-намэ». Существуют также и турецкие обработки этой истории. Ср. Шпигель, «Die Alexandersage bei den Orientalen» (Лейпциг, 1851); «Nisamis Leben und Werke und der zweite Teil des Nisamischen Alexanderbuchs» (Лейпц., 1872).

Александр Невский

Александр Ярославич Невский. — 2-й сын великого князя Ярослава Всеволодовича, правнука Мономахова, род. 30 мая 1220 г., на великом княжении Владимирском был с 1252 г., ум. 14 ноября 1263 г. Отрочество и юность Александр провел большею частью в Новгороде, где отец посадил его княжить в 1828 г. вместе со старшим братом Федором (ум. в 1233 г.), дав в руководители молодым князьям двух Суздальских бояр, В 1236 году Ярослав уехал в Киев, получив тамошний стол,. и Александр стал самостоятельно править Новгородом. На 20-м году жизни (1239) Александр вступил в брак с дочерью Полоцкого князя Брячислава, Александрой. В том же году (1239) Александр занимается постройкой крепостей по р. Шелони на западной окраине Новгородских владений. В скором времени Александру пришлось прославить свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремились овладеть Новгородом и Псковом в то время, когда остальная Русь подверглась страшному татарскому погрому. В 1240 г. шведы, оспаривавшие у новгородцев обладание Финляндией, побуждаемые папской буллой к крестовому походу на Новгород, под предводительством Биргера вошли в Неву и достигли устья Ижоры, когда весть об их нашествии была получена в Новгороде. Александр с новгородцами и ладожанами быстро двинулся к ним на встречу и на левом берегу Невы, при впадении р. Ижоры, 16 июля 1240 г. нанес шведам полное поражение, при чем самому Биргеру «возложи печать на лице острым своим копьем». Эта битва, украшенная поэтическими сказаниями (явление Св. Бориса и Глеба), дала Александру прозвание Невского. В том же году Александр выехал из Новгорода в Переяславль к отцу, поссорившись с новгородцами потому, что хотел управлять так же властно, как его отец и дед. Но обстоятельства заставили новгородцев снова призвать Александра. Орден Меченосцев, незадолго перед тем соединившийся с Тевтонским орденом, возобновил наступательное движение на Русь новгородскую и Псковскую. В год Невской битвы начато было немцами завоевание Псковской области, а в следующем (1241) самый Псков был занять немцами. Ободренные успехом, немцы приступили к завоеванию новгородской волости: Водь была ими обложена данью, в погосте Копорьи выстроена немецкая крепость, взят Тесов, земли по р. Луге подверглись разорению и, наконец, немецкие отряды стали грабить новгородских купцов, в 30-ти верстах от Новгорода. Тогда новгородцы послали к Ярославу за князем и он дал им сына Андрея. Но нужен был Александр, а не Андрей. Подумавши Новгородцы отправили владыку с боярами к Александру, который в 1241 году с радостью был принять новгородцами и первым делом отвоевал Копорье. В следующем году (1242), получив на помощь низовые полки (из Суздальской земли), Александр освободил Псков и отсюда, не теряя времени, двинулся в пределы Ливонии, и здесь, 5 апреля 1242 г., дал рыцарям сражение на льду Чудского озера, близ урочищ Узменя и Воронья камня, известное под именем Ледового побоища: рыцари были разбиты на голову. После этого поражения Немцы просили мира, согласившись отказаться от своих завоеваний в русских областях и возвратить пленных. После Шведов и Немцев Александр обратил оружие на Литовцев и целым рядом побед (в 1242 и 1245 г.) показал им, что нельзя безнаказанно делать набеги на русские земли. В 1256 году Шведы попытались было снова отнять у Новгорода Финское прибрежье и вместе с подвластною Емью стали строить крепость на р. Нарове; но при одном слухе о приближении Александра с Суздальскими и Новгородскими полками, удалились. Чтобы устрашить Шведов, Александр совершил поход в Шведские владения, в страну Еми (нынешнюю Финляндию), подвергнув ее опустошению. Так победоносно отражал Александр врагов на западной границе, но совершенно иную политику должен был избрать по отношению к Татарам. После смерти отца (ум. в 1246), Александр с братом Андреем поехал впервые (в 1247 г.) в Орду на поклонение к Батыю, а отсюда с берегов Волги, по воде Батыя, Ярославичам пришлось совершить далекое путешествие в Монголию к великому хану. Два года употребили они на эту поездку и возвратились в 1250 г. с ярлыками на княжения: Андрей, хотя и младший брат, получил по воле хана первый по значению Владимирский стол, Александр же — Киев и Новгород. Александр не поехал в Киев, потерявший всякое значение после Татарского разорения, а поселился в Новгороде, ожидая поворота событий в свою пользу. Андрей Ярославич не сумел поладить с Татарами, а потому неделю покняжил во Владимире: в 1252 г. против него были двинуты Татарские полчища под начальством царевича Неврюя. Андрей был разбит и бежал сначала в Новгород, а оттуда в Швецию. Во время Неврюева нашествия, Александр находился в Орде и от сына Батыя, Сартака, управлявшего Ордою за дряхлостью отца, получил ярлык на великое княжение Владимирское. Александр сел во Владимире, и с этого времени стал таким же оборонителем Русской земли от Татар, как ранее от Шведов и Немцев, но действовал иным путем, применяясь к обстоятельствам, а именно: с одной стороны сдерживал бесполезные восстания своих подданных против Татар, с другой — старался покорностью перед ханом доставить возможные льготы Русской земле. Много золота и серебра передавал Александр в Орду на выкуп пленных. Андрей Ярославич в скором времени возвратился в Русь и сел княжить в Суздале, при посредстве Александра получив прощение от хана. Немало беспокойства причиняли Александру дела Новгорода, где княжил сын его Василий. В 1255 г. Новгородцы, изгнав Василия, пригласили княжить брата Александра. Ярослава, князя Тверского. Но Александр желал удержать Новгород за собою, двинулся с ратью к Новгороду и заставил Новгородцев без битвы принять княжение Василия. В 1257 г. волнения в Новгороде возобновились вследствие слухов о намерении Татар произвести там такую же перепись для обложения жителей поголовною данью, какая была произведена татарскими численниками в земле Суздальской, Муромской и Рязанской. Сам князь Василий был на стороне Новгородцев, не хотевших платить тамги и десятины. За это Александр отправил Василия в Суздальскую землю, а советников, подговаривавших молодого князя к сопротивлению Татарам, подверг жестокому наказанию. В 1258 г. Александр ездил в орду «чтить» Улавчия, влиятельного ханского сановника. Только в 1259 г. посредничество Александра и слухи о движении Татарских полков на Новгород заставили Новгородцев согласиться на перепись. В 1262 г. вспыхнуло восстание против Татар во Владимире, Ростове, Суздале, Переяславле и Ярославле, вызванное тяжелым угнетением от татарских откупщиков дани. Полки татарские уже готовы были двинуться на Русскую землю. Тогда Александр поспешил в Орду к хану (4-ый раз), чтобы отмолить людей от беды. Он прожил там всю зиму и не только успел отвратить татарский погром, но и выхлопотал у хана освобождение Русской земли от повинности выставлять для татар военные отряды. Это было последним делом Александра: больной он поехал из Орды и на дороге, в Городце Волжском, преставился 14 ноября 1263 г., по словам летописца «много потрудившись за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за все великое княжение отдавая живот свой и за правоверную веру». Митрополит Кирилл возвестил народу во Владимире о смерти Александра словами: «Чадаа моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли», и все воскликнули: «уже погибаем!».

58
{"b":"272","o":1}