ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дафне застыла неподвижно, все еще держась пальцами за резинку своих трусиков, Аманда и Марвин поднялись на ноги и стояли, уставившись на край стола, где я только что сидел — до того, как нырнуть на пол. Все лица застыли в немом ужасе.

Сорча неловко свесилась с конца стола. Она лежала наполовину на спине, наполовину на боку с лицом, обращенным в другую сторону. Ее единственный глаз стал теперь обыкновенного зеленого цвета. И все же он выглядел лучше, чем окровавленное отверстие на другой стороне лица.

Шеппард стоял, беспомощно уставившись на противоположную сторону стола, видно было, как конвульсивно сжималось его горло. Он не произносил ни звука. «Магнум» был стиснут в его правой руке так, что побелели суставы. Дуло пистолета было направлено на стол. Широкая струйка пота от корней волос стекала по лбу и дальше, вдоль носа.

— Брось пистолет, Росс! — спокойно приказал я.

У него не шевельнулся ни единый мускул. Аманда упала на свой стул и стала жалобно плакать, всхлипывая, словно маленький ребенок. Рейнера как-то внезапно всего передернуло, лицо его приняло зеленоватый оттенок, и он бросился из комнаты вон. Краем глаза я увидел, как побледневшая Дафне медленно натягивает через голову свой свитер.

А я медленно, шаг за шагом, начал придвигаться к Шеппарду, пока не оказался от него на расстоянии всего нескольких футов. Он по-прежнему стоял неподвижно, словно восковая кукла. Я поднимал руку, пока она не оказалась выше его кисти, а затем резко опустил ее. Дуло пистолета больно ударило его. Пальцы Шеппарда разжались, и «магнум» упал, стукнувшись о стол.

Росс медленно тряхнул головой, выпрямляя спину, затем повернул голову и взглянул мне прямо в глаза. Его взгляд был пустым и безжизненным.

— Ах ты, милый негодяй! — прошептал он. — Это ведь ты подстроил все! Дело твоих рук, что я убил сорок миллионов долларов!

Был час пик. Мы стояли на тротуаре и наблюдали, как мимо проносился лондонский транспорт. Через улицу протянули плакат с газетным заголовком: «Мультимиллионерша убита одним выстрелом!»

Небольшое чудо произошло, когда через несколько минут подъехало пустое такси. Я погрузился в него, погрузил Дафне с нашими чемоданами на заднее сиденье и сказал шоферу, чтобы он вез нас в «Хилтон».

— Не понимаю, — сказал я глухо. — Они знали, что отпечатки моих пальцев обнаружены по всему дому Уоринга. Они что, оглохли, если не слышали, как Шеппард кричал сто раз подряд, что убийство Сорчи произошло не по его вине, а потому, что я подстроил все это?

— А ведь это действительно так, Дэнни, — ласково промолвила Дафне. — Я ведь все видела.

— Знаю, что все это правда, — произнес я выразительно. — Возможно, ни ты, ни я не сидели бы сейчас здесь, если бы такое не случилось с Сорчей, не говоря уже о том, что всему поспособствовал твой великолепный стриптиз.

Я покачал головой, все еще продолжая удивляться.

— Знаешь, я был уверен, что шум вокруг всей этой истории не позволит нам уехать раньше следующей недели, а, оказывается, потребовалось всего лишь несколько часов.

— Ну, это типичная английская эффективность, — сказала Дафне самодовольно.

— А что это ты шептала главному полицейскому перед тем, как нас отпустили? — спросил я подозрительно.

— Я просто сказала ему несколько слов о папе.

— Ему, вероятно, это было очень интересно! — насмешливо заметил я.

— Если бы он не стал меня слушать, вот тогда оказалось бы очень интересно! — Ее голубые глаза цвета фарфора Спода невинно взглянули на меня. — Разве я не говорила тебе, что мой отец министр в правительстве?

— Нет, — я прочистил свое внезапно пересохшее горло, — не говорила.

— Вот такой у меня папочка, — весело прошептала она, — совершенно беспомощный, когда дело касается оргий в оранжерее. Но когда ему приходится управлять Министерством внутренних дел, он действует на редкость эффективно.

— Похоже, это распространяется и на запутанные дела, — в растерянности пробормотал я.

— Конечно, — согласилась Дафне. Она склонила голову мне на плечо и счастливо рассмеялась. — Ты знаешь, Дэнни, чего бы мне хотелось получить сразу, как только мы окажемся в номере отеля?

— Конечно, знаю, — проворчал я, — но сейчас ты этого не получишь!

Она снова взглянула на меня, на этот раз обиженно и с упреком.

— Я хочу ватрушку! — произнесла она с необыкновенным достоинством, великолепно произнося гласные звуки. — Но это второе желание в моем списке!

Роман, 1969 год; цикл «Дэнни Бойд»

РОКОВАЯ ПТИЧКА

The Coffin Bird

Глава 1

Проснувшись только к пяти вечера с похмельной мутью в голове, я невольно поморщился от нахлынувших воспоминаний о вчерашней разгульной вечеринке в Каниохи-Бэй. В самый разгар веселья хозяин дома, застав меня со своей женой и не желая слушать никаких оправданий, заехал мне в ухо, что было явно несправедливо, потому что я, не иначе как спьяну, перепутал хозяйку дома с другой нимфоманкой — ее подругой-гостьей. Впрочем, для бесплодных сожалений и терзаний не оставалось времени, поскольку мой отпуск на Гавайях заканчивался, точнее, оставалось всего три дня и три ночи. Пора было выходить на поиски очередной сговорчивой блондинки, одной из тех, кто умеет ловко ускользать по ночам от мужа. Я выполз из постели, кое-как напялил клетчатые плавки и, отодвинув в сторону застекленную стену, вышел из своего гавайского бунгало.

Зажмурившись от прямых, всепроникающих лучей вечернего солнца, сразу больно ударивших по глазам, шатаясь, я с трудом дотащился до края бассейна и ухнул в спасительную прохладу. Двух заплывов от бортика до бортика было вполне достаточно, чтобы вновь почувствовать себя человеком. Вернувшись в бунгало, принял душ, побрился, почистил зубы. Потом натянул пляжные трусы и нарядился в новую гавайскую рубашку, изрисованную волнистыми черными змейками на фоне консервированного цвета раздавленного апельсина и кроваво-красных клеток. Только я протянул руку к телефону, чтобы позвонить в гостиничный сервис, как раздался стук в дверь. Удивившись телепатической способности местной обслуги угадывать мысли клиентов на расстоянии, я пошел открывать. Но не успел взяться за дверную ручку, как с той стороны дверь нетерпеливо толкнули, и деревянная тяжелая панель врезала мне по лбу с такой силой, что я отлетел назад и приземлился на полу, больно ударившись копчиком и вызвав сотрясение окружающей обстановки.

— Бойд? — услышал я сердитый голосок откуда-то из голубоватой дымки тумана, стоявшего перед глазами.

Моргнув несколько раз и вернув способность ясно различать предметы, я увидел прямо перед собой пару длинных стройных ног, просвечивавших сквозь прозрачную ткань пижамных брюк с рисунком из редко разбросанных медальонов. Хрустнув шейными позвонками, я быстро поднял голову. Но надеждам не суждено было сбыться, и меня ждало глубокое разочарование — дальше великолепное тело было прикрыто от горла до середины бедер белой туникой. Сверху вниз на меня смотрела пара ярко-синих, кобальтового цвета глаз, в которых проглядывало суровое неодобрение.

— Вы кто? — продолжал сердитый голосок. — Разновидность задумчивого сумасшедшего?

Я медленно поднялся на ноги и внимательно оглядел стоявшую передо мной особу. Сразу поразила масса красновато-бронзовых волос, собранных в замысловатую прическу: разделенных посередине пробором, небрежно начесанных на уши, а сзади подобранных у шеи в длинный, свисавший почти до пояса хвост. Сверкающие синие глаза, аристократический прямой носик, правильный овал лица, решительный подбородок. Рот поражал своей чувственностью — широкий, с красиво очерченными полными губами, нижняя чуть-чуть капризно оттопырена в презрительной гримаске. Высокая грудь натягивала белую ткань туники, и при первом же взгляде не оставалось сомнений, что моя неожиданная гостья не любит стеснять своих движений и упразднила лифчик за ненадобностью. Сраженный представшей картиной, я простил незнакомку за попытку раздробить мне дверью череп.

55
{"b":"272599","o":1}