ЛитМир - Электронная Библиотека

«Мерседес» тем временем резко затормозил у катера, который их доставил сюда. Он оказался на месте. Санчес отвел капитана на катер и быстро вернулся с большой тряпкой, пропитанной химическим составом. Открыл крышку топливного бака «Мерседеса», сунул туда тряпку, щелкнул зажигалкой, а затем они с Гарвудом отвязали швартовы и вскочили на катер.

Пили, увидев приближающийся катер с Гарвудом и Санчесом на борту, направил танкер к устью бухты. Сзади их продолжала прикрывать огнем группа Дробовика.

Последнее, что они видели, – это как несколько оставшихся в живых пиратов попытались их достать. Один опустился на колено, подняв на плечо гранатомет, но затем бандитов поглотило пламя от взорвавшегося «Мерседеса».

Глава 4

После того как капитан Велопулос снова вышел на свой капитанский мостик, Гарвуд и Санчес, проинструктировав команду, как отвечать на вопросы относительно их освобождения, покинули танкер «Сиена стар», перед этим выбросив за борт все свое оружие. Это случилось примерно за сорок пять минут до прибытия сотрудников Интерпола в находящийся неподалеку кенийский порт Момбаса.

На берегу их встретил подкупленный Стариком таможенник. Он проштамповал паспорта и посадил в машину, которая отвезла бойцов в аэропорт.

Однако здесь Гарвуда ждал сюрприз. Позвонил Старик и, не вдаваясь в детали, сообщил, что он полетит отдельно от товарищей на специально присланном за ним частном реактивном самолете. На вопросы Гарвуда, что и почему, коротко ответил:

– Ты мне нужен здесь как можно скорее.

Ну что ж, раз надо, так надо. Старику виднее. Он вообще слыл в кругах разведчиков большим знатоком. Прослужил в ЦРУ больше тридцати лет, участвовал в организации антитерростического центра, а затем ушел на пенсию и открыл собственное агентство.

Провожать своих ребят Гарвуд не пошел, справедливо полагая, что они достаточно опытные, чтобы самим разобраться с расписанием рейсов и пройти паспортный контроль. Тот факт, что он летит отдельно на частном самолете, они примут совершенно спокойно. Значит, так надо.

Когда же, выйдя на посадку, Гарвуд увидел свой самолет, ему показалось, что произошла ошибка. Такой самолет прислать за ним просто так не могли. Он уже привык перемещаться из страны в страну на очень дорогих частных самолетах, разных «Гольфстримах», «Сесснах», «Хоукерах» и прочих, но такого он даже никогда не видел.

«Аэрион суперсоник бизнес джет», так он назывался: длинный заостренный нос, стреловидные крылья – самолет как будто сошел с иллюстрации фантастического романа о далеком будущем. Внизу, у трапа, Гарвуда ждал экипаж – командир, второй пилот и стюардесса.

Они представились, затем командир повел Гарвуда вокруг машины, давая краткие пояснения. Разработан американской авиационно-космической фирмой, находящейся в городе Рено, штат Невада. Максимальная скорость от 1800 до 1186 миль в час, дальность полета 5300 миль. В полете над водой максимальная средняя скорость будет составлять 1600 миль в час, а над сушей им придется ее уменьшить до 1200 миль в час, чтобы избежать звуковых ударов, какие бывают при сверхзвуковых скоростях. Кому принадлежит этот самолет, командир не сказал, но сообщил его стоимость – девяносто миллионов долларов.

Затем командир отправился в кабину заканчивать со вторым пилотом предполетную подготовку, оставив Гарвуда на попечение стюардессы, симпатичной рыжеволосой Натали.

Ее английский был безупречен, но Гарвуд все же уловил в речи шведский акцент. Позывной Скандинав появился у него не случайно, и вовсе не потому, что он был похож на викинга. Каштановые волосы, голубые глаза, викинг не викинг, но что-то нордическое в его внешности, несомненно, было. Однако прозвище Скандинав он получил во время службы в «Морских котиках» из-за многочисленных романов со стюардессами «Скандинавских аэролиний». С тех пор оно к нему и прилипло. Отсюда и позывной.

С Натали он поднялся по трапу в салон, поразивший его комфортом. Ширина больше двух метров, высота чуть меньше, как раз под его рост, длина десять метров, удобные кожаные сиденья, стены отделаны дорогим деревом. Натали показала ему кухню, туалет, помещение для сна в задней части салона. Затем предложила принести чего-нибудь выпить.

Гарвуд улыбнулся, понимая, что в его распоряжении любой напиток, самый дорогой. Но он всю неделю мечтал о пиве, его и попросил.

– Вы любите пиво, – восхитилась Натали. – Замечательно.

Гарвуд наблюдал, как она идет по проходу в кухню. Женщина хороша в любой форменной одежде, а стюардессы особенно. А если еще на шее элегантно повязан шарф, тогда вообще ничего сексуальнее и вообразить нельзя.

Натали вернулась с пивом, рассказала, как будет на борту организовано питание, какие во время полета ему предложат развлечения, и протянула айпод, подключенный к бортовому спутниковому Интернету. Но Гарвуд объяснил, что никаких развлечений ему не надо и что сейчас главное для него – поспать. На танкере «Сиена стар» они недосыпали всю эту неделю, а последние сутки вообще не смыкали глаз.

Натали кивнула и, как только самолет взлетел и достиг расчетной высоты, подала ему перекусить и приготовила постель. В салоне было относительно тихо, но она оставила для него ушные вкладыши, маску на глаза и пижаму.

Гарвуд поблагодарил ее и задвинул дверь. В пижаме он спать не привык, так что просто разделся, скользнул под одеяло и закрыл глаза. И сразу в сознании вспыхнула картина со взрывающейся головой Муками.

Он повернулся на бок и попытался подумать о чем-нибудь приятном. Попробовал одно, другое, третье и, наконец остановившись на Натали, начал постепенно успокаиваться. А через десять минут он уже спал глубоким сном.

Глава 5

Гарвуд проснулся, и тут же в дверь постучали. Натали сообщила, что полет заканчивается. С одной посадкой на дозаправку они провели в воздухе меньше десяти часов.

Он быстро оделся, в туалете привел себя в порядок, вышел, и Натали сразу подала завтрак. А вскоре командир объявил, что самолет идет на посадку.

Гарвуд посмотрел в иллюминатор и обнаружил, что солнце находится почти на том же месте, что и когда они покидали Кению. То есть, путешествуя на сверхскоростном самолете, можно обогнать время. Ну разве это не чудо?!

В равной степени его удивил факт, что они приземлились в Вашингтонском национальном аэропорту имени Рональда Рейгана, хотя частным самолетам разрешена посадка только в аэропорту имени Даллеса. Значит, владелец или владельцы самолета обладают нешуточной властью.

После приземления и остановки экипаж собрался у выхода попрощаться с пассажиром. После пожатия рук второй пилот протянул Гарвуду подарок, небольшую коробку:

– Это сувенир на память о вашем полете.

Гарвуд приподнял крышку. В коробке лежала великолепная модель самолета с мельчайшими деталями и надписями. Он поблагодарил.

– Захватите с собой и это, – добавила Натали, вручая ему несессер с туалетными принадлежностями.

– Спасибо, – проговорил он, улыбаясь, – ваш подарок мне очень пригодится. Потому что времени заехать домой у меня, скорее всего, не будет.

Гарвуд быстро прошел таможенный и паспортный контроль, после чего специально присланный автомобиль доставил его в службу обеспечения полетов, где его ждал сотрудник агентства.

Вернее, это была сотрудница, любимица Старика, очаровательная Слоун Эшби.

Она стояла, опершись на автомобиль, красивая как никогда. Высокая, стройная, с дымчато-серыми глазами и волосами, убранными в хвостик, Слоун была похожа на подружку красивого молодого бизнесмена, завсегдатая загородных элитных клубов. Но было бы ошибкой судить об этой книге только по обложке.

Достоинства Слоун устанешь перечислять. Во-первых, образованная. Окончила с отличием университет по двум профилирующим дисциплинам, математике и химии. Во-вторых, замечательная спортсменка, достигшая высоких результатов в зимних видах спорта: фигурном катании и сноуборде. В-третьих, она прекрасно разбиралась в радиоаппаратуре и метко стреляла. А были еще в-четвертых, в-пятых и так далее.

4
{"b":"272638","o":1}