ЛитМир - Электронная Библиотека

Деркин смягчился, но его тон оставался по-прежнему покровительственным.

– Лидия, поверь, я хочу им помочь. Но речь идет о гражданах США. За ними нельзя просто так, без всяких оснований, устраивать слежку. Наш директор этого не любит.

– То есть ты отказываешься давать делу ход.

Он кивнул:

– Пока не могу. Извини.

– Ну что ж, и ты меня извини, – произнесла она, вставая с кресла и направляясь к двери.

– Передай Назири, что наши антитеррористические подразделения занимаются этим вопросом, – проговорил он ей вслед.

Она остановилась:

– А если у них ничего не получится?

– Тогда будем надеяться, что у Назири хватит здравого смысла раскрыть тебе свои тайны.

Лидия Райан, дойдя до двери, повернулась:

– Фил, почему меня не уволили вместе со всеми?

– А сама ты как думаешь?

Она пожала плечами:

– Я работала в группе, делала то же, что и остальные. Но меня почему-то оставили.

– Потому что, в отличие от них, ты вела себя умно. Не рисковала нарваться на неприятности. И мы знали, что ты преданный сотрудник. Начальство очень ценит твой ум и способности. Надеюсь, ты не позволишь Назири собой манипулировать.

«Фил Деркин говорит мне комплименты. Это что-то новое». Но вступать с ним в пререкания по этому поводу было бы непрофессионально.

– Спасибо, – пробормотала она.

– Не за что. Желаю успехов.

* * *

Как только за ней закрылась дверь, Деркин тут же набрал номер на телефоне спецсвязи. На том конце ответил мужской голос.

– У нас проблема, – произнес Фил Деркин без предисловий. – Серьезная.

Глава 9

Вашингтон,
округ Колумбия

Охранники в Федеральном резерве были такие же, как и во всех правительственных зданиях столицы. Люди в форме с оружием на поясном ремне стояли у входа и у контрольных пунктов внутри.

Гарвуда и Карлтона попросили пройти через специальное просвечивающее устройство, после чего они проследовали в шикарную приемную.

– Я забыл тебя предупредить, – сказал Старик, – чтобы ты не брал с собой оружие. Но вижу, ты сам догадался.

– А почему вы решили, что я его не взял? – спросил Гарвуд.

Старик подумал, что это шутка, и промолчал, направляясь к стойке ресепшн.

Гарвуда восхитило внутреннее убранство здания. Даже по вашингтонским стандартам оно производило впечатление. Мрамор, бронза, дорогие породы дерева, изящное стекло. Если архитекторы и дизайнеры ставили себе задачу создать храм Мамоны, то они своей цели достигли.

Переговорив со служащим, Карлтон подошел к Гарвуду:

– Ну как?

– Да, впечатляет. – Гарвуд улыбнулся. – Я был во многих федеральных учреждениях, но здесь что-то особенное.

– А это учреждение не федеральное.

– Как это?

– Представь себе, Федеральный резерв – неправительственная организация. На название не обращай внимания. Его придумали, чтобы красиво звучало.

– Надо же, а я думал…

– А вот и джентльмен, на встречу с которым мы пришли, – оборвал его Старик.

Джентльмену было под пятьдесят. Короткие, с проседью волосы, длинный нос, похожий на клюв. Элегантный серый костюм, красивый галстук, в нагрудном кармане белый платочек. Туфли с зеркальным блеском.

– Доброе утро, – произнес он, потягивая руку для пожатия. – Я Монро Льюис. – Пальцы у него были длинные и тонкие, как у пианиста, и говорил он приглушенным тоном с аристократическим выговором уроженца Новой Англии.

Гарвуд и Карлтон представились.

– Спасибо, что так быстро приехали. – Он посмотрел на Гарвуда: – Надеюсь, в нашем самолете вам было удобно?

Гарвуд улыбнулся:

– Более чем. Благодарю вас.

Приглядевшись, он заметил, что мистеру Льюису сделали подтяжку лица. Весьма качественную. Мужчины этим озабочены в гораздо меньшей степени, чем женщины, также и Гарвуд этого не одобрял, но у Монро Льюиса все выглядело вполне прилично.

Чуть поодаль стояла его охрана. Трое атлетически сложенных мужчин в темных костюмах. Оглядев холл, Гарвуд отметил еще двоих, внимательно оглядывающих каждого входящего в приемную.

Льюис посмотрел на гостей:

– Давайте пройдем в наш зал совещаний. Прошу вас.

Они поднялись на один пролет по лестнице и двинулись дальше по коридору, стены которого были увешаны различными предметами, имеющими отношение к истории этого учреждения. Льюис давал краткие пояснения.

Он говорил со знанием дела, что было естественно, потому что Льюис проработал здесь больше двадцати лет. Он выбрал этот путь еще учась в школе. Ему однажды попалась на глаза брошюра с цитатами из Карла Маркса и сильно запали в душу слова классика о роли денег в истории человечества. Монро Льюис, застенчивый, хрупкий мальчик, вырос в семье со скромным достатком. О том, чтобы стать капитаном футбольной команды, быть заводилой компании, не могло быть и речи. Но это не значило, что у него отсутствовали амбиции. Да, мускулы у Монро были слабоваты, зато ума не занимать. Мальчик с детства подружился с книгами, читал взахлеб все подряд и вырос интеллектуалом-энциклопедистом. Ему прочили карьеру ученого, но он выбрал финансы и не промахнулся.

Зал совещания Федерального резерва действительно был настоящим залом. Просторное прямоугольное помещение, в центре стол из красного дерева длиной не меньше десяти метров. Большой, отделанный мрамором камин, над столом великолепная люстра.

Отпустив охранников, Монро Льюис повернулся к гостям.

– С учетом недавних событий пришлось принять дополнительные меры безопасности, – произнес он извиняющимся тоном. – Я к этому еще не привык.

– Разумеется, сейчас это необходимо, – подал голос Гарвуд.

– Пожалуй, – согласился Льюис. – Джентльмены, позвольте угостить вас кофе.

Тут же появилась стройная красивая девушка в строгом деловом костюме, поставила перед гостями чашки из тонкого дорогого фарфора с блюдцами и так же неслышно вышла.

Вслед за этим после короткого стука в дверь в зале появился крупный, грузный мужчина лет шестидесяти, с папкой. Седые волосы аккуратно причесаны, темно-синий костюм, возможно, жал ему под мышками.

Льюис кивнул:

– Проходите, Уильямс. – Он повернулся к Карлтону и Гарвуду: – Джентльмены, разрешите представить вам Уилла Джейкобсона, шефа службы безопасности Федерального резерва. Давайте начинайте, Уильям.

– Благодарю вас, мистер Льюис. – Джейкобсон сел, оглядывая гостей внимательным оценивающим взглядом. – Как вам известно, неделю назад скончался председатель Федерального резерва Уоллас Сойер.

– Причина смерти? – спросил Гарвуд.

– Инфаркт, – коротко бросил Джейкобсон. Он не любил, когда его прерывают.

– Коронер это подтвердил? – не унимался Гарвуд.

– Да. Мистеру Сойеру на момент кончины было шестьдесят шесть лет, и у него было больное сердце.

– Где он умер и при каких обстоятельствах?

Джейкобсон взорвался:

– Вас пригласили сюда не для того, чтобы обсуждать смерть председателя Сойера…

Монро Льюис вскинул руку:

– Успокойтесь, Уилл. И пожалуйста, отвечайте на вопросы.

Джейкобсон глубоко вздохнул и выдохнул:

– Ему стало плохо на выходе из ресторана в пригороде Вашингтона, где он ужинал с женой.

– При нем была охрана?

– Да. В этот вечер неотлучно. – Джейкобсон помолчал, ожидая еще вопросы, затем добавил: – Теперь его обязанности временно исполняет вице-председатель.

– Это мистер Льюис?

Тот отрицательно покачал головой:

– Нет. Моя должность – исполнительный директор. В мои обязанности входит подготовка материалов для заседаний совета управляющих и ежедневный надзор за операциями.

Гарвуд улыбнулся:

– Поясните, пожалуйста, структуру вашей организации, чтобы можно было разобраться.

Льюис улыбнулся в ответ:

– Наша структура несложна. Семь членов совета управляющих назначаются президентом и утверждаются Сенатом на срок четырнадцать лет. Из их числа президент выбирает председателя и вице-председателя.

7
{"b":"272638","o":1}