ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не было ни демонов, охотившихся за моей кровью и уже укравших у меня сестру, не было Джера, вносившего в мою и без того запутанную жизнь ещё больше смятения. Только ароматный, свежий чай, и знакомая гостиная в лавандовых тонах, и беспечный смех таких невинных и родных девических посиделок.

А после был обед, который мы провели втроём с вечно недовольной Глэдис, а за ним - утомительное чтение записей Нолана, чей рукописный текст был ещё менее разборчивым, чем корявая писанина нашего прадеда. К пяти часам меня сморило, и я уснула прямо на софе в гостиной. Снились мне какие-то лаборатории, и множество склянок с чужой кровью, и два пожилых учёных в халатах - откуда-то я знала, что это были Нолан и мой прадед - и они ожесточённо спорили о том, правильно ли я толкую какой-то очень длинный и совершенно непроизносимый илайский термин.

Я проснулась уже почти к самому ужину; Энни в гостиной не было. Я нашла её в библиотеке осматривающей полки верхнего этажа, а когда спросила, что она ищет, сестра безразлично махнула рукой.

- Надеялась отыскать какой-нибудь старый словарь или энциклопедию по химии, чтобы было легче разобрать эту жуткую рукопись. Впрочем, неважно. Время близится к ужину, думаю, на сегодня уже хватит этой нудной мороки, не правда ли?

Я согласилась, а про себя отметила, что "словарь или энциклопедию" Энни искала совсем не в той стороне, где следовало. Впрочем, мне это было только лишь на руку. Никем не замеченные, "Сказки народов мира" терпеливо ожидали меня в своём неприметном углу.

Глава 8

Кто выиграл время, тот выиграл всё.

Мольер

Ночью на Виндсхилл нагрянула буря. За окном жутко завывал ветер, в стёкла барабанил не на шутку разыгравшийся ливень, и больше всего на свете хотелось завернуться в тёплый плед, сесть у камина с чашкой шоколада и радоваться тому, что тебя окружают крепкие стены. Однако, вопреки всему разумному, стоило только мне пробраться в библиотеку и приняться за рукописи, как за окном раздался торопливый и очень отчётливый стук. Я услышала его сразу, несмотря на то, что разобрать в таком шуме было почти ничего невозможно. Стук повторился, что-то премерзко царапнуло по стеклу. Когти.

- С ума сошёл!.. - вырвалось у меня, когда я резко поднялась и ринулась к окну, чтобы распахнуть портьеры. Снаружи было ничего не разглядеть, и даже Акко, бившегося в окно, я смогла увидеть, лишь когда когтистые лапы, вновь царапая, прижались к стеклу вплотную.

Не медля более, я распахнула створки, и неистовая буря тотчас устремилась внутрь, принимаясь ожесточённо жалить меня ледяными струями. Два промокших и промёрзших тела ввалились в комнату, едва не сбив меня с ног, и приземлились на паркет, моментально превращая дорогое дерево в островки грязи, расплывавшиеся в озёрах стекавшей с путников воды.

- Да что же вы делаете! - воскликнула я, вступая в неравную борьбу с сопротивлявшимися оконными створками. - Совсем обезумели! В такую погоду...

Джер, мокрый и холодный, возник подле меня, его ладони легли на непослушные створки и одним движением вернули их на место. Я быстро дёрнула засов и с облегчением перевела дыхание. Джер обернулся и со всей серьёзностью встретил мой взор. По его щекам стекали крупные прозрачные капли, влажные ресницы заострились копьями, волосы насквозь промокли и слипшимися прядями распластались по лицу.

- Простите за вторжение, мисс Кейтон, - церемонно проговорил он. Замёрзшие губы слушались его плохо, слова выходили чуть невнятными. - Шторм начался неожиданно, мы с Акко оказались в другом конце города. Укрыться было негде, отсюда до нашего дома ещё четверть часа, а по такой погоде и дольше. Мы бы не долетели.

От последних его слов меня вдруг охватил неясный страх, запоздалый и бессмысленный, но оттого не менее сильный. Что если бы после вчерашнего он не решился свернуть сюда, ко мне?.. Что если бы они и впрямь не долетели, если бы закоченели и разбились по дороге?..

Резко обернувшись, я подступила к креслу и сдёрнула с него плед, в который сама собиралась закутаться. Кое-как скомкав, не глядя бросила его в сторону Джера.

- Мокрое снимите, - повелела отстранённо. И встревоженно добавила: - А Акко мёрзнет?

- Мёрзнет при сильном морозе. В такую погоду у него всё в полном порядке.

"Раз так, до дома он бы вас в любом случае донёс, - неожиданно подумалось мне. - Да и укрыться в городе место найдётся. Хоть на том же вокзале или в ближайшей таверне".

Впрочем, вслух я ничего не сказала. Не то Джер просто искал повод вновь ко мне наведаться, не то действительно в критической ситуации в поисках помощи подумал в первую очередь обо мне. Так или иначе, он снова был здесь, и мне нужно было как-то ладить с этим.

- Ты действительно в порядке, Акко? - на всякий случай уточнила я.

Тот успокаивающе уркнул.

- Что ж, хорошо.

С этим я невозмутимо опустилась за стол и демонстративно углубилась в чтение рукописи. Может быть, не лучший выход из ситуации, но это было единственное, на что у меня хватило выдержки.

Не прошло и минуты, как Джер, замотавшийся в плед на манер мумии, столь же невозмутимо опустился напротив. Раскрыл свой том рукописи, пролистнул словарь и как ни в чём не бывало принялся водить пальцем по странице, ища очередное неизвестное ему слово. Всё это выходило у него столь естественно и гладко, словно его место и впрямь по праву было именно здесь. Я проглотила растущее раздражение и упрямо уставилась в свой фолиант "Сказок".

Честно говоря, Джер мешал мне неимоверно. Одно его присутствие напрочь лишало работоспособности, и я постоянно ловила себя на том, что репетировала пламенную и гневную речь, которую на деле не собиралась произносить вслух. Лишь когда мне удалось убедить себя, что говорить и вовсе ничего не стоит, я сумела наконец сосредоточиться на рукописи, чьи страницы оставались недвижимыми уже не меньше четверти часа.

Надо признать, за предыдущую ночь мне и впрямь удалось прочесть куда меньше, чем бы хотелось. Следуя простой логике, утверждавшей, что ключевое открытие едва ли могло быть сделано в самом начале исследования, я начала читать рукописи с хронологической середины, чтобы сэкономить и без того дорогое мне время.

Расшифровка медицинской писанины продвигалась крайне неохотно. Сплошные названия и непонятные термины сливались в единый бессвязный поток, из которого мне удавалось вычленить только крохи какого-то смысла. Кажется, прадед упорно травил ядом кшахара несчастных подопытных, большинством среди которых, слава богам, оказались всё-таки крысы. Наверное, девятнадцать из двадцати хвостатых неизбежно погибали под неусыпным прицелом его микроскопа, но как только очередной эксперимент над одной из них венчался успехом, после пары повторов наставал черёд людей - или демонов, из прочитанного мною этого по-прежнему было не разобрать. Точно так же не могла я уяснить для себя цель и причины его действий.

- Так чего же ты добивался? - тихо спросила я вслух, будто надеялась, что прадед подсуетится и напишет ответ на следующей странице.

- Он искал противоядие к яду кшахара, - ответил Джер, не поднимая головы, и вначале я даже подумала, будто его слова мне примерещились.

- Что? -переспросила я медленно.

Джер поднял на меня глаза. Его волосы подсохли и лежали на плечах мягкими волнами, к лицу вернулся нормальный цвет - видимо, он успел отогреться. Да и из-под пледа виднелся воротник рубашки - значит, плащ на нём был непромокаемый. Закрались смутные сомнения, что шторм не оказался для него такой уж неожиданностью. Но ведь не мог же он в такую погоду вытащить Акко из дома, только чтобы податься ко мне?..

- Я думаю, ваш прадед искал противоядие, - повторил Джер. - Я перечитал рукопись, которую вы оставили у меня, помните, этой его изданной книги о кшахарах? Так вот, некоторых вещей, которые я нашёл в этой рукописи, не было в печатной книге. В том числе, в оригинальном тексте ваш прадед уделил десятки страниц описанию действия яда кшахаров на человека, а также вознёс заблаговременные почести тому, кто сумеет найти от него лекарство. Вообще, если верить его словам, это вещество можно смело считать самым опасным на свете.

20
{"b":"272649","o":1}