ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это и есть смерть, - убеждённо подтвердил Джер. - По крайней мере, так говорилось в книге: никто не выживает даже после самой маленькой дозы яда кшахара.

Я содрогнулась, внезапно вспоминая ряды безымянных могил, найденные нами неподалёку от заброшенной подземной лаборатории. Сколько жертв потребовалось прадеду, чтобы убедиться в непобедимости этого яда?..

- И всё же я не понимаю, как это может быть связано со мной, - пробормотала я, перелистывая очередную страницу в поисках той, на которой остановилась до внезапного появления Аннабель. Джер поймал мой короткий взгляд и ободряюще улыбнулся уголками губ.

- Надеюсь, нам удастся найти ответ достаточно скоро.

Этой ночью Энни больше не тревожила нас, и мы с Джером просидели над рукописями едва ли не до самого рассвета. Буря утихла только спустя два часа, а ближе к утру за окном в конце концов воцарилась долгожданная тишина. Надо сказать, спать мне уже вовсе не хотелось: я успешно перетерпела самый трудный период ещё полтора часа назад. А вот Джер с каждой минутой всё очевиднее клевал носом, и я наконец не удержалась:

- Быть может, вам пора домой? Ещё немного, и вы рискуете уснуть в седле.

Джер усмехнулся.

- Скорее уж, прямо в этом кресле. Нашли что-нибудь, Аманда?

Я печально поджала губы.

- Боюсь, что нет. В самом деле, Джер, мне начинает казаться, что вся эта погоня за рукописями - чья-то большая ошибка... или же намеренная ложь.

Джер серьёзно качнул головой.

- Я так не думаю, - он уже хотел было подняться, но, взглянув на часы, устало откинулся обратно в кресло. - Ох. Похоже, нам придётся задержаться у вас ещё на четверть часа. Сейчас мы с Акко можем нарваться на патруль.

Я поморщилась, вспоминая собственную недавнюю стычку с ними. Она ведь тоже случилась под утро.

- А вы знаете расписание всех их полётов?

- Они каждый раз немного изменяют время, но определённые рамки остаются, и мы с Акко стараемся их избегать. Патрульные, знаете ли, не слишком нас жалуют. А как иначе - мы ведь так нагло отбились от их стаи, предпочтя свободу навязанным условиям.

Я улыбнулась. Помнится, Джер как-то рассказывал мне эту историю. Наверное, ещё тогда, на озере, во время нашего первого совместного побега. Я с неподдельным восторгом слушала его в те дни...

- Думаю, я осилю ещё несколько страниц, - сказал тем временем Джер, вновь склоняясь над рукописью.

Лампа, освещавшая стол, уже почти прогорела и чадила время от времени, и Джер устало отёр ладонями лицо, прежде чем вновь приступить к опостылевшему чтению. Утомлённые жесты его, несмотря ни на что, по-прежнему были наполнены упорством, и сердце моё неразумно дрогнуло. Что ж, пусть Джер и был далёк от любого идеала, но сейчас он казался таким искренним в стремлении исправить совершённую однажды ошибку. Он был на моей стороне теперь, и почему-то именно из таких вот маленьких, неприметных деталей складывалась моя медленно возраставшая уверенность в его непритворстве.

Прежде чем Джер поднял бы глаза и прочёл в моём взоре все излишние мысли, я уткнулась в пожелтевшие листы перед собой с твёрдым намерением преодолеть ещё хотя бы несколько страниц наравне с ним. Я не ожидала найти среди них что-то новое и отличное от всего, что набилось в мою голову за две прошедшие ночи, однако наконец, совершенно неожиданно, это случилось.

Я перечитала сумбурные записи два или три раза, прежде чем с уверенностью поняла их содержание, потом, вовсе забыв о времени, принялась листать страницы дальше и дальше во всё растущем смятении, и лишь когда Джер тихо позвал меня по имени, я вздрогнула и несколько раз непонимающе моргнула, возвращаясь в реальность. Джер пристально смотрел на меня, и, похоже, делал это уже довольно долгое время.

- Что там, Аманда? - полушёпотом спросил он, и голос его едва заметно дрожал от волнения.

Я смотрела на него, а перед глазами всплывали картины только что прочитанного; события, никогда мною не виденные, смешивались с собственными воспоминаниями об экспериментах Ордена, и всё это теперь, неожиданно, складывалось в единую жестокую мозаику, ошеломляющую и ужасающую в своей целостности.

- Джер... - прошептала я, не уверенная, что сумею сейчас совладать с голосом. Пальцы мои дрогнули на страницах рукописи. - Джер, я знаю, как мой прадед был связан с Орденом.

Глава 9

Как только я нашёл все ответы, изменились все вопросы.

Пауло Коэльо

Не в силах справиться с нахлынувшим на меня смятением, я поднялась и сделала несколько шагов к окну, за которым уже заметно побледнело тусклое небо. Акко, всю ночь тихо продремавший в дальнем углу, поднял голову и посмотрел на меня. Позади послышались шаги, потом шелест страниц, а спустя полминуты - тихое ворчание Джера.

- Аманда, прошу, скажите уже наконец, что вы нашли здесь? Я же через полслова не понимаю.

Глубоко вздохнув в надежде унять эмоции, я вернулась к столу и склонилась над рукописью подле Джера. Перелистнула несколько страниц назад.

- Вот здесь, слушайте. "Тринадцатое марта. Случайным образом было обнаружено, что яд кшахара влечёт за собой необычную реакцию при попадании на спинной мозг подопытной лягушки. Затем при введении состава номер сто двадцать семь в спинномозговую жидкость здорового экземпляра собаки в рамках подготовленного эксперимента наблюдались: быстрое повышение температуры тела до фебрильных значений, максимальное расширение зрачков, спонтанные двигательные реакции, переходящие в непрекращающиеся судороги. Смерть наступила спустя тридцать две минуты после введения состава".

Я подняла голову и взглянула на Джера, но встретила в его глазах лишь непонимание.

- Если исключить несколько слов, которых я не понял даже в переводе, то что эпохального вы увидели в этой записи, Аманда?

Я перевела дыхание.

- Яд кшахара вызывает резкий паралич и почти мгновенную смерть при попадании в кровь, но при введении в спинной мозг он действует прямо противоположным образом. Видите? Повышение температуры, двигательные реакции...

- Но в конечном итоге всё равно - смерть, - криво усмехнулся Джер. - Не понимаю, какая разница?

- Сейчас поймёте. Вся суть в том, что мой прадед решил сделать дальше. Смотрите, - я пролистала страницы и ткнула пальцем в неровные строчки. - Вот здесь он начал свои эксперименты по одновременному введению яда двумя способами.

Джера даже передёрнуло.

- Воистину, мозг учёного - потёмки, - на свой лад перефразировал он расхожее выражение. - Как он вообще додумался до подобного?

- Думаю, им двигал исследовательский азарт. Но в самом деле, Джер, то, что он обнаружил, невероятно... то есть, было бы таковым, если бы только не оказалось настолько противоестественным и жутким.

В этот момент мне показалось, что Джер начал терять терпение. Действительно, в том волнении, в каком я пребывала, никак не получалось изложить прочитанное ясно и чётко. Душу переполняли эмоции.

- Спустя несколько месяцев прадеду удалось воплотить в жизнь замысел, над которым он трудился с момента этого ключевого открытия. Он сумел найти баланс между двумя противоположностями, уравновесить их, по крайней мере отчасти. Вот здесь... - я нашла очередную важную запись, - он пишет, что путём последовательного введения яда в кровь, а затем в мозг ему удалось раскрыть новый потенциал нервной системы подопытных животных. "Все испытуемые демонстрируют непривычно острые реакции на внешние раздражители, повышенную скорость передвижения, экстраординарную мышечную силу. Состояние повышенного потенциала у всех испытуемых характеризуется значимым повышением температуры тела, резким расширением зрачков вплоть до полного сокрытия радужки и полным отсутствием у них реакции на свет. У девяти из десяти экземпляров наблюдаются кожные реакции в виде локальных чёрно-бурых пятен в местах введения составов. Смерть неизбежна и наступает в среднем спустя три-четыре месяца после начала эксперимента".

22
{"b":"272649","o":1}