ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Акко словно змея укусила.

Он ощерился, зашипел и, круто развернувшись в воздухе, стрелой устремился вглубь ущелья. Я не удержалась от вскрика: к таким манёврам я не была привычна и теперь едва удержалась в седле. Инстинктивно пригнулась, стараясь слиться с телом кшахара, вцепилась в его шею и повернула голову назад.

Четвёрка преследовала нас.

Всё вдруг стало до головокружения стремительным, воздух забился вокруг меня, ужасающе близко проносилась то одна скала, то другая. Позади мелькали силуэты преследователей, от невероятно быстрых взмахов их крыльев казалось, будто за нами гонится стая летучих мышей. Вот только эти - огромные, мощные и злые... Ещё несколько манёвров среди скал, и внезапно ущелье осталось позади, резко и безвозвратно, будто ночной кошмар, а под нами расстелилась чистая гладь моря. Завораживающая, могучая и предрассветно тихая. Серебристые блики на воде, светлая дымка на востоке, умиротворение и покой...

Преследователи не заставили себя долго ждать: один за другим они вынырнули из тёмной щели и, заметив нас, подстегнули своих кшахаров. Акко заложил умопомрачительный вираж, взмывая вверх и одновременно возвращаясь обратно к скалам. Не в ущелье - в город, туда, где можно затеряться. Впрочем, возможно ли сбить со следа не одного, но сразу четверых ему подобных?..

Снова погоня. Минуты проносились мимо со скоростью локомотивов. Позади оставались мостовые, окна, крыши, неузнаваемые, сливавшиеся в единый неразборчивый водоворот. Я не успевала даже испугаться, когда Акко входил в очередной вираж или складывал крылья, чтобы протиснуться в какую-нибудь узкую щель в надежде оторваться. В один миг мне показалось, что ему отчасти удалось сделать это: позади я смогла разглядеть лишь двоих... до тех пор, пока ещё двое не вынырнули прямо перед нами, заставляя Акко резко взмыть вверх. Меня снова чуть не выбросило из седла.

А потом... потом мне показалось, будто с Акко сделалось плохо. Он как-то резко обмяк, безвольно опуская голову, крылья поникли, и мы, словно разогнавшиеся качели, застыли на мгновение в верхней точке и камнем устремились вниз.

Я вскричала и зажмурила глаза. Знаю, глупо, но... боги, мне ещё никогда не было так страшно.

- Не так близко, идиоты!! - донёсся до меня полный ярости голос. - Он же упадёт!!..

Не знаю, что произошло вокруг, но Акко вдруг встрепенулся, распахнул крылья. Неконтролируемое падение сменил слабо управляемый полёт.

- Ниже, ниже, красавчик, - донёсся до меня всё тот же голос, на этот раз уже сдержанно-довольный.

В воздухе всё происходило слишком быстро, чтобы я, со своей реакцией успела что-либо осознать. Я просто воспринимала факты: летим. Падаем. Снова летим. Глубинные инстинкты подсказывали, когда прижаться, когда вцепиться сильнее. И вот мы на земле, и с четырёх сторон нас окружают всадники на кшахарах: огромные, мускулистые, все в кожаных доспехах и с оружием наперевес. Да и кшахары, надо заметить, выглядят увесистее, чем Акко. На них нет доспехов - только странные металлические шлемы на плоских головах.

Почему Акко так послушно снизился? Почему сдался? Эти вопросы наконец молниями пронзили мой разум, посылая по телу волны страха, но не цепенящего - бодрящего, словно холодный душ.

Мне уже было знакомо это ощущение. Когда что-то неведомое волной поднимается изнутри вместе со страхом, обжигающее и леденящее одновременно. Когда вместо растерянности и ужаса внезапно обнаруживаешь в себе это жуткое, чужое ощущение невероятной рациональности, какой-то немыслимой цепкости взгляда, слуха, ума. Когда не успеваешь осмыслить движение собственного тела и наблюдаешь за ним, будто ошарашенный зритель; когда всё ненужное исчезает и остаётся только она. Вскипающая в жилах чужая кровь.

Я оглядела четвёрку преследователей. Сильны. Вооружены. Но ни один не держал в руках оружие, только тёмные, чем-то знакомые кристаллы. Ох!.. Те самые, что отпугивают кшахаров!.. Чем теснее круг - тем пассивнее и покорней становится Акко. Круг, из которого ему некуда бежать...

- А наездника тоже брать будем? - уточнил вдруг один у другого. Меня немного удивило, что обо мне высказались, как о мужчине, но я быстро вспомнила о своём одеянии: плащ, затянутый наглухо капюшон, лицо обмотано шарфом так, что видны только глаза. В темноте и впрямь не разобрать...

- Возьмём обоих, а там узнаем, кого она хотела.

Ещё чуть ближе. Круг почти сомкнулся. Акко не шевелился, не поднимал головы, напротив - побеждённо подогнул колени. Остальные кшахары - в этих странных шлемах, вдруг отстранённо осознала я. И поняла: у нас только один шанс.

Тело уже почти привычно среагировало на неведомые мне сигналы разума. Бросок из седла - скачок - удар. Наёмник вскрикнул от неожиданности, но я уже обернулась к Акко, чтобы убедиться: сработало. Достаточно оказалось выбить подальше всего один кристалл - и мой кшахар встрепенулся. Я сделала крутой разворот и молнией устремилась к следующему. Так быстро, что даже кшахары не успевали среагировать, не говоря уже о людях. Впоследствии это снова должно было привести меня в ужас, но в тот миг разум оставался кристально чист и сосредоточен. Ни страха, ни сомнения, лишь чёткая линия действий, каждое из которых выверено настолько, будто репетировалось годами. Я чувствовала себя превосходной машиной, собранной руками гениального инженера: так гладко были подогнаны внутри все детали, так слаженно работал весь механизм.

Всего какие-то секунды - и оставшиеся кристаллы безвозвратно исчезли в темноте ночи. Все попадания точно в цель: один приземлился в канаву, другой закатился под деревянные ступени, третий исчез в приоткрытом окне. Моей меткости - и резко обострившемуся зрению - сейчас позавидовали бы выдающиеся спортсмены.

Впрочем, медлить было некогда. Я вновь обернулась к Акко и одними губами приказала:

- Вверх, - но кшахар уже догадался обо всём и без слов. Миг - и его когтистые лапы сомкнулись вокруг моей талии. Толчок, рывок наверх... Сколько раз я уже путешествовала таким образом?.. Кажется, я начинаю привыкать.

Внизу послышались крики - изумлённые, разъярённые, напуганные. Следовать за нами без кристаллов, как я и предполагала, они не решились; да и мой эффектный трюк сыграл свою роль. Пока внизу царила неразбериха, мы скрылись за крышами и устремились прочь. С четверть часа Акко петлял по городу, запутывая след; потом наконец бережно опустил меня в тихом безлюдном дворе и, приземлившись рядом, понуро склонил голову.

- Ну, что ты?.. - удивлённо выдохнула я, подаваясь к нему и оглаживая его шею. - Всё хорошо.

Кшахар забурчал, одновременно воинственно и уныло. Я опустилась на колени и что было силы прижала его к груди.

- Акко, ты не виноват, что у них было оружие против тебя. Но мы выбрались, и в этом отнюдь не только моя заслуга. Без тебя я никто, дружок, понимаешь?..

Резко нахлынуло воспоминание: когда-то я произносила почти те же слова совсем в ином тоне. "Знаешь, няня, без своего кшахара он - ничто, пустое место..."

Акко вырвался из моих объятий и лизнул моё лицо, глядя всё ещё виновато.

- Ты мой лучший друг, - продолжила я убеждённо, вглядываясь в жёлтые глаза. - И я знаю, ты сделаешь всё, чтобы защитить меня. Но только сейчас... - я нахмурилась, теперь осознавая в целости всё произошедшее. - Сейчас ты сам подвергаешься куда большей опасности. Этих патрульных подкупила, а скорее, вынудила женщина, и отчего-то я не сомневаюсь в том, кто это был.

Акко раздражённо рыкнул.

- Аннабель, - подтвердила я вслух. - Ты ушёл у них из-под носа с рукописями Джона Боуфорда, и они отлично знают, что ты сам придёшь к ним. Потому что у них в руках кто-то очень ценный для тебя.

"А для меня?.." - мелькнула странная мысль. Действительно, отчего я сама не сомневалась, что должна рискнуть всем, чтобы вытащить Джера из этой передряги?.. Впрочем, чушь!.. Эти размышления, скорее, подошли бы ему самому, циничному и прагматичному до мозга костей. А я... я просто не могу оставить в беде человека, который пострадал из-за меня.

3
{"b":"272649","o":1}