ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Прекратите спектакль, леди Аманда, - процедил Кэллиш. - Сколько журналов вы забрали из лаборатории?

- Три! - повысила голос я. - И вы обещали, что в них должны были найтись все ответы!.. Но вот я здесь, а в этих старых бумажках нет ничего! Ни надежды на исцеление, ни этих ваших обещанных могущества и власти!.. А всё, что вы можете, это опять обвинить во всём меня!..

Я искренне надеялась, что не переигрываю. А ещё пожалела, что раньше не вела себя перед Кэллишем подобно Энни. Её стиль общения, хоть и отталкивал, всё же имел одно незаметное преимущество. Если ты взбалмошная истеричка, то, скорее всего, в запале чувств несёшь всё что думаешь, безо всякого сита в голове. Чем не способ заставить других верить в то, что тебе нужно?

- Думаю, пугать вас пыточной было бы недостойно, леди Аманда, - проговорил Кэллиш со сладкой угрозой. - Но поверьте, если только мы поймаем вашего хитроумного друга, ему достанется и за собственную ложь, и за вашу.

Меня пробрало невольной дрожью, но я постаралась фыркнуть как можно пренебрежительней.

- Этот мой хитроумный друг предал меня дважды, так что я с радостью понаблюдала бы за его мучениями. Вот только, к сожалению, найти ответы это нам не поможет. А вы обещали, что всё наконец станет ясно из этой рукописи. И что же, теперь мне придётся скучать здесь всё то время, пока вы будете раздумывать над вашей нерешённой загадкой?

Кэллиш криво усмехнулся и приблизился ко мне.

- Разумеется, вам предстоит погостить у нас какое-то время, как и предполагалось. Вот только скучать? Нет, помилуйте, этого я вам не позволю. И одно маленькое развлечение я готов предоставить вам самолично уже сегодняшней ночью.

Хорошо, что я не успела додумать смысла его фразы, потому что совершенно точно пришла бы к неверным выводам. Но Кэллиш продолжил, и я уже не была уверена, какая из перспектив казалась страшнее.

- Сегодня мы принимаем в наши ряды нового послушника, взамен того, что так бездарно погиб, пытаясь остановить ваше притворное самоубийство на маяке. И коль уж вы так любезно согласились наконец почтить нас своим пребыванием в этих стенах, думаю, будет неплохо опробовать наконец вашу кровь в действии.

Я вздрогнула и услышала, как за спиной задохнулась Аннабель.

- Но как? - это спросила не я - Энни, хотя на моем занемевшем языке вертелся тот же вопрос. - Ведь мы так и не обнаружили описания...

- О, мы испробуем самый обычный вариант. Посмотрим, что получится, - оскалился Кэллиш и добавил, глядя на меня: - Мы ведь не можем искать рукописи вечно, не так ли?

Я не ответила. В тот миг мне вновь показалось, что Джер был прав. У меня всегда был только один способ избавиться от преследования Ордена. И это - поджать хвост и позорно бежать.

Ужин прошел в тишине, но совсем не такой, какая висела над столом во время обеда и полнилась предвкушением и невысказанным любопытством. Теперь воздух искрил напряжённостью, ожиданием чего-то, с чем по крайней мере часть присутствующих была не согласна. И эту часть, к моему удивлению, составляли не только мы с Энни: Ханнинг не поднимал глаз и хмуро ковырял вилкой свою порцию цыплёнка, ещё один незнакомый мне мужчина изредка бросал в мою сторону почти виноватые взгляды. Двое из семи - конечно, немного. Да и в любом случае, казалось, что с решением Кэллиша никто не поспорил бы, даже окажись они в большинстве.

После ужина меня попросили отправиться в отведённые мне покои для подготовки к ритуалу. Что под этим подразумевалось, я не знала, но Энни ободряюще сжала мой локоть и шепнула:

- Переодеться нужно. Только и всего.

Платье - а вернее, что-то, во что мне предстояло облачиться - уже ждало нас в моей гардеробной. Энни с трепетом подняла на ладони шелковую ткань и прошептала почти с завистью:

- Красота какая... сейчас мне и правда хотелось бы оказаться на твоем месте.

- Не говори так, - попросила я сестру. - Ты не хотела бы, чтобы над тобой провели очередной неизвестный ритуал.

Энни небрежно махнула рукой.

- Тебе он ничем не грозит. Кэллишу потребуется лишь несколько капель твоей крови, только и всего.

- Тогда почему же Ханнинг и еще кто-то из Совета так явно настроены против его задумки?

- Кто их знает, почему, - пожала плечами сестрица. - Давай я помогу тебе переодеться.

С этим Аннабель расшнуровала моё платье, а затем повелела избавиться от корсета и даже сорочки.

- Зачем? - в ужасе вопросила я и получила снисходительный ответ:

- Потому что ритуальную тунику надевают как можно ближе к телу, дорогая.

То, что Энни назвала туникой, в действительности больше походило на чересчур открытый пеньюар, и уж никак не на одежду, в которой возможно было появиться на глазах у полусотни мужчин. Длинное одеяние из алого шёлка и кружева струилось вдоль тела, непозволительно тонко облегая изгибы, кощунственно очерчивая грудь и оставляя открытыми плечи.

- Я должна выйти из комнаты в таком виде?.. - на всякий случай еще раз уточнила я.

- Да, - невозмутимо подтвердила сестра. - И перчатки всё-таки придется снять. Кэллишу понадобится сделать надрез на твоей ладони.

Закончив на этом мои приготовления, Энни отправилась приводить себя в подобающий событию вид и пообещала зайти за мной через четверть часа. Однако стук в дверь раздался почти вполовину раньше.

- Свежие полотенца, - сообщил невзрачный орденец, нагло заваливаясь в комнату, и прежде чем я успела открыть рот, захлопнул дверь изнутри.

Действительно имевшиеся у него в руках полотенца тотчас свалились в небрежную кучу у порога, на двери бесшумно задвинулась щеколда. Незнакомец медленно обернулся. Чуть сгорбленный, круглолицый, лысеющий, с заметными уже морщинами на лбу и вокруг глаз. И - с отвратительно неприятной ухмылкой, обнажавшей слишком большие передние зубы.

Тревога полоснула по нервам, вмиг пробуждая внутри леденящие молнии. Чужая кровь заструилась по жилам, в считанные секунды заменяя собой мою собственную. Тело напряглось, готовясь к возможной атаке, и, наверное, всё это отразилось в моих нечеловечески почерневших глазах, потому что незваный гость вдруг обезоруженно поднял ладони и тихо произнес голосом Джера:

- Не нужно, Аманда. Это я. Я пришёл, чтобы вытащить вас отсюда.

Глава 12

Всё на свете можно исправить, кроме смерти.

Мигель де Сервантес

Несколько мгновений я просто взирала на гостя в крайнем замешательстве. Видя мою неуверенность, он отвернулся и быстро сделал что-то со своим лицом, а когда вновь предстал перед моим взором, я наконец сумела узнать его. На нём ещё оставались парик и невесть каким образом состряпанные морщины, но лицо приобрело знакомые очертания, а жуткие выпиравшие зубы исчезли, придавая ему вполне узнаваемый облик.

- Джер... - едва слышно выдохнула я, всё ещё не веря, что вижу его здесь, в самом логове Ордена. - Вы с ума сошли... зачем же вы сюда полезли?

На его лице отразилось удивление.

- За вами, Аманда. Я ведь уже сказал. Что-то не так?

- Вам не стоило вмешиваться, - тон мой вышел чересчур холодным от тревоги, и смысл сказанного получился иным, чем я хотела. Джер помрачнел.

- Вы так и не догадались, верно? Аманда, послушайте, я не отдавал им рукопись. То есть, конечно, отдавал, но...

- Я знаю, Джер, - наконец опомнившись, я инстинктивно сделала шаг к нему. - Я знаю.

Он оглядел меня, внимательно и немного неуверенно, потом ступил навстречу и легко скользнул пальцами по моим волосам.

- Я ведь сказал, что вы имеете значение, Аманда, - выдохнул он, склонившись почти к самому моему уху, а я... я замерла, сознавая столь малое, почти недопустимое расстояние между нами. Замерла и не отстранялась, уткнувшись взглядом в его плечо, в изгиб его шеи, наполовину скрытой под блёклыми прядями немытых волос. Мне вдруг подумалось, что Джер специально валял парик в пыли, чтобы придать ему такой неопрятный вид. Он продумал всё до последней детали...

30
{"b":"272649","o":1}