ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В руке у Кэллиша сверкнул кинжал. Массивный, с резной рукоятью и двуединым лезвием, символизировавшим дуализм богов - я была уверена, что когда-то уже видела подобный, вот только где, вспомнить так и не смогла. Один из членов Совета подступил ближе, держа перед собой зажжённый факел, и Кэллиш дважды медленно провел лезвием сквозь огонь.

- Вступающий в братство, готов ли ты принять божественный клинок, освящённый огнём?

- Готов, - прошептал юноша одними губами.

- Громче!

- Готов! - нервно выкрикнул юноша, и его голос эхом отдался под сводами.

В тот же миг резким и уверенным движением Кэллиш полоснул остриём по мальчишеской груди, оставляя неглубокую алую полосу немного ниже ключицы. Юноша не удержался от вскрика.

- Молчать! - свирепо осадил его Кэллиш. - Страшащийся посвящения недостоин божественной милости!

- Простите, - дрожащим шёпотом отозвался юноша. - Я не боюсь, правда не боюсь. Я достоин.

Кэллиш смерил его взглядом и медленно обернулся ко мне.

- Прошу вас, леди Аманда.

На негнущихся ногах я сделала несколько шагов и остановилась прямо перед Кэллишем. Тот улыбнулся сухими губами, надменно и торжествующе, потом обернулся и, тщательно отерев платком лезвие кинжала, повторил церемонию освящения огнём. Дезинфекция, осознала я смутно. Подо всеми мистическими декорациями в конечном счёте скрывался расчётливый профессионализм.

- Позвольте вашу руку, хранительница.

Словно в тумане, я протянула ему ладонь. Быстрое и точное движение клинка обожгло мою кожу. Я поморщилась, но не издала не звука, наблюдая, как выступают на поверхности тёмно-алые капли. Осторожно, почти бережно, Кэллиш взял меня за запястье и занёс мою руку над грудью лежавшего на алтаре юноши. Не вспомню, что окружало нас в тот миг - тревожное пение орденцев или же зловещая тишина - но никогда не забуду отчётливо услышанного шёпота:

- Благодарю вас, хранительница...

А потом тяжёлые алые капли сорвались с моей ладони, и моя кровь смешалась с чужой на бледной мальчишеской груди.

Всего несколько мгновений - и юноша выгнулся дугой, заставляя меня в ужасе отшатнуться, но тут же опал обратно на камни и неестественно затих, теперь лишь слегка подёргиваясь всем телом. Его взор устремился на меня, глаза были распахнуты в удивлении и страхе, ресницы чуть подрагивали, дыхание сделалось прерывистым и сиплым. Ему словно бы не хватало сил ни вдохнуть, ни пошевелиться, и это наполняло леденящим ужасом нас обоих. А потом... потом его глаза, всё так же широко распахнутые на неестественно застывшем лице, наполнились слезами. Я резко вдохнула и прижала пальцы к губам в холодном оцепенении. Он смотрел на меня, живой, уже почти не дышавший, и слёзы пролились на каменную маску его лица, а потом глаза, взиравшие на меня с ужасом и неверием, медленно, неотвратимо остекленели.

Он был мёртв.

Его убили несколько капель моей крови.

В тот миг мне захотелось лишиться сознания, однако боги не даровали мне такой милости. Словно в жутком кошмаре я наблюдала, как напротив возник силуэт в алой рясе Совета. Убедившись в отсутствии у жертвы дыхания и пульса, тот, в ком я немного позже опознала Ханнинга, опрокинул на изголовье алтаря маленькие песочные часы и кивнул кому-то за моей спиной. Ещё двое тут же возникли рядом, помогая Ханнингу повернуть на бок бездыханное тело.

Кто-то коснулся моей руки, и я вздрогнула, оборачиваясь. Кэллиш с омерзительной невозмутимостью перевязал чистым платком мою порезанную ладонь и учтиво поцеловал пальцы.

- Благодарю вас, леди Аманда. Кажется, всё идёт как задумано.

Я не нашла в себе сил ответить, лишь слабо качнула головой в знак бессмысленного протеста и отступила на шаг.

Песочные часы на алтаре опустели наполовину. Мёртвый юноша лежал на боку с подтянутыми к груди коленями, Ханнинг опустился за его спиной и проводил какие-то манипуляции, наблюдать которых я не могла - наверное, к счастью.

Теперь, наконец, я неожиданно вспомнила, почему при встрече мне показалось знакомым его лицо. Несколько месяцев назад Орден уже заставил меня наблюдать за подобным экспериментом, и проводили его на моих глазах всё те же Кэллиш и Ханнинг. Вот только тогда они использовали демонскую кровь, а сейчас - мою.

Мою.

Зал закружился вокруг меня, но сознания я всё же не потеряла.

Песка в часах тем временем всё меньше. Остаётся четверть, и возле Ханнинга возникает тень с мрачно поблескивающим металлическим подносом. На нём - небольшой шприц и крохотная склянка с прозрачной жидкостью. Ханнинг наполняет шприц, тщательно выдавливает невидимые мне пузырьки воздуха. Снимает защитную колбу и медленно, осторожно вводит иглу куда-то в намеченную точку на пояснице мёртвого юноши.

Последние песчинки падают вниз, и время замирает.

В совершенной, застывшей тишине мёртвый юноша, чьи помутневшие глаза по-прежнему смотрят на мир страшным неживым взором, вдруг делает резкий сиплый вдох, и дёрганым движением разгибает конечности, и совершает отчаянную попытку подняться, но несколько пар рук удерживают его. Мальчишеские губы искривляются в раздраженном оскале, чёрные, отблёскивающие алым глаза находят меня, и из горла демона вырывается жуткое нечеловеческое шипение.

- Приветствуем тебя, осенённый святой кровью, восставший из мёртвых, новообретённый послушник Ордена Говорящих с Духами, священным ритуалом наречённый Раанхыш!

Голос Кэллиша отдаётся тяжёлым звоном в ушах, его слова вязкой бессмыслицей оседают в моём пресыщенном разуме. И лишь тогда мир наконец пошатывается, разгоняясь вокруг безумной каруселью, и долгожданное забытьё накрывает меня своей благодатной чернотой.

Книга вторая

ДЖЕР

Глава 1

Ну как женщина и мужчина могут понять друг друга, ведь они оба хотят разного: мужчина хочет женщину, а женщина хочет мужчину.

Фридеш Каринти

Когда Аманда замертво рухнула подле алтаря, я, воспользовавшись суматохой, сумел беспрепятственно улизнуть из церемониального зала. По пути старательно убеждал себя, что за девушку волноваться не стоило: она явно лишилась чувств от избытка впечатлений, смену которых я неотрывно наблюдал на её лице в последние пять минут.

Честно говоря, после увиденного и мне было над чем подумать. Кровь Аманды в считанные секунды убила человека - а затем его столь же быстро воскресили на моих глазах. Как такое вообще было возможно?.. В смятённых мыслях вспыхивали самые разные бессвязные картинки: и деревенские байки о том, как отъявленные безумцы пытались исцелять людей кровью телят, и слышанные где-то теории о возможности перелива крови от человека к человеку, да что там, вспомнился даже ритуал единения хозяина с кшахаром, который тоже содержал элементы создания мнимых кровных уз. Но чтобы кровь одного человека оказалась ядовитой для другого?.. Смертельно опасной для всех вокруг - в том числе и для меня?.. Последняя мысль заставляла чувствовать себя особенно неуютно.

Я добрался до комнаты Аманды по совершенно пустым коридорам и затаился в её гардеробной в ожидании.

Нет, что бы ни утверждали рукописи, поверить в простое научное объяснение увиденного казалось невозможным. Я невесело усмехнулся собственной мысли: ведь всего каких-то пару месяцев назад я мог смело считать себя неподвластным любым суевериям и предрассудкам. И вот теперь, когда у меня имелась возможность рассуждать здраво, я предпочитал поверить в существование демонов. Возможно, потому, что вытащить Аманду из всей этой передряги могло только чудо; а будучи законченным реалистом, не так уж просто, оказывается, верить в чудеса.

32
{"b":"272649","o":1}