ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А потом, неожиданно, всё стихло. Ещё, наверное, целую минуту я не решался открыть глаза, хотя даже не помнил, когда зажмурился. Глупо, но я так боялся, что, оглядевшись, не увижу вокруг ничего: ни лодки, ни скал, ни Аманды. Боялся, что всё закончилось так, как казалось единственно возможным, и теперь я, холодный и бездыханный, бился где-то на волнах среди неприступных камней.

- Джер, - тихий шёпот Аманды стал лучшим доказательством, какое я только мог вообразить. Я распахнул ресницы и увидел её прямо перед собой: бледную, перепуганную до полусмерти... улыбавшуюся.

- Мы живы, - выдохнула она, и её дыхание, такое близкое и нежное, согрело мои замёрзшие губы.

Будто всё ещё не веря в удачу, я огляделся: ущелье раздалось в стороны, впуская в свои глубины первые лучи взошедшего солнца; каменные стены теперь отстояли на дюжину метров от нас и вскоре обрывались, открывая взору безмятежную серебристую гладь моря.

Я вновь перевел взгляд на Аманду. Бледная, нежная; жемчужные локоны спутались и разметались по небрежно оструганным доскам. Воздушные снежинки легко опускались и замирали белыми искорками на её ресницах, её волосах. Одна коснулась мягких розовых губ, и Аманда инстинктивно словила её, прикусив краешек губы, совершенно кружа мне голову.

- Аманда... - прошептал я.

А потом - потом мне стало уже всё равно, что будет дальше. Я поцеловал её, так, как не целовал ещё никогда и никого в своей жизни.

Мы могли погибнуть минуту назад среди непроходимых, смертоносных речных порогов, или четвертью часа ранее в стенах жуткого Ордена, или... или ещё дюжину раз до того. Но Аманда спасала меня, спасала уже не однажды, и сам я с непривычным упорством боролся за неё, за её жизнь, её доверие... И вот, теперь мы покачивались в крохотной лодчонке, уносимые волнами на просторы бескрайнего моря; под сенью мягких солнечных лучей и невесомых снежинок мы переплетались телами, страстно, будто давние любовники, и в то же время так невинно, как это было возможно только с ней. Сквозь все слои разделявшей нас ткани я чувствовал её так тонко, как не ощущал даже сквозь то шёлковое алое платье... Я целовал её. И Аманда наконец раскрывалась мне навстречу, отбросив прочь все свои домыслы и предрассудки. В тот миг были только мы, вдвоём. Два существа в маленькой скорлупке на поверхности вселенной, единственное целое среди всего хаоса бесконечности.

Мне не хотелось отстраняться, но в конце концов пришлось сделать это. Я открыл глаза, внутренне сжимаясь от ожидания увидеть привычный укор в её серых глазах - но она улыбалась, нежно и смущённо, разглядывая меня так, будто видела в первый раз. Я улыбнулся в ответ и провёл ладонью по её волосам, смахивая снежинки.

- Куда мы плывём? - спросила она негромко, и её голос оттенялся какой-то новой, соблазнительно приятной мягкостью.

Я поднял голову, оглядываясь. Ущелье осталось позади. Город высился там, на берегу, чуть поодаль; нас же теперь окружало лишь бесконечное море. Опасно, если подумать. Здесь, безо всякой возможности укрыться, мы уязвимы, как паук на оконном стекле.

Я нехотя отстранился от Аманды и поднялся, помогая устроиться и ей. Оглядел лодку, убеждаясь, что та каким-то невероятным чудом уцелела. Даже вёсла, закреплённые зажимами, остались на своих местах. Вот уж точно - везение... Недолго думая, я отстегнул зажимы и спустил лопасти в воду, разворачивая лодку обратно к городу. В ответ на немой вопрос в глазах Аманды невольно улыбнулся - сейчас отчего-то вообще хотелось непрестанно улыбаться, глядя на неё.

- Нам нужно вернуться к скалам, - пояснил мягко. - Здесь, в открытом море, мы беззащитны, хотя, надеюсь, в ближайшее время нас не станут искать так далеко.

Аманда согласно кивнула.

- Да. Но куда потом? Нам ведь нельзя обратно, в город. Пока мы туда доберёмся, нас будут поджидать везде.

- Нам и не нужно в город. Рукопись в тайнике, Акко ждёт нас там же, поблизости.

- Хорошо. Однако дальше... - Аманда запнулась, опустила глаза. - Джер, у меня нет денег.

- У меня есть. Немного, но нам хватит. Аманда, всё будет хорошо. Обещаю.

Она посмотрела на меня с благодарностью, а потом вдруг странно улыбнулась и потянулась к моей щеке. Я замер, а Аманда, поймав мой взгляд, смущённо пояснила:

- У вас морщины сползли. От воды, наверное. Вот здесь немного осталось, - её пальцы бережно скользнули по моей коже, собирая остатки грима.

Я смотрел на неё, и столько странных, непривычных мыслей роилось в голове. Моя Аманда... возможно ли? Безумное, пьянящее наваждение...

- О чём вы думаете?

- Я?.. - переспросил глупо, как будто мы были не вдвоём, и тут же привычно соврал: - Планирую наши дальнейшие действия. А вы?

- Пытаюсь сообразить, почему, если у вас был с собой кинжал, вы предпочли угрожать Ханнингу порцией моей крови.

Признаюсь, я растерялся немного от такого хода её мыслей. Потом задумался: действительно, почему? Ведь у меня с собой был не только кинжал, но и револьвер...

- Наверное... мне показалось, так будет эффектнее, - выдал наконец, и Аманда чуть изогнула брови.

- Эффектнее, - повторила она, будто пробуя слово на вкус. Кажется, оно ей не понравилось.

- Эффективнее, - я попробовал немного исправить ситуацию. - Думаю, такая перспектива должна была напугать Ханнинга больше.

- А вас?.. - тихо и очень серьёзно спросила Аманда. - Джер, почему моя кровь не пугает вас?

Я неопределенно повёл плечами, но Аманда ждала ответа. Это было важно для неё. Вот только что она хотела услышать?

- Я сознаю опасность, если вы об этом.

- Не уверена, что вполне, - задумчиво отозвалась она, неосознанно проводя пальцами по кромке губ. Я не смог сдержать улыбки, а Аманда, очнувшись, спрятала руку в складках тёмной юбки и нахмурилась: - И не только вы, Джер. Все эти люди из Ордена верят, будто моя кровь обладает некой магией. Они видели вчерашний ритуал своими глазами, но почему-то не боятся, а продолжают боготворить меня. Это ведь безумие...

Я оставил вёсла и подался ближе к девушке, беря её ладони в свои. Пальцы её оказались холодными, и я крепче сжал их, поглаживая, чтобы согреть.

- Мне кажется, вы сами боитесь себя больше, чем те, кто вас окружает, - проговорил я мягко, и Аманда, немного помедлив, ответила:

- Я боюсь причинить боль ещё кому-то. Вам, - добавила она совсем тихо.

- Вы не сделаете этого.

- Нарочно - нет. Но вы не понимаете, что значит сознавать себя источником чужой беды, пусть даже и невольным.

- Я понимаю, - неожиданно серьёзно заверил я. Аманда удивлённо подняла на меня глаза. Я мысленно обругал себя - в который раз сам напоминаю ей о своих промахах! - и поторопился продолжить: - Главное, не сомневайтесь: что бы ни случилось, мы с Акко никогда не оставим вас в опасности.

Она улыбнулась, почему-то с оттенком печали:

- Я знаю.

Повисло молчание. Быть может, Аманда ожидала от меня ещё каких-то слов и разуверений, но я не нашёл, что сказать. Мне не хотелось выяснять, что означала эта грусть в её глазах. Почему-то казалось, что ответ мне не понравится.

Ещё на несколько секунд я позволил себе удержать её руки в своих, потом нехотя отпустил и вновь взялся за вёсла.

Глава 6

У женщин лучший способ защиты - нападение, а лучший способ нападения - внезапное и необъяснимое отступление.

Оскар Уайльд

Путь по морю до ближайшего пологого берега отнял у нас не меньше трёх часов, а пешая дорога по недружелюбным каменистым склонам - и того долее. В лодке Аманда замёрзла; в пути - истёрла ноги и порядком проголодалась. Я чувствовал себя немногим лучше, но глядя на неё, такую слабую и в то же время неколебимую, просто не мог позволить себе жаловаться.

42
{"b":"272649","o":1}