ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, несмотря на стремление сойти за неприметную беднячку, кэб я всё же наняла: слишком далеко было идти пешком от этого окраинного района до резиденции Ордена. Без Акко дорога отнимала у меня куда больше времени, однако кшахару я строго-настрого запретила высовывать из дома не только нос, но даже коготь. Взамен пообещала вернуться с тёплым ужином и пакетом печенья, чем, наверное, и подкупила его послушание.

Предусмотрительно отпустив извозчика за пару кварталов, я неторопливо побрела по брусчатке в сторону Гармонт-стрит. Время близилось к обеду, на улицах было многолюдно и шумно. Мимо проезжали телеги, гружённые каким-то товаром, слышались окрики торговцев и недружелюбные реплики сторонившихся прохожих. Почему-то мне казалось, что возле крепости Ордена я непременно должна была обнаружить закономерную пустоту. Представлялось, будто люди должны чувствовать опасность, исходившую от самих этих стен, и неосознанно обходить его стороной. Но - нет. Вот она, затянутая в кованые решётки тяжёлая дверь, и прямо мимо неё снуют туда-сюда беспечные прохожие, а всего в десятке шагов от входа сидит, привалившись к той самой стене, оборванный нищий с перевёрнутой шляпой у ног.

На какое-то время я даже замерла, разглядывая казавшуюся дикой картину. Здесь, наверху, люди бодро шагали по истёртой брусчатке, и никто из них не подозревал, что творилось прямо у них под ногами. Многие, возможно, даже не знали, чьё логово скрывается за непримечательной каменной стеной. А где-то там, в глухих подземельях, демоны Ордена претворяли в жизнь свои эксперименты. Где-то там, среди них, измученный и едва живой, ждал спасения Джер. При мысли о нём сердце сжалось от неожиданной боли. Верит ли он, что кто-то придёт ему на помощь?.. Верит ли, что яприду?..

Я подняла голову и взглянула на бледное солнце, холодно сиявшее в сером и равнодушном небе.

- Я приду, Джер, - прошептала едва слышно. Мне так хотелось верить, что он и впрямь мог услышать меня сейчас.

Нищий, что сидел у стены, подал мне неплохую, казалось бы, идею маскировки. Недолго думая, я опустилась на колени на противоположной стороне улицы. Согнулась, надвигая на лицо капюшон, и протянула руку ладонью вверх. Теперь я не видела лиц прохожих, шагавших мимо меня, но превосходно обозревала вход в обитель Ордена. И сидеть тут можно часами: никто и не посмотрит с подозрением в мою сторону.

Впрочем, свою ошибку я осознала уже спустя четверть часа, когда принялась промерзать насквозь от ветра и холодных, как лёд, камней. И как такие, как этот нищий, просиживают целые дни на столь жутком посту?.. При этой мысли я неосознанно постаралась найти глазами того, кто подал мне пример, но место его пустовало. А потом над моим ухом неожиданно раздался голос, немного заплетающийся и хриплый:

- Ну и чего ты тут делаешь, милочка?

Я подняла голову: тот самый одетый в лохмотья нищий возвышался надо мной. Я поднялась с коленей, радуясь такой возможности, и переспросила:

- Простите?

Нищий хохотнул:

- Вежливая, да? Сразу видать - новенькая... и правил, выходит, не знаешь.

- Каких правил?

- Простых. Это - моя улица. А вон та - Джекки Коромысло, а та... в общем, девочка, всё здесь давно поделено. Хочешь заработать? Иди к Кривоглазому Робу в "Ястреба". Если понравишься, может и возьмёт тебя в команду.

"Команду, - мысленно повторила я. - Выходит, это, что, целое предприятие такое?.."

- Я не знала, простите. А позвольте, я посижу здесь недолго, а все собранные деньги потом пересыплю в вашу шляпу?

- Экая невидаль! - вновь хрипло рассмеялся нищий. - А тебе-то с того что?

- Мне... мне просто нужно здесь посидеть. Немного.

- Следишь за кем что ли?

- Вроде того, - нехотя призналась я.

Нищий хмыкнул, потом вдруг стянул с плеча какой-то свёрток, в котором я спустя миг узнала истёртое одеяло. Ну надо же, а я ведь даже и не задумалась, что он не морозил себе внутренности, как я, на холодных камнях.

- Давай, садись со мной, - предложил тем временем собеседник. - А то, глупая, доиграешься в следопытку, да помрёшь через месяц от чахотки.

- Спасибо, - только и проговорила я, стараясь не думать, от чего можно помереть, усевшись на одно одеяло с бездомным пропойцей. Да, может, это и цинично, но от внутренней брезгливости я отделаться никак не могла. И была уверена, что жуткий запах, исходивший от его лохмотьев и кожи, будет преследовать меня ещё несколько дней, если я не выброшу свою одежду тотчас по возвращении.

Тайком убедившись, что плащ надёжно укутывает меня целиком, я всё же опустилась рядом. А что мне было делать? Либо так - либо прощай, слежка.

- Кого караулишь? - поинтересовался тем временем мой новоявленный друг. - Женишка небось?

- Нет. М-м... подругу.

- Подругу? - удивлённо скосился он. - Ух... а чем она тебе не угодила?

- Да вот... зачастила в последнее время сюда, - я кивнула в сторону Ордена.

Нищий мельком взглянул на указанную мной стену, и его красное лицо изумлённо вытянулось.

- К Говорящим что ли? Да упасите её боги!

- Ага, - не нашла что ответить я. На душе сделалось тоскливо.

- Погоди, погоди... это чаем не такая златовласка-красотка? Да видел я её!

- В самом деле?

- А то! Сегодня, всего пару часов назад процокала куда-то... э, да вон же она! Обратно идёт.

Нищий выставил палец, указывая куда-то в конец улицы, и я дёрнула вниз его руку, скривившись при этом крайне брезгливо.

- Тише вы!.. Если она меня узнает...

- Понял, понял, - хмыкнул нищий. - Эта, как её... анспирацция.

Я не стала поправлять его, вместо этого пристально наблюдала за приближавшейся девушкой. Спустя полминуты я и впрямь узнала в ней Энни, хотя что-то в её облике казалось настолько неправильным, что коробило меня. И лишь когда сестра оказалась уже почти у самой двери, я осознала: Энни была накрашена. Накрашена! Не припудрена и чуть оттенена румянами, как полагалось бы любой приличной девушке, но поистине размалёвана вульгарной, яркой, достойной лишь определённых женщин косметикой. Подведённые чёрным глаза. Ярко-алые губы. И ногти... помилуйте, боги, ногти - чем она умудрилась придать им такой поистине кровавый цвет?..

Энни тем временем стукнула в смотровое окошко: два удара, затем один. Заслонка отворилась, и в окошке, очевидно, появилось лицо стражника, но мне с моего места было не разглядеть. Энни что-то сказала ему, и дверь распахнулась. Демонская обитель с готовностью проглотила девушку и вновь сделалась недвижимой и неприступной.

- Что она ему сказала? - я пробормотала это вслух от досады. Нужно, нужно было услышать. Ведь наверняка это был какой-то пароль, не зная которого, внутрь я не попаду...

- Обычно она говорит "открывай уже быстрей, тупица" или "сколько веков мне тут стоять?". Один раз мне даже послышалось, кажись: "ещё задержишься, будешь кормить своей задницей рыб в ущелье"...

Я ошеломлённо обернулась к своему невольному помощнику.

- Хочешь сказать, ты видишь её постоянно?..

- Дык, конечно. Такую разве мимо пропустишь.

- И часто она выходит?

- Когда как. Иногда и по три раза на дню бывает. Хотя в последние дни совсем не видать было её. Мне даже стало казаться, что всё, и не увижу уж больше - почитай ведь, неделю ни разу её не приметил, ан, нет. Верно, воротилась откуда-то, да всё затемно, иначе бы непременно мимо меня прошла. Я же тут целыми днями, что только светает - а я уже работаю.

Последние его слова невольно заставили меня улыбнуться. И какой только работы у людей не бывает, в самом деле...

- Послушай... если я тебе велю кое-что ей передать - запомнишь?

- Чего ж не запомнить-то. У меня память хорошая.

"Надеюсь", - пронеслось в голове.

- Если только увидишь её, скажи, что сегодня вечером утраченное сокровище ждёт её ровно в десять там, где она его потеряла. И ещё - что она должна прийти совершенно одна.

5
{"b":"272649","o":1}