ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- О, не стоит, - остановил её Саллохшан, вновь скалясь в премерзкой улыбке. - Прошу вас, Хранительница. Я, кажется, знаю очень подходящее место для вас.

Глава 15

Безвыходным мы называем положение, выход из которого нам не нравится.

Станислав Ежи Лец

Через десять минут мы все - я, Аманда, Аннабель, Ханнинг и Акко - собрались в месте, которое Саллохшан окрестил "подходящим". Что ж, таким оно и было, если, конечно, смотреть со стороны наших тюремщиков. Небольшой подвал, состоявший из нескольких помещений, использовался под склады, имел всего один выход и, разумеется, никаких окон. Центральная комната, которую с натяжкой можно было назвать холлом, почти пустовала, за исключением старого продавленного дивана, приютившегося в углу, да пары покосившихся сервантов, списанных за давностью лет. В меньших комнатках по бокам хранилась провизия: мука, банки консервов, мешки с сушёными фруктами и грибами. Никакого оружия. Никаких потайных дверей или прикрытых циновками люков в подземные ходы. Ни единой возможности сбежать.

По просьбе Ханнинга вниз снесли также полдюжины керосиновых ламп, стол, несколько вёдер чистой воды и стопку полотенец. Аманда наблюдала за всем абсолютно молча, не двигаясь с места, обняв себя за плечи и до невозможности впившись ногтями в тёмную ткань рукавов. Аннабель забилась в угол и то и дело качала головой, беззвучно шепча что-то пересохшими губами. Мы с Акко замерли у стены, следя за приготовлениями, и я неосознанно поглаживал кшахара по напряжённой шее.

Наконец всё необходимое нам доставили, и Саллохшан, встретив взгляд Аманды, повторил, как будто мы могли не запомнить:

- У вас четырнадцать часов. Через это время мы ждём от вас результатов, в противном случае вы не выйдете из этого подвала живыми.

А потом дверь со скрежетом закрылась, и снаружи скрипнул, поворачиваясь в замке, массивный ключ.

- Как думаете, вход будут охранять? -спросил Ханнинг, с глупой надеждой глядя на запертую дверь.

- Конечно, будут, - вздохнул я. - Они же не идиоты.

- Но убивать нас они не станут, верно? - всё с той же надеждой робко вопросил он. И добавил, убеждая сам себя: - Они же не идиоты...

На это я уже не ответил. Подступил к Аманде, стоявшей спиной ко мне, обнял её за плечи. Девушка вздрогнула, слегка повернула ко мне голову.

- Джер... - она закрыла глаза и во мгновенном порыве прижалась щекой к моей щеке, словно ища защиты и успокоения. Но тут же вновь выпрямилась и, мягко высвободившись из моих объятий, ступила к Ханнингу.

- В моей крови - противоядие, которое исцелило меня, - проговорила она ровно, безо всяких оттенков эмоций на бледном лице. - Однако меня не покидает одна мысль насчёт остальных, включая мою сестру. Как вы говорили, надо мной ритуал был проведён не полностью: яд отравил только мою кровь, но не мозг. Я не разбираюсь в медицинских тонкостях, мистер Ханнинг, и не совсем понимаю, как такое может происходить...

- Мы тоже не совсем понимаем причины, - отозвался Ханнинг. - Однако это факт: чтобы отравить тем же ядом ваш мозг, необходимо доставить его туда непосредственно, минуя кровеносную систему.

Аманда кивнула.

- Тогда значит ли это, что противоядие придётся вводить теми же двумя способами?

- Не знаю. Возможно.

Аманда слегка нахмурилась.

- И что будет, если в мозг ввести кровь? Разве от этого люди не умирают?

- Умирают от внутримозговых кровоизлияний, - судя по тону, Ханнинг не подтвердил, а поправил слова Аманды, хотя ни один из нас не уловил разницы. - Вы не понимаете этиологии, мисс Кейтон. Во-первых, водить противоядие мы станем не в мозг, а в ликвор... - принялся распинаться он, но, видя наши не отягощённые пониманием лица, вздохнул: - Неважно. Теоретически у нас есть вероятность избежать летального исхода.

- Теоретически, - бесцветно повторила Аманда. - Вероятность.

- Ну а чего вы хотите?.. - надулся Ханнинг. - Я врач, а не бог.

- Вы не врач, - не сдержалась Аманда, но тут же оборвала сама себя, хотя я представлял себе, какие слова рвались у неё с языка: наверняка что-то среднее между извращенцем и изувером.

Ханнинг поджал губы, но отвечать на выпад не стал. Благоразумно с его стороны. Как бы немыслимо это ни звучало, но отныне все мы здесь в одной лодке, даже если ещё час назад полагали его своим личным врагом.

- Так что же будем делать? - спросил Ханнинг, бросая взгляд в сторону Аннабель, сжимавшейся в дальнем углу между стеной и изъеденным молью диваном.

Аманда проследила за его взором и натянулась.

- Нет! О ней даже не думайте. Не до тех пор, пока мы убедимся в безопасности операции.

- И на ком, позвольте поинтересоваться, вы собрались экспериментировать? - криво усмехнулся Ханнинг.

- На ком... на кошках, - буркнула Аманда в отчаянии, припомнив фразу из классической комедийной пьесы. Впрочем, сейчас никому из нас не было смешно.

- На крысах, - вдруг поправил её я и поймал на себе два удивлённых, непонимающих взгляда. Неуверенно пожал плечами. - Здесь ведь хранят припасы. А значит, должны найтись и грызуны.

- И ловить их мы будем голыми руками, - скептически усмехнулся Ханнинг.

Аманда, в отличие от него, благодарно улыбнулась мне уголками губ.

- Почему же, - возразила она Ханнингу, глядя на меня. - Не зря всё-таки среди нас присутствует кшахар.

Нам повезло даже больше, чем мы рассчитывали. Видимо, крысы и впрямь досаждали здешним обитателям, поскольку в каждой комнатушке мы обнаружили аж по две мышеловки, и в трёх из них понуро ждали своей участи любители бесплатного сыра. Вернее, улов-то нашёлся в четырёх, но одну из легкомысленных охотниц за чужими припасами неудачно придавило тяжёлой решёткой, и она издохла ещё до нашего появления. Зато ещё одну невезучую проныру для нас и впрямь изловил Акко. В общем, у нас появилось четыре дополнительных попытки, прежде чем мы бы приступили к опытам над присутствующими.

Здесь, в душной безысходности мрачного подвала, Аманда уже не сумела задаваться вопросами справедливости по отношению к несчастным животным. Выбор стоял слишком категорично: эти крысы или Аннабель. Или мы все спустя четырнадцать часов.

- Не люблю грызунов, - поморщился Ханнинг, натягивая на руки хирургические перчатки. - Мелкие... позвоночник тонкий... того и гляди промажешь с глубиной.

- Постарайтесь не промазать, - сухо отозвалась Аманда. - У нас не так много запасных.

За тем, как Ханнинг сбрызгивал метавшееся по клетке животное дозой хлороформа, как доставал безвольное тельце из клетки и грубыми движениями простого лезвия сбривал грязную шерсть с крохотного участка спины, Аманда наблюдала, застыв на месте, словно каменное изваяние. На лице её мешались ужас, и жалость, и отвращение ко всему происходившему.

- Кровь, - шепнул я ей едва слышно, и Аманда вздрогнула, в первый миг совершенно непонимающе глядя на меня. Потом взгляд её сменился на осмысленный - и мрачный.

- Мистер Ханнинг, у вас найдётся пробирка? Я могла бы пока приготовить дозу противоядия.

- Да, - рассеянно кивнул он на раскрытый чемоданчик, покоившийся рядом с клетками на столе. - Но можете не торопиться. Ритуал обращения займёт какое-то время.

- Знаю. Но не хочу на это смотреть.

Ханнинг неопределённо фыркнул, не отрываясь от своего занятия: сейчас он как раз набирал в шприц тёмную, вязкую жидкость из крохотного флакона. Кровь демонов. Меня передёрнуло, даже несмотря на то что я знал: для меня она не представляет угрозы.

Благодаря Акко. Сейчас, когда он вместе с Амандой незаметно скрылся в одной из складских комнат, когда Аннабель, скорчившаяся в узкой щели за диваном, пыталась превратиться в невидимку, когда в гробовой тишине Ханнинг бесстрастно надавил на поршень, приводя в мир ещё одно прокажённое демоновой силой существо, - сейчас я наконец получил долгожданную минуту, чтобы осознать всё произошедшее.

65
{"b":"272649","o":1}