ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Встречавшиеся в коридорах демоны вели себя по-разному: кто заискивающе отвешивал поклоны, кто хмурился и делал вид, что не замечает, кто боязливо обходил стороной. Но ни один из них не ткнул в меня пальцем и не заверещал: "Обман!! Это не леди Аннабель!!.."

К моменту, когда я достигла спуска в темницы, нервы мои, казалось, были натянуты до предела. У входа дежурил мальчишка, совсем молодой на вид; впрочем, раз он оказался здесь, значит, юности его осталось цвести совсем недолго.

- Эй, ты, - позвала я, стараясь казаться небрежной. - Где Сандерс?

Почему-то мне подумалось, что как-то так Энни должна обращаться к Джеру.

Лицо мальчишки вытянулось, и сердце моё успело уже уйти в пятки, прежде чем он ответил:

- Да в пыточной он, леди Аннабель. Где ж ещё ему быть-то? Сами же велели.

Теперь сердце не ушло в пятки - оно резким ударом обрушилось куда-то ещё ниже. В преисподнюю. В пыточную, где был сейчас Джер. Громадных усилий мне стоило удержать надменное пренебрежение на лице и добавить к нему довольную ухмылку.

- Вот и превосходно. Проводи-ка меня туда.

- Я?.. - ещё больше стушевался юный демон. - Да я ж... на посту вроде.

- Ой, ну брось, - я взмахнула рукой и кокетливо улыбнулась. - Составь компанию прекрасной женщине. А с начальством, если что, я потом сама разберусь.

Слова сработали, как я и рассчитывала. Пары моих прежних визитов сюда хватило, чтобы теперь вспомнить: наибольшую благосклонность Энни всегда проявляла к молодым, а те в свою очередь были готовы выполнить любое её желание. С более зрелыми и хладнокровными индивидами Аннабель общего языка уже не находила, а с некоторыми и вовсе ругалась весьма открыто. Впрочем, тронуть её - основную ниточку ко мне и потенциальный источник так необходимой им крови - орденцы никак не могли.

Мальчишка, совершенно по-человечески смущаясь и краснея, поспешил провести меня по очередным виткам коридоров и лестниц и попытался даже завести со мной подобие светской беседы, которую я, впрочем, не поддержала. Мысли мои уже безвозвратно унеслись туда, вниз. К Джеру.

Его крик я услышала ещё за десяток шагов до того, как мы достигли нужной двери, и в тот миг ноги мои всё-таки мне отказали. Ватные, непослушные, они вросли в каменные плиты подземелья и, наверное, так и оставили бы меня там, если бы второй крик не полоснул мой разум хлёсткой плетью, заставляя очнуться и стремительно броситься вперёд, к проклятой камере. Сколько, сколько они уже пытали его здесь?..

Сопровождавший меня мальчишка в нерешительности остановился, когда я пролетела мимо и махнула ему рукой:

- Свободен!

Он посмотрел на меня, потом понуро опустил голову и поплёлся прочь. Я забыла о нём в следующую же секунду.

Ещё один возглас из-за возвышавшейся передо мной двери - не крик, но сдавленный, сквозь зубы, стон. Руки мои затряслись - не то от ужаса, не то от напряжения. Глубокий вдох. Не слишком быстрым, старательно небрежным движением я распахнула дверь.

- Леди Аннабель? - голос, встретивший меня внутри, я узнала сразу, несмотря на то, что слышала его лишь однажды. Его обладатель сидел на стуле напротив входа и даже не подумал подняться при моём появлении. Кривой оскал застыл на моих онемевших губах.

- Любезный лорд Кэллиш.

Узкие острые скулы, длинный крючковатый нос. Близко посаженные прозрачно-голубые глаза - словно острые льдинки, холодные и опасные. Седые волосы длинными прядями обрамляют уродливое лицо человека, ненавистного мне до самой глубины души.

Да, человека. Я не оговорилась - Кэллиш не был демоном, он представлял собой одного из тех немногих, кто возвышался надо всем этим безумием. Он был из верхушки, из тех, кто ими руководил.

- Как ваши успехи? - поспешила задать вопрос я, чтобы не позволить ему застать меня врасплох первым.

- Не слишком радуют, - печально проворковал Кэллиш. - Наш глупый друг всё не желает идти на контакт.

- О, в самом деле?.. - заломила бровь я.

На этом мне не оставалось ничего другого, кроме как обернуться и наконец найти взглядом Джера, молясь лишь о том, чтобы лицо и рассудок меня не подвели. Разумеется, я увидела его сразу. По сравнению с той частью комнаты, где находились мы с Кэллишем, другая половина её освещалась лучше, создавая жуткое впечатление какого-то противоестественного театра. У дальней стены из потолка торчал крюк, на котором при помощи верёвки подвесили за руки пленника, так чтобы ступни его едва доставали до каменных плит. Висеть на перетянутых запястьях было больно, удерживать равновесие на мысках - невыносимо, особенно когда с твоим телом творили нечто ужасное... Несмотря на всю призванную силу воли, я содрогнулась: рёбра Джера покрывали кровавые полосы ожогов, грудь его, бледная, худая и совершенно безволосая, казалась сейчас по-мальчишески беззащитной. Губы были искусаны в кровь, слипшиеся волосы грязными прядями падали на лицо. Но тёмные глаза, несмотря ни на что, сверкали яростью.

- Мерзкая тварь, - сквозь зубы выплюнул он, и меня передёрнуло, не то от обращённого ко мне ругательства, не то от истовой ненависти в его голосе, которую мне ещё никогда не доводилось в нём наблюдать. Равнодушие, презрение, даже страх в его глазах были мне знакомы, но только не такое глубокое, сильное чувство, что он использовал сейчас лишь для того, чтобы протащить себя через все тернии ада живым. - Что, пришла наконец посмотреть?.. А я-то думал, ты предпочитаешь отсиживаться наверху, пока...а-а-А!!

Завершить фразу ему не позволил раскалённый докрасна прут, резкий удар заставил извиваться от боли всё его тело. Я ощутимо дёрнулась, губы предательски задрожали. О, нет, нет, так ни в коем случае нельзя. Если только Кэллиш заметит, если догадается, кто я... нам обоим конец. Причём Джеру - незамедлительный и бесповоротный.

Не знаю, каким чудом, но я сумела изобразить на лице маску омерзения, надеясь, что под ней не проступит гримаса ужаса и боли.

- Фи, лорд Кэллиш, как же всё это некрасиво.

- Что делать, если наш дорогой друг отказывается дать ответ на один простой вопрос: куда он подевал своего треклятого кшахара? - последняя фраза с приторной лаской была обращена уже к Джеру.

- Я не знаю, где Акко! - со слезами в голосе простонал Джер. - Я приказал ему спрятать рукописи в надёжном месте, но в каком, я не знаю!! У кшахара достаточно мозгов, чтобы самому решить это!!..

- А в курсе ли вы, дорогой мистер Сандерс, - всё так же сладко продолжил Кэллиш, - что не далее чем сегодня на рассвете вашего кшахара едва не изловили здесь, неподалёку от Ордена?.. И с ним, кстати, был ещё какой-то таинственный наездник, раскидавший целый отряд патрульных, как котят. Вам, случаем, не известно, кто это мог быть?

Джер, казалось, закаменел. Губы его с трудом двигались, когда он произнёс:

- Я не знаю.

Сердце моё сдавило неожиданной тоской. Он не собирался выдавать меня. На этот раз он в самом деле был на моей стороне.

"Всё будет хорошо, - постаралась я убедить себя. - Мы выберемся отсюда, я уведу его, и всё будет хорошо".

Прежде чем раскалённый прут успел вновь коснуться Джера по велению костлявой руки, я обернулась к Кэллишу и беспечно произнесла:

- Кстати, именно по этому поводу я и спустилась в вашу вотчину, лорд Кэллиш. У меня созрел новый план, и я хотела бы попробовать воплотить его в жизнь сегодня ночью.

- О. И каков же ваш план? - не без издёвки поинтересовался мой собеседник.

- Я думаю, кшахар не настолько глуп, чтобы соваться сюда повторно. Поэтому чтобы поймать его, придётся вытащить нашего дорогого друга обратно на свет божий.

Кэллиш хмыкнул, но с явным раздражением.

- Допустим. Что дальше?

"Что ж, чудесно. Значит, это приходило и вам в голову. Тем лучше".

- А дальше, - ласково оскалилась я, - я сделаю всё так, как нужно, лорд Кэллиш. И прошу, не утруждайте меня объяснением подробностей.

- В последний раз, когда вы утверждали, будто сделаете всё, как нужно, вы прохлопали рукописи под самым своим носом, леди Аннабель, - не менее любезно, чем я, парировал Кэллиш.

7
{"b":"272649","o":1}