ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- В порядке. Как ваш сын?

Дадлоу побледнел, а потом нахмурился с раздражением и злобой.

- Вы знаете, верно? Видели его там.

- Видел, - не стал отрицать я и добавил мягко: - Потому и пришёл. Мы отыскали противоядие.

Дадлоу выпрямился, выронил ручку. Лицо его вытянулось в неверии, потом озарилось какой-то безумной надеждой.

- Вы... и что вы хотите за него?

- Одну услугу. Нет, вернее, не так, - поправился я. - Противоядие ваш сын получит в любом случае. Это не зависит от меня.

Прежде я никогда не выдал бы подобную деталь, предпочтя иметь в запасе рычаг для воздействия. Но теперь... теперь мне было жаль обманывать старика: взглянуть только в эти его полнившиеся надеждой глаза да на руки, нервно терзавшие и без того истёртые манжеты.

- Ваш сын скоро к вам вернётся, - повторил я. - Вам же я хочу предложить одно дело. Взаимовыгодное и, к тому же, способное удовлетворить нашу общую жажду мести.

Дадлоу только поднял брови, ожидая, когда я продолжу.

- Я предлагаю вам разрушить Орден до основания. Сделать так, чтобы больше ни ваш сын, ни другой такой же наивный мальчишка не попал в лапы этих мерзавцев.

Дадлоу нахмурился.

- Думаете, я не мечтал об этом? Но за Орденом стоят слишком могущественные люди. Настолько, что идти им наперекор смерти подобно. Вы знаете, что им покровительствуют даже епископ и сам король?..

- Знаю. Но у меня есть идея, как избежать гнева небожителей, а точнее, направить его в нужное русло.

Дадлоу несколько мгновений с сомнением изучал меня. Потом вздохнул и улыбнулся.

- Что ж. Выкладывайте.

Остаток вечера мы с Акко провели бесплодно и непривычно спокойно. Не терпелось увидеть Аманду, по которой я уже скучал, хотя расстались мы всего-то этим утром. Но портить задуманный сюрприз я не хотел. Всего пара часов, а потом я смогу заявиться к ней с запасом кшахаровой крови, который навсегда освободит её от притязаний Ордена. И да, пусть это не я нашёл главный ответ, избавивший её от смертельного проклятия, зато я сделаю всё, что могу, чтобы поскорее покончить с этой историей. Благодаря мне Кэллиш и его приспешники скоро получат по заслугам, а Акко не придётся литрами жертвовать свою кровь на благотворительность.

К моменту, когда я постучал в дверь особняка Кейтонов под настороженными взглядами карауливших дом бледнолицых, стрелки часов уже подползали к девяти. Неприлично поздно для визитов, но приличия-то меня сейчас не волновали совсем. Сжимая в руках бумажную коробку с десятком пробирок, которую я не поленился шутливо обвязать подарочной лентой, я уверенно шагнул в дом, лишь только передо мной открылись двери.

- Я к мисс Кейтон. Уверен, она меня ждёт, - проговорил с нажимом, не давая лакею вставить и слова. - Подожду в гостиной, спасибо.

Однако ждать не пришлось: Аманда вынырнула в холл из примыкающей комнаты и, завидев меня, удивлённо остановилась.

- Вы?.. - мгновенное колебание, во время которого её взгляд устремился наверх, к балюстраде второго этажа, и короткий кивок в сторону ближайшей двери: - Пойдёмте.

Я проследовал за ней в комнату - небольшую уютную чайную, где мне ещё не доводилось бывать. Да уж, желанным гостем я здесь никогда не был, и у хозяина так и не нашлось ни времени, ни стремления, чтобы показать мне дом.

Аманда плотно закрыла двери и прошла мимо меня к камину, в котором догорали последние головешки. Лицо она отчего-то прятала от меня, а её пальцы переплетались в тревожный замок.

Я нахмурился.

- Аманда... - начал было, но она оборвала меня, обернувшись:

- Я не Аманда.

- О.

Заявление её привело меня в некий ступор, потому что до сих пор в мою голову не закралось ни малейшего подозрения на этот счёт. Похоже, теперь я и вовсе перестану различать их. Опасно. И представить себе не желаю, что могу очутиться в ситуации, достойной какого-нибудь дешёвенького водевиля. Придётся придумать какую-нибудь уловку, чтобы безошибочно отличать Аманду от близняшки. Подарить ей кольцо, например...

- Значит, Аннабель, - констатировал я вслух.

Она мягко улыбнулась.

- Вариантов немного.

Странно, но от этой улыбки мои чувства вдруг пошли вразброд с мыслями. Она улыбалась, как Аманда. Она и держала себя в точности, как сестра. Неужели и впрямь настоящая Аннабель была такой? Столь неотличимо похожей на мою Аманду?..

- Мистер Сандерс, - начала девушка негромко. Сплетённые в замок пальцы инстинктивно сжались. - Аманда рассказала мне правду. О последних событиях, о вас, о беременности, которой никогда не было, - в её чертах сквозь видимую сдержанность просматривалось непонятное мне сожаление.

- Хорошо, - осторожно отозвался я, не совсем понимая ещё, что происходит. Сердце почему-то настойчиво опутывала неясная тревога.

Девушка, ничем не напоминавшая Аннабель, отвела глаза и продолжила тихо:

- Я хочу сказать вам спасибо. За всё, что вы сделали, за то, что не позволили себе большего, когда имели такую возможность. Вы ведь понимаете, насколько важно, что между вами не произошло ничего предосудительного. Такая ошибка, и уж тем более ребёнок от вас, лишили бы Аманду возможности наладить свою жизнь теперь, когда всё наконец закончилось. А она желает этого, всегда желала; вы обязаны понять её. Сейчас у неё появился шанс расставить всё по местам, стать той, кем она была, прежде чем начался весь этот кошмар. Но это значит, что ваши отношения не могут перейти черту, Джер... мистер Сандерс, - поправилась она быстро, лишь слегка щурясь от досады. - Аманда с удовольствием примет вас как друга, и двери этого дома для вас с Акко всегда будут открыты. Но в остальном всё, что случилось между вами... это было ошибкой.

Она смотрела на меня почти с мольбой. Пальцы её сплетались уже так крепко, что ногти впивались в кожу. А голос, нежный, мягкий и такой виноватый, неожиданно вонзался в мою душу острыми ножами. Значит, "Аннабель". Это всё, что она смогла оставить мне напоследок. Под сердцем зашевелилось вдруг что-то мерзкое, скользкое, шипастое. Оно царапало внутренности и оставляло после себя осклизлые следы, которые захочешь - не отмоешь.

- Я надеюсь, вы поймёте меня правильно, - продолжила стоявшая передо мной девушка, всё ещё пытаясь смягчить смысл своего монолога. Безуспешно. - Аманда всегда будет бесконечно благодарна вам. И я тоже. Мы в неоплатном долгу перед вами, и если вдруг мы можем что-то для вас сделать, только скажите.

Она закончила и замерла, ожидая моей реакции. Но я молчал, ошеломлённый и раздавленный, не зная, что мог сказать ей в ответ.

Что ж, надо признать, я ожидал и боялся чего-то подобного. Наслаждался каждой минутой, проведённой с ней рядом, и терзался опасениями, что, как только её жизнь вернётся в привычную ей колею, она очнётся от кошмара и снова взглянет на меня с высоты своего положения. Как только окажется дома, в привычной для неё дорогой обстановке, как только Орден перестанет нависать над ней чёрной тенью, как только она вспомнит о радуге перспектив, открывавшихся перед нею в той безоблачной жизни, что по праву принадлежала ей, - тогда же я перестану казаться ей достойным чего-то большего. Я понимал это. Я ждал. И всё же так надеялся, что этого не случится.

Белинда оказалась права, я оказался наивным дураком. Слепым, восторженным, беззаветно влюбившимся идиотом. Но всё-таки... этот отказ, прикрытый именем сестры, - зачем же так, Аманда?.. Чтобы избежать объяснений? Чтобы мне некого было убеждать?.. Или чтобы я не посмел больше тебя коснуться?.. Но неужели после всего, что было между нами, я заслужил лишь этого?..

- Очень жаль, - проговорил я медленно, с трудом узнавая собственный голос, - что вы не нашли в себе силы сказать мне это лично.

Она закусила губу, виновато глядя на меня, но так и не произнесла ни слова.

- Это вам, - я протянул ей коробку, что до сих пор держал в руках, и резко развернулся, не в силах более терпеть эту жестокую пытку. Никакие раскалённые пруты не шли в сравнение с тем, что она сейчас делала с моим сердцем. И я устремился к выходу, уже на пороге бросив: - Прощайте, Аманда.

71
{"b":"272649","o":1}