ЛитМир - Электронная Библиотека

- Никак нет, сэр, кроме того, что это будет весьма необычный ход.

- Тогда берите столько людей, сколько посчитаете нужным. Для короткого боя нам их потребуется меньше. Они должны быть в шлюпках и вне поля зрения, когда мы подойдем борт о борт к французу, и готовы обогнуть его, как только я подам сигнал.

Краткий разговор со старшим канониром: орудия выкатить из портов и зарядить цепными книппелями, чтобы первым же залпом разорвать вражеские абордажные сети. Разговор с боцманом: приготовить абордажные крюки, чтобы зацепиться за француза, лучших моряков - на марсовые площадки, чтобы связать корабли ноками реев.

Указания штурману - курс, привестись к ветру в момент, когда пройдут мимо острова, образующего ближайший угол залива. Пуллингсу - о лотовых, чтобы держаться как можно ближе к берегу, диспозиции морских пехотинцев, дюжина других указаний. Джек остался крайне удовлетворен количеством разумных приготовлений: большая часть отданных приказов уже выполнялась, основные меры приняты.

Он наслаждался этим моментом, наблюдая, как приближается мол - его башни находились в тысяче ярдов, а французы - чуть дальше, и ждал, когда установят цепной борг, чтобы предотвратить возможное падение рея. Было и многое другое, о чем хотелось бы распорядиться, но с французами, выгружающими пушки с такой скоростью, нападать нужно немедленно и, в любом случае, все необходимое уже сделано.

Реи скрепили цепями - грохот прекратился.

- Ворчестерцы, - хрипло прокаркал Джек, так громко, как только смог, - я собираюсь подвести корабль вплотную к этому французскому семидесятичетырехпушечнику. Мы не откроем огонь, пока я не дам сигнала - они должны выстрелить первыми. Это закон. Потом, по моей команде, мы дадим четыре шустрых залпа и в дыму возьмем его на абордаж. Те, кто раньше участвовал в абордаже, не ошибется, если даст по голове ближайшему французу. Но помните: любой, кто выстрелит до команды, получит пять сотен плетей.

Речь, наверное, не сильно вдохновляющая, но капитан Обри оратором и не являлся, и редко говорил лучше. В любом случае, речь, казалось, понравилась ворчестерцам, и Джек ушел с палубы под одобрительное бормотание "четыре шустрых залпа, затем на абордаж".

Он шагнул ниже, на шканцы, где ждал Киллик со вторым лучшим мундиром Джека и его тяжелой боевой кавалерийской саблей. Многие моряки сворачивали свои косички на время боя, но свою Киллик скатал в плотный шар, и это, в сочетании с неодобрительным прищуром, придавало ему большую, чем когда-либо, схожесть с отвратительной мегерой.

Киллик ненавидел, когда хорошую одежду подвергали риску и, помогая Джеку с сюртуком, бормотал что-то похожее на "берегите эполеты - дороже, чем чертовы глаза у вас в голове". Сам же сменил парусиновые штаны и синюю куртку, которые носил как капитанский стюард, на крайне грязную старую рубаху и широкие, но короткие и похожие на юбку бриджи, которые лишь усиливали сходство. Пристегивая Джеку саблю, Киллик сказал:

- В обоих карманах куча свежих платков, одним можете воспользоваться прямо сейчас.

- Благодарю, Киллик, - сказал Джек, сморкаясь. До этого напоминания он позабыл о простуде, и забыл о ней снова, когда вернулся на квартердек. Враг теперь находился менее, чем в полумиле, частично скрытый островом и внешним изгибом мола.

Под марселями "Ворчестер" делал пять узлов, баркас и катера, полные морских пехотинцев, запросто буксировались по левому борту, вне поля зрения французов. "Дриада" и "Полифем" находились точно на своих позициях. Ни звука, только показания лотового:

- Глубже одиннадцати.

- Глубже одиннадцати. Десять.

Примерно через три минуты они пройдут устье Голетты, обрасопив грот- и бизань реи на фордевинд, чтобы погасить скорость, а еще примерно через две минуты начнется заварушка. Удар довольно опасный, и многое будет зависеть от того, насколько серьезно французы отнесутся к "Полифему".

Потому что это был большой транспортный корабль, способный перевозить большую часть полка, и, если подумают, что на нем полно солдат, то вероятность сопротивления первому решительному удару в полную силу снизится. Но, опасный или нет, это единственный возможный на данном этапе вариант атаки. В любом случае, жребий брошен, и что выпало, станет понятно после схватки.

А сейчас он больше всего опасался, чтобы усердствующие матросы не произвели первый выстрел и не поставили "Ворчестер" вне закона. Джек не забывал о важности благожелательного нейтралитета Берберских государств и четко помнил текст своего приказа: "Законам нейтралитета должно быть уделено скрупулезное внимание", пристально взглянув на палубу. На каждые два орудия приходилось по мичману - он оголил квартердек - и по офицеру - на каждые семь. Все командиры расчетов - опытные моряки. Сложно придумать что-то более безопасное.

Джек отбросил свои опасения - его внимание мгновенно привлекло кое-что еще. Корабль быстро приближался к входу в Голетту, обе башни прямо на правой скуле. И сейчас, именно в этот момент, между башнями вылетел рой лодок - ловцов креветок, спешащих и будто исполняющих какой-то ритуал, дудя в бесчисленные раковины.

Они явно не ожидали, что "Ворчестер" повернет направо, в канал, но так или иначе, лодки неслись на всех парусах прямо поперек его курса, и у Джека хватало времени, только чтобы обстенить фор-марсель и избежать столкновения с ближайшим суденышком. Его хриплый, еле слышный голос явно не соответствовал случаю, и он просипел юному Кэлэми, своему единственному оставшемуся мичману-адъютанту:

- Мигом вперед, скажите мистеру Холларду крикнуть им спускаться по ветру, мы не станем менять курс.

Со своего места на баке боцман во весь голос окликнул их в меру своих познаний на лингво-франка, активно жестикулируя при этом руками. Они, похоже, поняли его и, повернув направо, неуправляемой беспорядочной грудой поплыли примерно в том же направлении, что и "Ворчестер", по диагонали пересекая его курс, чтобы выйти в открытое море, пока линейный корабль двигался вдоль мола.

Ветер наполнил фор-марсель, и "Ворчестер" помчался вперед. Голетта осталась за кормой, а заливчик с французами, изгибаясь, приближался, и Джек всей душой был готов к тому, что корабль обогнет остров и вплотную подойдет к вражеским кораблям - и он, и каждый моряк стояли наготове, когда ловцы креветок неожиданно направились к берегу.

По совершенно непонятной причине они двинулись к берегу и медленно прошли мимо острова вдоль мола. До острова осталось рукой подать, грота-рей практически касался его. Штурман сказал:

- Лево руля.

И здесь в заливе трепыхалось множество треугольных коричневых парусов ловцов креветок, а за ними стоял линейный французский корабль с развивающимися флагами и открытыми пушечными портами.

Захватить его, не раздавив лодчонки ловцов креветок, казалось невозможно.

- Мне давить их, сэр? - спросил штурман из-за штурвала.

- Нет, - откликнулся Джек, - приводитесь к ветру.

За эти несколько секунд "Ворчестер" безвозвратно прошел расстояние до семидесятичетырехпушечника и оказался у него за кормой, а с таким ветром даже самому искусному мореплавателю на Земле было бы не по силам что-либо исправить.

- Распустить паруса, - скомандовал Джек, и "Ворчестер" вслед за "Дриадой" и "Полифемом" двинулся прежним курсом, готовясь к одновременной атаке береговой батареи и фрегата, находящегося теперь прямо по борту.

Но ее не последовало, и, набирая скорость, они прошли второй остров, выйдя за пределы досягаемости французских пушек. Царящее напряжение наконец спало.

Никаких случайных выстрелов ни с "Ворчестера", ни с его консортов. Молчали и пушки французов. Хотя лодки рыбаков частично закрывали батарею, фрегат и линейный корабль, Джек все равно заметил стрелков на марсах - видел мушкеты, наставленные на него, блеск стволов, следящих за каждым его движением - и все же ни одного выстрела не прозвучало.

44
{"b":"272834","o":1}