ЛитМир - Электронная Библиотека

Только откуда ребёнок мог знать, какова ставка в этой игре?

Дверь на первом этаже открылась, выпуская сутулую фигуру Спятницкого. Наташа чуть не вскрикнула. Боже мой, только его не хватало сейчас!

– Наташенька! – запричитал филин. Глаза в роговых очках с жадностью уставились на расстёгнутую пуговицу на блузке. – Куда вы так спешите?

Спятницкий перегородил дорогу. Вот сволочь! Ещё и при ребёнке пялится. Ничего святого нет…

– Мы с сыном спешим, – сказала Наташа. – Так что, извините. Не до пустых разговоров…

– Я так не думаю, – бросил Спятницкий. – Давайте зайдём ко мне. Выпьем чаю. Я как раз купил коробку конфет. Ваш мальчик любит сладкое? Я так обожаю…

Спятницкий направил радары в очках на бёдра Наташи. И та могла поклясться, что старый извращенец мысленно снимает с неё джинсы…

– Милый, закрой глазки на минуту, – ласково обратилась Наташа к сыну.

Тот кивнул и прикрыл глаза ладонями.

Наташа спустился на пару ступенек. Дотронулась до блузки и подмигнула соседу.

Лицо Спятницкого покраснело. Он раскрыл рот, обнажая желтоватые зубы. Противно засопел от возбуждения.

– Я же говорила…

Наташа с силой ударила соседа ногой в пах. Спятницкий завопил как резанный, отскакивая к стене и держась за причинное место.

– Сука! – орал он. – Ты у меня ответишь за это, потаскушка…

Наташа схватила Валерку за руку, и они выбежали из дома.

Когда она назвала адрес таксисту, тот издал странное хмыканье.

– Что-то не так? – спросила Наташа, обнимая Валерку.

– Как вам сказать. – Пышные усы мужика качнулись. – Район там паршивый. Не люблю туда ездить. А вы точно ничего не перепутали? Может не та улица?

Наташа поглядела на сына. Тот оглядывался по сторонам с восторженным видом, словно впервые оказался в автомобиле.

– Да, так что поехали, – ответила она. – У меня нет выбора…

– А вот я бы так не сказал, – бросил в ответ таксист, заводя двигатель. – Выбор всегда есть. Когда пару лет назад жена слегла с аневризмой мозга, я думал, что это конец. Потратил последние деньги на лечение, но толку? Доктора разводили руками, мол, всё мужик, будешь отпевать скоро. А тут Корпорация пришла на помощь, роботы вмиг поставили жену на ноги. Выбор всегда есть, главное дождаться шанса.

Наташа покачала головой. Сговорились все что ли… Плевал «Нанотек» на неё. Как и на Валерку. Не оставил шанса на выбор.

Спустя минут пять, машина свернула на просёлочную дорогу. Наташа взглянула в окно и обомлела. Пригород. Маленькие одноэтажные коттеджи. Странно, что таксист не любил сюда ездить. Что тут может быть опасного?

– Здесь просто людей мало живёт, – произнёс таксист, словно угадывая мысли Наташи. – Коттеджей много, а вселиться успели единицы. Корпорация создавала этот район для сотрудников. А в итоге здесь ошивается всякая шпана, постоянно в дома залезают, грабят.

Наташа вздрогнула. Прижала сына в груди. Может, правда Максим мошенник?

Водитель остановил машину. Высунул голову из окна и присвистнул.

– Приехали, – сказал он. – Вас подождать?

– Нет, не надо, – ответила Наташа, протягивая таксисту банкноты. – Спасибо.

– Как хотите, – кивнул тот. – Только держите ухо востро.

Наташа выдавила улыбку. Вылезла из такси и потянула за руку сына.

Небольшой коттедж из белого кирпича угрюмо взирал на вновь прибывших. Окно возле двери зашторено. Двор огородили стальные прутья забора. Унылое зрелище.

– Мам, а кто здесь живёт? – спросил Валерка.

Наташу обуяло плохое предчувствие. Что-то здесь не так…

Она оглянулась, но поздно. Таксист уже укатил.

– Идём, – твёрдо выговорила Наташа. – Здесь тебе помогут.

Возле двери не было признаков звонка. Пришлось стучать.

Спустя несколько секунд раздался громкий вопрос:

– Пароль?

– Carpe Diem, – ответила Наташа.

– Да, детка! – отозвался голос.

До чего дурацкий пароль…

Дверь раскрылась. На пороге переминался с ноги на ногу незнакомый юноша. От Максима отличался куда более развитой мускулатурой. Длинные волосы собраны в конский хвост на затылке. В одном ухе блеснула серьга. Под нижней губой выделялся металлический шарик пирсинга.

– Вы Наталья? – спросил он.

– Да, а это мой сын, – ответила Наташа. – Валерка, поздоровайся с дядей…

– Привет, – откликнулся мальчик. – Дядя, вы металлист?

Юноша громко расхохотался. Наташе не понравился его смех – низкий, утробный, словно выходил из колодца.

– Я Гера, – выдавил он. – Заходите!

В этот момент Валерку охватил новый приступ кашля. Куда сильнее предыдущих. Всё продолжалось с минуту, показавшейся Наташе вечностью.

– Грудь болит, – пожаловался сын. Лицо Валерки раскраснелось. – Мама, помоги…

Наташа подхватила мальчика на руки. Весил он порядочно для ребёнка его возраста – настоящий крепыш.

– Куда идти? – спросила она у Геры. – Скорее!

Юноша молча кивнул. Разыгравшееся зрелище ему не очень понравилось. Сам небось уже и забыл, что значит болеть…

Они прошли пустую прихожую, где среди грязного пола валялись несколько пар обуви. Коридор вёл в разные части дома, Гера свернул в правую комнату. Наташа обвела взглядом помещение – либо сюда только заселились, либо не хватило денег на ремонт…

Она вошла в просторную, светлую комнату, заваленную компьютерными принадлежностями. Окна зашторены, свет лился из нескольких настенных светильников, развешанных по углам. Из мебели – два кожаных кресла возле двери, видавший виды диван, на котором развалился Максим. Возле длинного стола располагалась больничная койка, с ворохом странных проводов. На самом столе три компьютерных монитора, куча клавиатур, жёстких дисков и прочей ерунды, названий которых Наташа не знала.

– Вы всё-таки пришли! – Максим картинно взмахнул руками. – А я уже сомневался.

– Вы, что не слышали, как он кашлял? – грубо отозвалась Наташа, сжимая руку сына. – Я принесла деньги. И не собираюсь сто лет ждать, пока вы тут шутите…

– А кто шутил? – Максим встал с дивана, сбрасывая с себя хлебные крошки. – Сейчас введём вашему ребёнку роботов, не волнуйтесь… Эй, Гера! Забери у дамы деньги и приготовь оборудование.

Наташа опустила Валерку на пол. Дотронулась до лба и тут же отдёрнула руку.

– Боже, милый, ты весь горишь! – бросила она, стараясь унять дрожь в голосе. – Почему молчал, что у тебя температура?

– Мужики не плачут, – ответил Валерка. – Папа учил не жаловаться на боль, а терпеть…

– Твой отец идиот, – фыркнула Наташа, доставая из кармана банкноты. – Я дам вам триста долларов, только не медлите… прошу вас!

Гера ухмыльнулся и взял деньги. Пересчитал, переглянулся с Максимом и отошёл к одному из мониторов.

– Вам везёт, – сказал Максим, роясь в одном из шкафчиков стола. – Только вчера получили новую партию нанитов. Все перепрошиты до последней версии. Отличное зрение для вашего сына!

– Я видела рекламу, – сказала Наташа. – Где вы берёте роботов? Разве Корпорация раздаёт их направо-налево?

– Есть свои каналы поставок, – ответил Максим, показывая ампулу с голубой жидкостью. – Боишься уколов, пацан?

– Я не трус, – буркнул мальчик и снова закашлялся.

– А он у вас храбрец, – усмехнулся юноша. – Никаких шприцов, не бойся.

Валерка ничего не ответил. Вцепился в руку Наташи, до боли сжав пальцы. Мальчика бил озноб.

– Программа готова, – бросил Гера, не отрываясь от монитора. – Можешь вводить препарат.

– Наталья, подсадите бойца на кушетку, – сказал Максим, заряжая ампулу в пистолет для инъекций. – На провода не обращайте внимания. Мы подсоединим их, чтобы проверять состояние мальчика.

Наташа не стала медлить. Подхватила Валерку на руки и усадила на койку. Поцеловала в горячий лоб и прошептала:

– Мама здесь. Ничего не бойся. Держи меня за руку. Больно не будет.

– Она права, парень. – Максим подошёл к ближе, наставляя пистолет на мальчика. – Закатите рукав, пожалуйста…

Валерка испуганно посмотрел на Наташу. Та успокаивающе кивнула сыну. Расстегнула пуговицу на рукаве, оголяя плечо.

14
{"b":"272848","o":1}