ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это же Никита! – воскликнула Кира. – Это у него большой нос и светлые волосы.

– Так что же… Это Никита убил Чистильщика?

– Полагаю, что да.

– Но зачем?

Майор пожал плечами.

– Думаю, у людей, на которых работает теперь ваш Никита, были свои резоны избавиться от Чистильщика. Он, как говорится, слишком много знал. Надобность в его услугах отпала. И поэтому поступил приказ о его устранении.

В этот момент Таракан многозначительно кашлянул. Все взглянули на него, но так как генерал ничего не прибавил, то вскоре все снова переключились на майора.

– А Гермес?

– Кто в него стрелял? Товарищ следователь, неужели вы и это тоже знаете?

Но следователь не успел ответить.

– Гермес? – спросил Эдик. – Кто это такой?

– Брат Дины, – ответила Леся. – В воскресенье у него появилась недобрая мысль позвонить по номеру Салима, чтобы немного пощипать того, кого он считал убийцей своей сестры.

– Но телефон Салима был выключен, – произнес майор. – Гермес послал СМС-сообщение, в котором предлагал встретиться и обсудить смерть Дины. Это сообщение мы прочитали.

– Гермес задумал шантажировать Салима, которого подозревал в убийстве сестры.

– Но Салим-то был уже мертв.

– Еще бы! Его, беднягу, убили еще в субботу. Почти за сутки до того.

– Да, вот только Гермес этого не знал. Его никто не потрудился поставить в известность об убийстве Салима. А от своей матери помимо номера телефона Гермес получил адрес дома, куда отправилась его сестра, впоследствии найденная мертвой. Гермес хотел стрясти деньги с хозяина дома, которого подозревал в убийстве сестры, то есть с Салима.

– И что было дальше с этим парнем? Салима-то он увидеть уже не мог.

– Не мог. Зато он увидел кое-кого другого. И скажу сразу, в Гермеса тоже стреляли, правда, он остался жив.

– Но кто? – удивился Лисица. – Чистильщик был к этому времени тоже уже мертв. Его прикончили еще в субботу вечером. А Гермес этот ваш отправился на дело в воскресенье.

– Правильно. В Гермеса стрелял Никита.

Лисица молчал. Он был явно поражен тем, что его коллега, пусть и бывший, был способен выстрелить в безоружного человека.

– Не так-то прост этот парень, – пробормотал он.

– А ведь и правда, – сказал Эдик, – в воскресенье мы с Лисицей вроде бы слышали наверху выстрелы.

– Да, и Никита к нам в тот день приходил.

– Приходил? – заинтересовались теперь уже все. – Зачем?

– Сотрудничество в очередной раз предлагал. Сказал, что Сверчок и Гвоздика не годятся, слишком неопытные и мало знают. А вот мы в самый раз.

И отвернувшись, Лисица пробормотал:

– Да много еще чего он нам говорил. Не хочу сейчас это все вспоминать. Гнусно это было.

– Но зачем Никита стрелял в Гермеса? Тот ведь даже не успел с Никитой ни о чем и поговорить. Только сказал, что пришел по поводу Дины.

– Никите было достаточно уже того, что в дом сунулся кто-то посторонний. Он избавился от Гермеса как от очередного свидетеля.

– А тетю Люду тоже он убил?

– Кого?

– Мать Гермеса и Дины.

Лисица переглянулся с Эдиком, и тот пожал плечами:

– Наверное.

Но тут неожиданно в разговор снова вмешался майор.

– Нет-нет, – заявил он. – Не будем возводить на парня лишнего. Людмилу Петровну убил не он.

– А кто? – удивились подруги.

– Виновный нами уже изобличен и находится под стражей. Смерть матери Дины на совести другого человека.

– Кого же?

– Зятя ее соседа.

– Дяди Володи?

– У этого дяди Володи есть дочь, а у дочери есть муж. Эта парочка спала и видела, как бы им завладеть всей квартирой, выжив прочь ненавистных соседей – Людмилу Петровну и ее детей. Когда Дина погибла, в числе первых, кто об этом узнал, был зять дяди Володи. А уж когда тесть сообщил ему, что и брат отправился следом за сестрой, восторгу этой парочки не было предела. Теперь им оставалось избавиться лишь от матери, и все, считай, дело в шляпе. Вся квартира достается им.

– Как – им? Почему им?

– Прямых наследников нет, завещания, как я понимаю, тоже. А как я выяснил, кроме дочери у дяди Володи есть еще жена, сын и несколько внуков.

– Надо же, – поразилась Анжела. – А я думала, что дядя Володя одинокий.

– Вовсе нет. И больше того, скажу, что вся эта веселая семейка: жена, дети и внуки – вместе с самим дядей Володей прописаны в одной комнате, стоят на очереди. Так что они все рассчитали правильно. Как очередникам им в первую очередь полагались освободившиеся комнаты соседей.

– Вот оно что. Так это зять вытолкнул Людмилу Петровну из окна?

– Сам он говорит, что не собирался ее убивать. Дескать, разговор у них стал слишком горячим. Она его толкнула, он ее толкнул. Еще, еще… Потом она ему сказала что-то такое, за что он ей хорошенько врезал по голове, старуха стала терять сознание и вылетела в открытое окно.

– Сама?

– Говорит, что сама. Лично я ему не верю. Но последнее слово за экспертами, которые сейчас работают. Посмотрим, что они скажут. Лично мне траектория падения жертвы из окна кухни кажется весьма подозрительной. Да и тот факт, что падала она уже без сознания, тоже говорит не в пользу зятя ее соседа.

– А дядя Володя ничего не сказал нам про зятя.

– Еще бы он стал такое выкладывать! – воскликнул майор. – Дядя Володя ваш хоть и пьяница, но далеко не дурак. И он специально показал вам на оторванный кусок обоев, чтобы увести след от убийства Людмилы Петровны в ложном направлении.

– Значит, дядя Володя знал, что тетю Люду из окна вытолкнул его родной зять? – подала голос Анжела.

И совсем сникла, услышав от майора:

– Да, это он знал. Не мог не знать!

После слов майора в гостиной какое-то время царила тишина. Но затем разговор понемногу возобновился. Люди потихоньку вновь вернулись к радостям пиршества.

И Эдик первым напомнил подругам:

– Я удовлетворил ваше любопытство? Так что там с моими булочками?

– Да, можем мы наконец получить сладкое? – поддержал друга Лисица.

И хотя у подруг имелись еще кое-какие вопросы, но девушки решили, что это может и подождать. Они взяли в помощь Анжелу и Надю, чтобы очистить стол от основных блюд и выставить десерт. Так на столе появились булочки с заварным кремом, густо обсыпанные сахарной пудрой, домашний рулет с маком, а также большой покупной торт, который принесли мужчины. Торт был очень красивый, но как отметили подруги, он хотя и был безусловно хорош внешне, пользовался далеко не такой популярностью, как домашняя выпечка, сделанная руками хозяек.

Глава 18

Потихоньку вечер подходил к своему завершению. Весь праздник Анжела пользовалась особой популярностью у собравшихся офицеров, как единственная незамужняя дама. Но девушка, казалось, этому обилию поклонников отнюдь не радовалась. С самого начала она выяснила у подруг, кто из офицеров женат, а после уже обращала на женатых кавалеров минимум внимания, лишь бы не показаться невежливой. Да и с теми двумя, что были еще холосты, Анжела тоже разговаривала ровно, без всякого намека на кокетство.

Леся даже не удержалась, заметила ей:

– Странно ты себя ведешь. Ты, у которой всегда толпы поклонников, и вдруг не стараешься подцепить себе еще парочку дополнительных?

– Сама себе удивляюсь, – призналась ей Анжела. – Но с тех пор, как погибла Дина, во мне что-то изменилось. Все эти дни я очень много думала о том, как я живу. И внезапно поняла, что живу неправильно.

– Почему?

– Занимаюсь не тем, чем всегда хотела. Ну и что, что мне за это платят? Деньги – это ведь не главное.

– А что же главное?

– Главное, чтобы дело тебе нравилось, чтобы душа у тебя к нему лежала. И мужчины… Тут я тоже неправильно себя вела.

– Тут-то чего? Мужчин у тебя в избытке.

– Да ведь для счастья много мужчин как раз и не нужно. Для счастья нужен всего лишь один, но… свой.

Тем не менее, когда Анжела собралась уходить, один из офицеров, Алексей, который крутился возле нее весь вечер, вызвался проводить ее до дому.

51
{"b":"272863","o":1}