ЛитМир - Электронная Библиотека

«Наверное, с Викой – это последнее. Потом все» – затравленно думала Нэтти.

Она очень устала за последний месяц. Заканчивался август, скоро долгожданная осень, а сил нет. Она нервничала, и теперь уже не стеснялась срываться на всех. В том числе и на хозяйку агентства, Раскатову. Заявила, глядя, Евгении Львовне в глаза:

– Я не кукла. Это вы все должны служить мне. Не вы хотите сделать меня королевой, а я позволяю вам присутствовать при собственном триумфе. Будьте этим довольны.

Раскатова смотрела на нее с ненавистью, но молчала. Олег надувал губы, словно обиженный ребенок. Дик делал вид, что все сказанное его лично не касается.

– Завтра меня не будет, – объявила под конец Нэтти. – Я еду в гости. Встретимся в понедельник. И еще, Евгения Львовна: мне нужны деньги.

– Я давала тебе недавно крупную сумму, – побледнела Раскатова.

– Хочу купить себе новый костюм. Надо хорошо выглядеть.

– Тебе помочь его выбрать? – спросил Дик.

– Мне надоели твои советы. Могу я хоть раз в жизни купить себе одежду сама?

Нэтти понимала, что это нервы. На Дика можно было бы и не орать. Завтра тяжелый день. Она улыбнулась:

– Дик, у тебя найдется время?

– Конечно.

– Мне надо съездить в одно место. Отвезешь меня. Готов? Новлянский сегодня едет домой на метро. Мышонок, твой темперамент может найти достойное применение в битком набитом вагоне. Там, наверняка, окажутся симпатяги. Удачи!

Нэтти вышла из кабинета Раскатовой в сопровождении Дика, чувствуя спиной злые взгляды Эжени и Олега. А когда ее унижали, ничего было? Новлянский, садист, пытал несчастное тело Нэтти, Раскатова три месяца издевалась над ее душой. Ее бы запереть в чужой квартире и оборвать все контакты с окружающим миром. Даже с Викой приходилось встречаться тайком. Так им всем и надо! Нэтти была уверена в том, что все проблемы рано или поздно решаются. Она верила в свой победный завтрашний день и шла навстречу ему уверенно и достойно. Все будет просто отлично. Удача выбирает умных. Надо только немного ей помочь…

В понедельник все с самого утра ждали Нэтти. Раскатова нервно расхаживала по кабинету и смотрела на часы. Новлянский дремал, сожалея о том, что не доспал. Можно было бы не торопиться. Где она, интересно, шатается? Дик молчал против обыкновения, и посматривал на телефон. Только через час в кабинете Раскатовой, наконец, появились двое. Один высоченный, с седыми висками, с висячими усами, и взглядом усталым, и грустным. Вот, мол, пришлось с утра приехать в модельное агентство. Он рассматривал красивых девушек, коих здесь было великое множество, без всякого интереса. Зато второй, невысокого роста, гладко выбритый и отчаянно застенчивый парень, озирался по сторонам, как маленький ребенок, впервые попавший в дорогой игрушечный магазин.

Старший представился Раскатовой, сразу признав в ней главную:

– Волнистый Сергей Павлович. Старший оперуполномоченный районного отделения милиции, по борьбе с особо тяжкими преступлениями, звание – майор. Ознакомьтесь с удостоверением и документы ваши поищите, пожалуйста. Всех касается. Протокол будем составлять. Сережа, присаживайся здесь. Стол очистите, будьте добры.

– Какой протокол? Что вы несете? – заволновалась Раскатова. – У меня с документами все в порядке. Я с налоговой службой проблем никаких не имею!

– А мы не налогами интересуемся. Визиточка ваша?

Майор протянул Раскатовой визитку, на котором были указаны название модельного агентства, владелицей которого она являлась, мобильный и рабочие телефоны.

– Ну, моя, – кивнула Раскатова.

– Эти граждане тоже у вас работают? – старший оперуполномоченный кивнул на Дика и Олега Новлянского.

– Допустим. А, собственно…

– Значит, со всеми поговорим. Соблюдая очередность. Эта девушка вам знакома?

Майор положил на стол перед Евгенией Львовной несколько фотографий. Новлянский придвинул стул и принялся вместе с Раскатовой разглядывать снимки. Стройное женское тело в розовом костюме, испачканном кровью, лежащее навзничь, лицом вниз, на траве подле лесного водоема. На другой фотографии девушка уже перевернута на спину и теперь видно, что она очень красива и молода. Раскатова задержала дыхание, словно перед тем, как нырнуть в воду, и сказала на выдохе:

– Да. Знакома. Это Нэтти.

– Кто? – не понял майор.

– Наталья Белова.

И Волнистый услышав, как сдавленно вскрикнул мужчина, сидящий почти у самой двери, в кресле, резко обернулся.

А свита в смятенье пришла

Старший оперуполномоченный, майор Волнистый Сергей Павлович, никогда не переживал по поводу собственной фамилии. Что ж тут такого? Не все же родились Ивановыми, Петровыми и Сидоровыми, кто-то носил от рождения фамилию забавную, но прославлял ее, и все насмешки становились неуместными. Майор знаменитостью вроде Шерлока Холма становиться не собирался, но дело свое знал. В уголовном розыске Сергей Павлович отпахал много лет, заработал авторитет у сослуживцев и многочисленные поощрения, отмеченные в личном деле. Начальство было к нему лояльно. Единственное, чего не выносил майор – это ответственности. Привык быть за кем-то, щедро делясь удачами, и предоставляя при этом другим отдуваться за провалы. Когда начальник отдела ушел в отставку, должность его предложили, как самому опытному и старшему по званию, Сергею Павловичу Волнистому, но тот испугался. Самое большее, чего он хотел для себя – это быть заместителем начальника. Но отчитываться за невыполнение спущенных сверху показателей? При такой непредсказуемой работе? А, вдруг, заведется завтра в районе какой-нибудь маньяк, и начальство будет ежедневно пенять Сергею Павловичу и вызывать на ковер: почему до сих пор не изловили? Нет уж, увольте!

Начальника прислали сверху, и на беду Сергея Павловича, оказался он человеком с чувством юмора. Сам Волнистый шутить не любил, тем более, на работе. И уж тем более, над своей фамилией. Майор не походил на человека, над которым можно было бы безнаказанно насмехаться, потому что рост имел высокий, комплекцию внушительную, вел себя сдержанно, двигался тяжеловесно и даже, в некотором роде, плавно, волнообразно. Что ж делать, когда любая фамилия с годами накладывает на человека отпечаток. Волнистый, и все тут.

И все было нормально в жизни Сергея Павловича и, тем более, на службе, пока новый начальник, исчерпав запас безобидных шуток, не решился на главный розыгрыш. Где он откопал курсанта по фамилии Попугайчик, так и осталось его секретом. Но свежеиспеченный лейтенант Сережа Попугайчик тут же появился в отделе и был приставлен к мудрому Сергею Павловичу Волнистому в ученики. Майор сначала ни о чем не догадался: надо, так надо. Молодежь нуждается в наставниках, юный лейтенант у него не первый и не последний. У кого еще учиться, как не у опытного оперативника? Шутку Волнистый оценил только на следующий день, когда, проходя вместе с воспитанником по коридору, услышал за спиной нечто совсем необычное: смех. Такого не было еще никогда. Смеяться над Волнистым?! Сергей Павлович задержался, воинственно пригладил роскошные усы, готовясь дать отпор, и вдруг услышал:

– Вон, смотри, Волнистый Попугайчик идет!

Вот тут до Сергея Павловича, наконец, дошло! Он побагровел, отодвинул в сторону маленького, щуплого и ни в чем не виноватого Сережу, и, набирая ускорение по ходу, ринулся в кабинет начальства. Подполковник сидел за столом, невозмутимо перекладывая бумаги.

– Шута из меня делать?! Не позволю! – навис над столом Волнистый.

– А в чем, собственно, дело, Сергей Павлович? – прищурился подполковник.

– В напарнике! Переводите в другой отдел, я с ним работать не буду! Или пишу рапорт на увольнение из органов!

Сергей Павлович был непреклонен, и подполковник только плечами пожал:

– Хорошо, ждите вакансии.

Он прекрасно знал, что штат в районном отделении укомплектован. Но Волнистый был упрям, и дошел до вышестоящего начальства. Оно вошло в положение майора, пообещало помочь. Мол, как только, так сразу. Волнистый успокоился и чувствовал себя победителем, а пока терпел лейтенанта Попугайчика, который ни отходил не на шаг, мучительно краснея от застенчивости.

15
{"b":"272865","o":1}