ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, что вы, — ответила она, успокаивая его. — Просто я трусиха.

— Что там за дом? — спросил он, кивнув в сторону кирпичной громады, темневшей впереди справа.

— Какой-то научный институт, — бросила она небрежно. — Даже не знаю…

Зато знал он. Это было здание французского посольства, тыльной стороной выходившее на Малую Полянку. Он был стреляный воробей и оттого насторожился сразу.

Левой рукой, которую все время держал в кармане, он нащупал движок замка «молнии», осторожно подтолкнул его и расстегнул застежку, вшитую в карман изнутри. Пропустил руку под куртку, положил ладонь на рубчатую рукоятку пистолета, заткнутого за пояс. Стараясь не щелкнуть, сдвинул полозок предохранителя, толкнув его пальцем вперед. Так же тихо большим пальцем взвел курок.

— Теперь налево, — сказала женщина и прижалась к нему еще плотнее. Он шевельнул плечом и понял — стряхнуть ее с руки будет не так-то просто. Она держала локоть цепко, как клещ. Но он ничем не выдал настороженности. Лишь просунул руку в раскрытый карман поглубже, чтобы в нужный момент стволом отодвинуть полу куртки.

— Здесь? — спросил он, поравнявшись с явно нежилым домом.

— Здесь, — шепнула она.

Сворачивая налево, он автоматически отметил девятку — номер дома, у которого они оказались, и скользнул глазами по вывеске «Диспансер».

Темный проход, сжатый с обеих сторон железными сарайчиками и двумя вековыми деревьями, вел в узкую щель. Впереди просвечивал сетчатый забор, за которым темнело кирпичное здание без огней.

Они сделали несколько шагов, когда он заметил, что проход поворачивает направо. И тут из мрака навстречу шагнули двое — плечистые парни в кожаных куртках. Женщина еще сильнее вцепилась в плечо, мешая его движениям. Он выдвинул пистолет из-под полы, громко кашлянул и нажал на спуск. Во мраке полыхнуло бледное оранжевое пламя. Задавленный глушителем, выстрел слился со звуком кашля.

Парень, взмахнувший рукой, в которой сжимал что-то тяжелое, переломился в поясе и стал медленно падать вниз лицом.

Мужчина рванулся вправо, весом своих восьмидесяти килограммов припечатал спутницу к стене пристройки. Она охнула и, не устояв на ногах, осела. Он шагнул навстречу второму парню. Тот, сжимая в руках нечто, напоминавшее дубинку, застыл на миг, скованный смертельным испугом. Еще один кашляющий звук. Снова оранжевое зарево. Схватившись руками за живот, парень начал валиться на мужчину. Тот успел оттолкнуть тело плечом, и оно тяжело рухнуло на мокрый асфальт.

— Встань, — сказал мужчина негромко, обращаясь к женщине. Потрясенная происшедшим, она все еще безвольно сидела у стены там, куда упала после толчка. — Я же тебе, дуре, говорил: мне некогда…

В его голосе звучало сожаление.

— Что ж ты, шалава, наделала с дружками?

Он помог ей встать, подхватив за руку. Глаза их уже привыкли к мраку, и они видели два темных тела, лежавших рядом.

— Не убивайте, — задыхаясь от ужаса, простонала она. — Не надо.

— Тихо, сука! — зашипел он яростно и твердыми пальцами сжал ей предплечье. — Не дрожи! И не вздумай кричать. Ну! Если жить хочешь.

— Не буду, — пообещала она еле слышно.

Он отпустил ее, и она вдруг непослушными пальцами начала расстегиваться. Он не понял, что она делает, пока не увидел белые груди и темневшие на них соски.

— Хотите? — зашептала она горячечно. — Я с вами. Куда скажете!

— Застегнись! Ты что, совсем сдурела? Убью!

Она всхлипнула и начала застегиваться. В узкой щели между зданием и забором все оставалось глухим и темным.

— Теперь, — сказал он зловещим шипящим голосом, — видишь, к чему приводят случайные знакомства?

Она стояла, опустив голову, и спина ее вздрагивала от беззвучных всхлипываний. Он взял ее за руку выше локтя и сжал так, что она застонала.

— Обыщи их, — приказал он. — Обоих. Вынь из карманов все. До крошки!

— Боюсь, — простонала она и снова хлюпнула носом.

— Дура, — сказал он. — Не боись. Они еще теплые. Ну, давай!

Она опустилась на четвереньки и, дрожа от ужаса и отвращения, стала обыскивать карманы убитых. Вынула и подала мужчине два бумажника, документы, связку ключей. Он сунул бумажники в карман. Ключи подбросил на ладони.

— От чего они? — спросил, звякнув связкой.

— От машины.

— У вас машина?

— Да.

— Где она?

— Рядом.

— Бери меня под руку.

— Не убьешь? — спросила она с надеждой и судорожно схватила его за правую руку, прижалась тесно.

— Пошли к машине.

Не оборачиваясь, они двинулись вперед. В тусклом, свете улицы высилось мрачное двухэтажное здание — нижний этаж кирпичный, верхний — деревянная веранда с переплетами рам во всю стену.

— Где же ты здесь живешь?

— Не здесь, — ответила она смиренно. — Я обманывала.

— Обманывать старших нехорошо, — вразумил он ее отечески. — Разве тебе в школе не объясняли?

Она промолчала, вызывающе прижимаясь к нему.

— Где прописана? — спросил он.

— В Зачатьевском переулке.

— Ишь, какое название! Сексуал-демократка! Где машина?

— Вон стоит.

Красный «жигуленок» приткнулся к обочине на противоположной стороне улицы. Мужчина осмотрелся. Ничего пугающего не заметил. По-прежнему все было тихо под нудным моросящим дождем.

Они подошли к машине. Позвенев ключами, он открыл дверцу.

— Садись!

Она обессиленно рухнула на сиденье. Он захлопнул дверцу. Обошел машину. Бросил взгляд на дом, рядом с которым стоял «жигуленок». Увидел странную вывеску «САМБО-80». Усмехнулся, подумав, что с оружием самооборона надежней. Аккуратно положил на сиденье серебристый кейс. Сел на место водителя.

— Куда поедем? — спросила она еле слышно.

— Тебе много знать вредно, — ответил он холодно. — Просто поедешь. Или не устраивает?

Она всхлипнула. Он тронул машину. Включил мигалку. Свернул в Хвостов переулок, затем вывернул на Полянку. Пять минут спустя по Люсиновской улице «жигуленок» выскочил на Варшавское шоссе и покатил прочь от города.

Промчавшись с ветерком километров двадцать по пустынной загородной дороге, он притормозил и свернул на обочину. Погасил огни.

— Выходи.

— Не убивайте, — заскулила она, дрожа всем телом.

— Не бойся, дура. У меня на тебя разгорелось. Давай выйдем, — он протянул руку и тронул ее грудь, молодую, упругую. Голос его звучал дружески.

— Сейчас! — заторопилась она. — Может, лучше в машине? Здесь удобно.

Быстро перебирая пальцами, стала расстегиваться.

— Играть в машине тебя обучили те козлы? — спросил он насмешливо. — Нет уж, давай выходи. Я простор люблю.

Она принялась лихорадочно стягивать джинсы. Он ждал молча, придерживая коленом открытую дверцу. Сдернув брюки, она швырнула их на сиденье, туда, где уже лежали шляпа и ее сумка. Вышла из машины и чуть не упала, зацепившись каблуком за камень. Он поддержал ее за локоть.

— Дождь перестал, — сказала она и всем телом потянулась к нему. — Ты на меня не злишься?

— Перестал, — ответил он, и она не поняла, относится это к дождю или к его состоянию. — Отойдем подальше.

Осторожно ступая, они миновали травянистый откос. Впереди лежало темное поле. За ним из черноты приветливо помаргивали деревенские огоньки.

— Давай здесь, — сказала она. Он ласково провел холодной ладонью по ее шелковистой коже чуть ниже спины. Она вздрогнула, но промолчала.

— Нагнись, — предложил он.

Она с готовностью подхватила подол плаща, чуть расставила ноги, согнулась в пояснице. В этот момент он ткнул пистолетом в ее затылок и нажал на спуск. Выстрел в сыром стылом воздухе прозвучал отрывисто, глухо.

Не оборачиваясь, он возвратился к машине…

19… Август. Пешавар. Пакистан

Военный атташе США Лесли Крэбс каждое утро звонил из Исламабада в Пешавар руководителю группы американских военных советников при объединенном штабе вооруженных сил Пакистана полковнику Джеймсу Рэнделлу. Разговор обычно сводился к формальностям. Для серьезных бесед Рэн-делла приглашали в Исламабад.

64
{"b":"272871","o":1}