ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эти трое обладали удивительной

сосредоточенностью ума и редкой способностью трудиться на благо других. Из них —

Кюнгьялы (Старший и Младший) основали монастырь Дэнто. Соепа трудился помощником

проповедника в Сурмане и имел много учеников. Чусол Вё-сэр Санпо основал монастырь

Чусол на теневой стороне Нижнего Дэна. Куто Тогдэн тоже возглавлял монастырь.

Остальные двое не очень много трудились на благо других, но проводили время в

созерцании. Его племянник исполнял обязанности настоятеля. Он тоже отличался

способностью к глубокому созерцанию и был знатоком упаямарги. [48а \ Его звали

Ринпочева. Среди учеников Дэшиншегпы величайшим в трудах был Масэ.

Некто Намха Гьялцэн, известный как аскет Ом, отличался глубоким созерцанием.

Велики были его труды. Он был учеником Дхармасвамина Тонва Дондэнпы. Сначала,

уперевшись коленом в камень, он пустил стрелу в оленя, стоявшего на Другом склоне горы,

и убил его. Говорят, что на камне остался отпечаток. Позднее аскет удалился в монастырь и

проводил время в созерцании. Однажды монахи нашли его келью пустой. Они заглянули в

щель двери и увидели, что Намха Гьялцэн отправился на небеса в своем физическом теле, а

на месте осталась лишь его одежда. Поэтому он стал известен как Качопа, Ушедший на

небеса. Когда император Юнь-вэнь отправил императорского посланника Тэ-кьяма Ченпо

пригласить Вирупу из Южной Индии, говорят, что Качопа как слуга Вирупы, одевшись в

рясу, появился на крыше императорского дворца в Китае.

Дхармасвамин Тонва Дондэн (Шестой Кармапа) родился в месте под названием Дом,

расположенном вблизи Карма, на восьмой день второго месяца года Огня-Обезьяны (1416).

Отец его был тантристом, а мать — йогиней. Когда ребенок был в утробе матери, его

родители видели благоприятные сны. Родившись, он сел ровно, посмотрел на мать и

засмеялся. Когда была обрезана его пуповина, деревню наполнил приятный аромат. На 12-й

день третьего месяца года Обезьяны (1416) его родители отправились нищенствовать к

резиденции Омпа Чатэд-пы. Когда ребенок увидел Омпа Чатэлпу, он выказал удовольствие и

непрерывно выкрикивал:

— А! А!

Когда Омпа Чатэлпа тихо спросил его:

— Кто ты?

Ребенок схватил его палец своей ручкой и сказал: [486]

— Я — не рожденный, свободный от всех имен, бездомный, я стал славой всех живых

существ, чтобы вести беззащитных этого мира к цели спасения. Пока не кончится мое

детство, я не сменю моей обители.

Через несколько дней ребенок снова произнес:

— А, а, и, и, у, у.

Когда ему было четыре месяца, распространился слух, что Омпа Чатэлпа, ушедший в

Маркам, убит Дармой. Всем, кто печалился, ребенок демонстрировал счастливый вид и

пританцовывал. Мать спросила его:

Как ты думаешь, что случилось с Чатэлпой?

Ребенок ответил:

Ничего дурного с ним не случилось. Мы снова встретимся.

Тонва Дондэн не раз утверждал подобное о прошлом и будущем. В семь месяцев он

повторял имена будд и шестислоговую мантру (ОМ МА НИ ПАД ME ХУМ). Сидя обычно на

своем месте, он раздавал благословения. Когда его пригласили в Ньяхан, он посмотрел на

изображения, и, обратив особое внимание на Черноша-почного, улыбнулся. Когда его

спросили, кто это был, он ответил: «Это был я!», указав рукой на себя. Однажды, когда

ребенок сидел на руках у отца, Омпа Чатэлпа коснулся его рукой и спросил:

Кто ты? Ребенок

ответил ему:

Разве ты не знаешь, что я перерожденец Дэшиншегпы!

Когда между Ривочепой и Огпой возникла ссора, Тонва Дондэн сказал последнему:

— Если Вы сделаете так-то, одержите верх!

Сделали по его совету, и в стране воцарился мир. Когда во второй месяц года Курицы

(1417) Тонва Дондэн со свитой пошли в Лхакьим, племянник ламы Чопы спросил его:

— Для чего Вы пришли сюда?

Ребенок, указав пальцем на монастырь, ответил:

— Для этого!

Когда они добрались до монастыря, ребенок узнал чайтью Дуйсума Кьенпы и, схватив

черную шапку, воскликнул:

— Это — моя! — И унес ее.

Также он произнес много пророчеств, и Чопа преисполнился верой. Три дня шел

цветочный дождь. Затем Чопа провозгласил его всему свету как Дхармасвамина

(кармапинским иерархом) [49а\

В Карма было послано письмо, а когда управляющий монастыря поднес ему чай, ребенок

назвал его по имени. После этого Тонва Дондэн отправился в Карма, раздавал там

благословения и подавил эпидемию оспы. Он узнал священные предметы прежнего

Кармапы и таким образом подтвердил свое притязание быть Дэшиншегпой. Когда он

совершал ритуал освящения живописного образа (thang-sku), семь ячменных зерен остались

висеть в воздухе. Во время засухи он играл с водой и пошел дождь. Однажды, подражая

Кенченпе, он сказал:

_ Свидетель вдет!

Когда махаупадхьяя Голонпа получил предсказание Милосердного (Авалоки-тешвары),

ребенок сказал:

__Мой Учитель пришел в Кам, собирайте слуг!

Затем он послал кусок шелка, сказав:

__Это хадак моих родителей!

И добавил:

__ Мой Учитель может быть недоволен. Лучше мне самому пойти.

Он поехал в Кам и встретился с ламой (Кенченпой) в Кармэ-янгёне. Когда Кенченпа

преподнес Тонве Дондэну подарки, он узнал четки, которые принадлежали ему в прошлой

жизни. Во время подношения вина и чая Карма Кюн-панпа сказал:

Пожалуйста, дайте подарок тому, кто Вам дорог. Ребенок

произнес:

Тонпа. — И дал ему подарок.

Лицо последнего покрылось слезами (это был ученый, которого Дхармасвамин любил в

прошлом рождении). Все преисполнились веры.

Когда умирала его мать, ребенка попросили прийти, и мать сказала ему:

Ваше Святейшество, поддержите свою мать состраданием!

Ребенок сказал:

Мама, мы снова встретимся в Тушите!

И произнес добрые пожелания ради ее благополучия.

Когда во время затмения луны его пригласили в Лхатэн, он подробно рассказал о

личности китайского императора и даже упомянул о длине его бороды. Будучи в уединении в

монастыре Цурган, он имел несколько видений Гьялвы Гьяцо (форма Авалокитешвары),

Тары, дхармапалы Phyag-bzhi-pa (Чагшипа)1, Ber-nag-сап (Бэрнагчен)2 и другие. Когда

Кашипа посвящал его в Цикл Ачалы, он увидел Лхамо Чагпурму. [496] Временами, когда

он уходил в самадхи, аскеты, жившие в монастыре, наблюдали прогресс в своем созерцании.

Затем отправился в На-мгьялган, не прерывая своего уединения, т.е. не встречаясь с людьми

по дороге. По возвращении, во время ганачакры десятого дня3, он имел видение Ваджрава-

рахи. Когда наставник из Конгьо смотрел на черную шапку, ребенок заметил:

— Это принадлежит монгольскому периоду, а не китайскому.

У него было много видений будд, бодхисаттв и 16 стхавир. Он даровал мантру и

посвящение Великого Милосердного (Авалокитешвары) 20 тысячам мирян и

священнослужителям, а также практику созерцания своего собственного Учителя. Ему еще

134
{"b":"272915","o":1}