ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возраст словацких сельских невест колебался от 16 до 25 лет, но нередко 20-летняя девушка считалась старой девой. Жених, как правило, должен был быть на 5 лет старше. Если в семье было несколько дочерей, то старались выдать замуж сначала старшую из них. Случалось, что младшая выходила замуж раньше, говорили, что она «заварила кашу сестре»{98} или «бросила ей монету в терновник». В протестантских районах брачный возраст был ниже: 14—18-летние девушки выходили замуж за 18-летних юношей.

В чешских областях в XIX в. брачный возраст мужчин равнялся 24–30 годам (что было связано с военной службой), а женщин — 18–20. В более молодом возрасте можно было вступить в брак по особому разрешению с 14 лет. Жених, как правило, должен был быть старше невесты, не случались и исключения.{99}

Серьезным препятствием к свадьбе являлись конфессиональные различия. Брак с партнером другого вероисповедания в конце XIX в. был редкостью у чехов и словаков и всегда приводил к конфликту с родственниками. В таких случаях перед свадьбой один из будущих супругов переходил в другую веру. Соблюдение норм, регулирующих выбор брачного партнера (родственный, имущественный, возрастной, религиозный аспекты), при значительной классовой и религиозной дифференциации в чешской деревне конца XIX в. ограничивало возможности заключения брака внутри собственной локальной общности. В Чехии и в XVIII в. браки между подданными разных феодальных владений не были редкостью, а после отмены крепостного права и у крестьян браки были преимущественно экзогамными.{100}

В словацких селах, более крупных по размеру, чем в Чехии, в конце XIX — начале XX в. еще жива была традиция эндогамии: браки преимущественно заключались внутри одного села или группы сел. Причиной могла быть религиозная принадлежность, географическая изоляция, характерная для горных карпатских долин, и др. Так, в деревнях по верхнему течению р. Грона считалось позорным искать невесту в другой деревне вплоть до 30-х годов XX в. Число экзогамных браков здесь в среднем не превышало 5—10 %. В Угровской долине до начала XX в. браки заключались преимущественно внутри группы деревень Кшинна-Завада Омастина, где преобладало протестантское население (евангелисты).{101} В то же время в сельских районах Западной Словакии (область Трнавы и др.) преобладала экзогамия, здесь и в XIX в. вне пределов собственной деревни заключалось более 50 % браков. Социальная эндогамия внутри своей группы была характерна и для словацких промышленных рабочих: молодые рабочие женились преимущественно на дочерях своих старших товарищей, профессия становилась наследственной. Рабочие же, живущие в деревне, стремились к браку с дочерью крестьянина, чтобы получить земельный надел (особенно в областях южной Словакии).{102}

Свадьба была важнейшим событием в жизни семьи и всего деревенского коллектива или маленького городка. Чаще всего она устраивалась осенью, после уборочных работ, или весной, во время масленицы. Несчастливым для свадеб временем считался май. В Северной Словакии осуждались летние свадьбы: («Летом только птицы женятся»).{103} В словацких селах, отличавшихся многолюдностью, одновременно могли праздновать свадьбу до десяти пар молодоженов.

Предварительные переговоры, во время которых выяснялись шансы жениха и степень достатка семьи невесты, у словаков начинали посредницы — чаще всего близкие родственницы жениха. В Чехии это обычно были профессиональные сваты-мужчины. Затем устраивались смотрины («вогляди», «приепачка» — vohl'ady, priepačka — словац.), «выгледы» (vyhledy — чеш.) в доме девушки, куда приходил жених с посредниками. Родители невесты ставили угощение, несмотря на то что свадьба могла и не состояться («Из этой тучи не пойдет дождь». — чеш.).{104} После сватовства в Западной, а частично и в Средней Словакии наблюдался обычай «осмотра очага»: девушка в сопровождении родителей приходила в семью будущего жениха, чтобы осмотреть хозяйство его семьи.

В южных протестантских районах Словакии, где жених часто становился примаком, сватовство происходило у его родителей. Девушка в нем не участвовала, только ее родители. После обсуждения подробностей будущей свадьбы и имущественных проблем зятя одаривали деньгами, а иногда и свадебной праздничной рубахой.{105}

В Северной Словакии, на Горегронье, были обычаи так называемой нукачки (nukačka) (от слова — nukat’ — предлагать). Близкие родственницы девушки шли в дом родителей приглянувшегося им парня, выясняя возможности согласия на брак. При этом они говорили, начав издалека, что у них есть телочка, а здесь бычок, из обоих могла бы выйти пара. Из боязни получить отказ, эти женщины закрывали лицо, чтобы их не узнал никто из соседей.{106}

При благоприятном исходе сватовства следовал сговор: («намлуви» (námluvy — чеш.), «руковачка» (rukovačka), «питачка» (pytačka), «вера» (vera) — словац.) парень приходил к родителям девушки вместе со своим отцом, сватом и ближайшими родственниками. Со стороны невесты также присутствовали ее родные и сват, выступавшие в качестве свидетелей. В случае обоюдного согласия в чешских землях заключался когда-то устный, а позднее (с XVI в.) письменный договор о заключении брака, венчание в церкви его только подтверждало. В свадебном договоре содержались точные сведения о размере приданого невесты, о помощи родителей с одной и с другой стороны в устройстве нового хозяйства молодоженов. Здесь же обычно у чехов оговаривались размеры выменка для родителей жениха, если они передавали хозяйство сыну.{107} Сговор кончался угощением и выпивкой.

Во время сговора в Словакии молодые обменивались взаимными подарками — кольцами, полотенцами, яблоками, жених получал «перо», которое носил на шляпе. Совершался обряд соединения их рук, после чего они считались женихом (ženich) и невестой (nevesta). Одновременно заключался письменный договор — «завазек» (zavázek), по которому в случае отказа одной из сторон должно было быть выплачено отступное.{108}

Часто после сговора крестьянские семьи жениха и невесты считались породнившимися. Невеста помогала семье будущего мужа в домашнем хозяйстве, обе семьи помогали друг другу в сельскохозяйственных работах.{109}

От сговора (помолвки) до свадьбы могло пройти довольно много времени, так как свадьба требовала долгой подготовки и больших материальных затрат. Однако чаще всего уже в следующее за сговором воскресенье происходило первое оглашение о будущей свадьбе в костеле, повторявшееся три раза.

У словаков Горегронья было принято, что жених со дня сговора до свадьбы ночевал у невесты. В д. Гельпе, кроме того, вместе с женихом приходили и члены свадебной дружины — пара дружба с дружицей, все оставались на ночь.{110}

У чехов на хуторах моравско-словацкой границы в прошлом веке сохранялся обычай пробного брака: невеста после сговора до церковного венчания уходила жить в дом жениха. Свадьба позднее могла и не совершиться: если жених с невестой не подходили друг другу, девушка возвращалась к своим родителям.{111}

14
{"b":"272919","o":1}