ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственную лазейку он обнаружил наверху, в гостиной, – стеклянную дверь на лоджию оставили приоткрытой. Пришлось перелезть за ограждение лоджии, повиснуть на руках и спрыгнуть на траву. Стряхнув с пятки раздавленную при приземлении недокуренную сигарету, он с удовлетворением отметил, голова беспокоила меньше, чем ожидал. Было уже тепло, и босиком, с простынёй на голом теле ходить по подстриженной траве, среди цветников и ухоженных деревьев было по-своему приятно. Вскоре заметил лежащую у садового домика лесенку, принёс её к особняку и приставил к стене так, чтобы подняться к окну своей гостевой спальни. В том римско-патрицианском виде, какой придавала простыня, он надеялся не походить на вора. А полицейская машина, которую видел с лоджии и которая никуда не уехала, окончательно избавила от беспокойства о бдительности любопытных соседей.

С верха лесенки он вгляделся за окно, – в просвете между шторами, убедился, спальня была той самой. Только после сильного нажатия рама поддалась, провернулась настолько, что стало возможным влезть внутрь. Рита не догадалась, что вечером он на всякий случай отключил блокировку этого окна.

– Хорошо быть предусмотрительным, – похвалил он себя, уже в спальне скинул простынь и направился принять душ.

После душа тщательно выбрился электробритвой, надел свою одежду и в прекрасном настроении, с мурлыканьем под нос «Тор-реодор, смелее в бой! », тем же способом спустился на землю. С помощью лесенки он забрался на лоджию, изнутри особняка попал в гараж, где в дальнем боксе, будто скучал и заждался его появления красный «Феррари». Из сумки в багажнике своей машины он достал ручной компьютер, полоску целлулоида. Сделать замыкание возле блока управления гаражом не составило труда, и прежде, чем задействовалось запасное электропитание и вновь загорелось освещение, он сунул целлулоид в щель электромагнитного замка. Тут же откинул крышку блока и получил доступ к проводам, клеммам. Нашёл нужные провода, подключил к ним компьютер и набрал на клавиатуре задание. На экране замелькали цифры, знаки, схемы, – наконец створка гаражных ворот дрогнула, медленно поползла вверх, нехотя впуская утренний свет. Он живо дал новое задание: открыть ворота парка, – отключил компьютер и захлопнул крышку блока управления.

Гепард успел набрать скорость, проскочить за ворота парка, когда те уже начали автоматически закрываться, и на уличном асфальте при резком торможении и развороте завизжал всеми покрышками, словно вместе с хозяином радовался вновь обретённой свободе ехать, куда угодно. Но свобода оказалась мимолётной. полицейская машина на углу улицы сорвалась с места, догнала их, чтобы перекрыть улицу прямо под носом «Феррари». Из неё выбрался сержант, лениво выплюнул жвачку, ради разминки подтянул штаны и приблизился.

– Разреши! – не приемлющим возражения голосом распорядился он.

Борису пришлось выйти из «Феррари», пересесть на сидение пассажира, как было прошлым вечером. Но тогда он уступил место за рулём добровольно, красивой женщине.

– И что за нравы в этом городке? – выказал он досаду на неожиданное препятствие своим планам.

Сержант не обращал внимания на его недовольство. Повернул ключ зажигания и объехал патрульную машину. Оглянулся, удостоверился, – та пристроилась сзади, его напарник сообщил по телекому, что они задержали, кого нужно, – и прибавил скорость.

– Решили, я звезда футбола?… – начал было Борис.

– Заткнись! – вяло приказал сержант. – Мы ночь не спали, охраняли твои обезьяньи развлеченья.

Он достал из нагрудного кармана новую жвачку, одной рукой развернул красочную обёртку. Когда он заработал челюстями, Борис звучно и протяжно зевнул, слегка похлопал ладонью по губам.

– Мне врач запретил развлекаться, – возразил он со всей серьёзностью и отвернулся к придорожным деревьям, как будто бегущим в обратную сторону. – Я занимался делом.

Оказалось, можно поперхнуться и жвачкой, – сержант отхаркнул её на дорогу, закашлялся.

– Тебя ж просили, заткнись, – сказал он уже с досадой, без вальяжной лени служителя порядка.

После чего, до полицейского участка оба молчали.

Начальник полиции сидел за настольным компьютером, сосредоточенно обдумывал поступающие на экран сведения и, казалось, не заметил вошедших. Они так и стояли не замечаемыми, пока он не откинулся во вращающемся кресле. Он с минуту устало разглядывал Бориса, как будто не представлял, о чём же с ним говорить.

– Ты знаешь, что такое язва желудка? – наконец сказал он без всякого выражения в глухом голосе.

– Слышал, – ответ Бориса был уклончивым, он не понимал, куда тот клонит.

– Очень неприятная штука. Нажил на оперативной работе. Но меня ценили – посоветовали перебраться сюда. Три года я, в общем-то, был доволен жизнью. Ты ж видишь, здесь не скучно, и для меня тихо, народ занятый… обеспеченный. Бывает, подерутся, богачи похамят от сытости, и опять тишь да гладь. У меня был самый спокойный городишко на Алтае, а возможно и в России. О язве забывать стал. Представляешь? – Он приподнял левую руку, указал ею в грудь Бориса. – И тут появляешься ты. – Он принялся загибать пальцы. – Два убийства: лесника и программиста охраны…

– Женьки? – нахмурился Борис. – Его имя Евгений?

Капитан ожидал вопроса, кивнул в подтверждение. Не останавливаясь на этом, продолжил:

– …Тебе едва не проломили голову, – он загнул третий палец, за ним четвёртый. – Исчезла жена лесника. Собаки её отравлены…

– Когда? – Борис оторвал взор от загнутых пальцев, смотрел уже только в лицо начальника полиции.

– Вчера. После звонка мне. Она сообщила, тебе очень нужен был её убитый муж. Собственно поэтому я и приезжал посмотреть, что ты за птица… – Сделанная им пауза была непродолжительной. – А теперь постарайся доказать мне, всё это не связано с твоим появлением.

Борис прикинул, взвесил варианты, версии.

– Трудно, – согласился он.

– Вот и мне так кажется. Давай-ка, выкладывай всё. Иначе будешь моим гостем до посинения. И она тебе вряд ли чем поможет.

Делать было нечего. Обстоятельства складывались скверно. И он рассказал почти всё. Когда он закончил, капитан внимательно разглядывал тысячерублёвку.

– Фальшивка? – спросил он, не обнаружив в ней никаких изъянов.

– Эксперты утверждают, нет. Но вышла не из-под государственного станка.

Капитан попытался продумать эту головоломку, взглянул на сержанта.

– Что-нибудь понимаешь?

Тот пожал плечами.

– Изобрели неизвестный спецам способ печатать настоящие деньги. И печатают их на объекте «А». Я читал. Демидов на Урале сам чеканил серебряные монеты и пускал в обращение. Так их тоже не могли отличить от настоящих. Он их даже в наглую царице дарил.

Капитан внимательно выслушал, кивнул.

– Похоже на то. – Он заметил, что Борис облегчённо расслабился, но приписал это начальному разговору. – Они должны раскаиваться, что не убрали тебя вместе с лесником. Оружие есть?

– В моей профессии оно не обязательно, – уверенно заявил Борис.

Сержант выдернул сзади, из-за пояса пистолет с лазерным прицелом, положил на стол перед капитаном.

– У него был, под сиденьем, – он указал головой на Бориса.

– … Но когда обстоятельства вынуждают… – быстро продолжил Борис.

Капитан оборвал его.

– Они заставляют.

– Раз так считает полиция…

Борис забрал со стола свой пистолет, сунул за брючный ремень и прикрыл низом рубашки.

– Я больше не нужен? – отступая к двери, поинтересовался он на прощанье.

Капитан махнул рукой, больше не сказал ни слова, ждал, пока Борис оставит его с сержантом наедине.

Он остановил «Феррари» напротив парадного входа гостиницы. полицейского хвоста не увидел. Неужели поверили? Не в их это правилах, - наверняка следят. В любом случае у него имелось преимущество. Ему не надо согласовывать со всей пирамидой начальства разрешение проникнуть на объект «А». Хотя появление там полиции, – но обязательно позже него! – отвлекло бы внимание службы безопасности и улучшило шансы… Тфу-тфу-тфу! Слишком хорошо, чтобы на такое рассчитывать.

16
{"b":"272926","o":1}