ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кстати, меня давно интересует, почему ты считаешь, что дэймоса может вычислить и нейтрализовать только сновидящий? – спросил эринер. – Выстрелить из оружия и попасть способен любой неплохой стрелок, хоть это вы в Пятиглаве не беретесь отрицать. А понять, какие мотивы у преступника, кто он и где скрывается, должно быть, не сложнее, чем при обычном расследовании. И дальше действия по обезвреживанию ни один дэймос не способен остановить, не будет ведь он заранее воровать носовые платки у всего состава эринеров Полиса, чтобы вызвать у них резкую головную боль, – Неарк усмехнулся, – или удушье в момент выстрела. По сути, мне кажется вообще не слишком важным, что преступник – дэймос. Методы поиска могут быть совершенно идентичны обычным нашим методам. Так почему ты убежден, что в разоблачении и обезвреживании деймосов эринеры настолько бесполезны?

Подобный разговор был не первым. Прорицатель уже беседовал на эту тему. С Идой. Ее тоже возмущала собственная беспомощность и слабость перед бичами сновидений, которые могут неузнанными находиться сколь угодно долго рядом с человеком, проникать в его сны, в личную жизнь, управлять событиями жизни, да и прервать эту самую жизнь в любую секунду. И он целый вечер приводил всевозможные доводы, которые должны были примирить ее с существующим порядком вещей, но только все больше приводили в негодование.

Она тоже выслеживала темного сновидящего. Но не смогла поймать даже при содействии Пятиглава. Тайна гибели крадущей сны, Кайры, до сих пор оставалась нераскрытой. Не обнаружилось ни одного следа, ни единой зацепки. Даже юноша, подвергшийся воздействию, не помог в этом. Его сознание не содержало ни единого следа, который привел бы к убийце. С тех пор до сегодняшнего дня активности дэймосов в Полисе не наблюдалось.

И теперь внук Иды оказался втянут в дело, связанное с темными сновидящими. Преемственность поколений…

– Эринеры не бесполезны, Неарк. Они лишь недостаточно эффективны, – с легкой улыбкой произнес оракул. – Категории нарушения закона обычным преступником и дэймосом – очень разные. То, что нужно создателю кошмаров, тяжело понять нормальному человеку. И масштаб их злодеяний обычно совершенно несравним с банальной кражей и даже единичным убийством. А если говорить о фактах. Тех, которые имели место быть в моей жизни… Ида как-то пыталась вычислить дэймоса. И если бы не один сновидящий, ты бы вряд ли сидел на этом месте.

– Это было почти полвека назад. Сейчас все изменилось – средства связи, система слежения и сканирования… Да и само «ведение» преступника. Ищи, кому выгодно – это правило еще никто не отменял. Работа с ближайшим и дальним окружением, контакты, основные маршруты передвижений.

Герард слушал давно известные аргументы, которые были абсолютно логичны. На первый взгляд и даже на второй.

Аякс приподнялся, в зеркале заднего обзора отразились его внимательные, насмешливые золотые глаза. Он тоже с интересом внимал рассуждениям эринера.

Высотные здания центрального Полиса остались позади, спутники проехали тоннели, вынырнули у череды холмов, за которыми начиналась промышленная зона. Шоссе постепенно поднялось на крутую возвышенность.

Первое, что они увидели сверху, – зеркальные поля гелиотермальной станции. Тридцать процентов всей энергии Полиса вырабатывалось именно здесь.

Три пятидесятиуровневые башни и длинные приземистые строения подле каждой из них.

На верхушках пилонов светились огромные бело-черные кубы – котлы, наполненные кипящей жидкостью, из них поднимались едва заметные тонкие полоски пара. Подножия сооружений окружали сверкающие пластины гелиостатов. Подвижные зеркальные модули, управляемые компьютерами, ловили солнечные лучи и отражали на кубические баки, поворачиваясь вслед за солнцем, пока оно не садилось за горизонт. Жидкость в котлах, нагреваясь до семисот градусов, превращалась в пар, он шел вниз к турбине и вращал ее, вырабатывая электрическую энергию.

Эта станция работала даже в темноте – часть разогретой жидкости нагнеталась в хранилища и постепенно выпускалась в турбины до тех пор, пока солнце вновь не поднималось над горизонтом.

Герард молча смотрел на приближающиеся зеркальные поля, думая о том, что когда-то это казалось бы фантастической картиной. Неарк, которому не было дела до привычных современных принципов выработки гелиотермальной энергии, продолжал рассуждать о новых средствах слежения.

– Ладно, – сказал оракул, перебивая его. – Допустим, у тебя возникло предположение, что человек пострадал от атаки дэймоса. Твои действия?

– Ты говорил, для влияния на объект им нужен личный предмет. Запонка, заколка, ключ, носовой платок…

– Не обязательно. Это может быть использованный пластиковый стакан, салфетка, которую прихватили, проходя мимо, у автомата.

– Пусть так, – снисходительно заметил эринер, – в общественных местах установлены камеры. Можно легко отследить того, кто крутился рядом с потерпевшим. А также – и с тем, кто ведет расследование.

– Это может быть вещь, которую человек подержал в руках в магазине, но не решился купить, – продолжил Герард, – чашка в кафе, которую он любезно передал симпатичной девушке, зонтик, уроненный старушкой, ручка, которой знаменитость ставит автограф восторженному поклоннику. Тысячи людей, тысячи предметов.

Оракул взглянул на Аякса, приподнявшегося на сиденье и с самым сосредоточенным видом слушающего разговор.

– У нас все граждане ведут свободное общение. Никто не откажется сфотографироваться с туристом, привычны дружеские объятия при встрече, рукопожатие, или… общее фото на вечеринке. – Герард неожиданно протянул руку, обхватил внука за плечо, привлек ближе к себе, предлагая смотреть в воображаемый объектив камеры.

– Эй! – сдавленно воскликнул Неарк, пытаясь сбросить медвежий захвата оракула.

Аякс одобрительно и насмешливо румкнул с заднего сиденья.

Но Герард уже выпустил эринера, а затем продемонстрировал прямоугольную карточку, которую вытащил из его кармана во время «съемки».

– Вот так это делается.

– Большая практика? – хмуро поинтересовался Неарк, забирая у прорицателя визитку и пряча обратно в карман.

– Все приходится постигать на собственном опыте, – отозвался Герард. – Кстати, кто такая Этра Коклес? Если я успел правильно прочитать имя на карточке.

– Успел-успел, – усмехнулся внук. – Близкая подруга погибшего пловца. – И, предвосхищая вопросы, добавил: – Она не заметила в его поведении ничего странного и необычного. Кроме того что в последнее время результаты Роданта на дорожке значительно улучшились.

– Этой девушкой и делом пловца также займется Пятиглав. След черного сновидящего можно найти лишь в подсознании. И сделать это в состоянии только мастер снов, так что ни к чему напрягать эринеров. У вас и так масса дел в районе Тритона…

Неарк хмыкнул. С последним утверждением было сложно поспорить.

– Ладно, допустим, поймать дэймоса, совершившего внезапное, единичное, спонтанное нападение практически невозможно, если ты не сновидящий… Но только до тех пор, пока ваш бич сновидений не стал оставлять следы в реальном мире. Он – серийный убийца, Гер. И мы будем применять к нему методы, какими пользуются при поимке опасных социопатов. Одна цель. Один почерк. Одно орудие убийства – нейротекс.

– Ну хорошо, отложим дискуссию до следующего раза. Сосредоточимся на «Эгле».

Поля зеркал остались позади. Машина ехала по длинной аллее платанов, их светлые стволы с мозаикой из пятен бледной и зеленоватой коры мелькали за стеклом, словно стражи, охраняющие ряды теплиц. Стеклянные сооружения гидропонных систем перемежались рядами фотоэлектрических модулей солнечных батарей. Белые полосы сменялись черными и снова белыми.

По пути начал попадаться транспорт компании «Эгла» с приметным золотым яблоком на бортах.

– Я говорил с главой компании, – сказал Неарк, глядя в окно. – Лаодикой Кносс. Она готова нас принять в любое время.

15
{"b":"272948","o":1}